Интервью Михаила Акименко и Ильи Иванюка

05 Окт, 2019

© DOHA, QATAR - OCTOBER 04: (L-R) Silver medalist Mikhail Akimenko of Authorised Neutral Athletes, gold medalist Mutaz Essa Barshim of Qatar and bronze medalist Ilya Ivanyuk of Authorised Neutral Athletes wait at the podium as the ceremony for the Men's High Jump is postponed during day eight of 17th IAAF World Athletics Championships Doha 2019 at Khalifa International Stadium on October 04, 2019 in Doha, Qatar. (Photo by Maja Hitij/Getty Images)

Российский прыгун в высоту Михаил Акименко, завоевавший серебро чемпионата мира в Дохе, сказал, что не рассчитывал вообще попасть на этот турнир.
Акименко занял второе место в соревнованиях по прыжкам в высоту на чемпионате мира.
«Отличные ощущения сейчас! Хотя я не ожидал, что выступлю на чемпионате мира. Мне же дали допуск под самый конец, когда у меня был настрой ехать домой отдыхать. Просто в тот момент я уже тренировался в таком эконом-режиме, а не полноценно готовился. Я только 10 сентября получил допуск и после этого начал готовиться к чемпионату мира«, — сказал Акименко журналистам.
«Я устал после финала, меня туда-сюда таскают. Хочется отдохнуть и потом насладиться тем, что я стал серебряным призером. Я не ожидал, что после ошибок на высоте 2,33 метра (выигравший золото катарец Мутаз) Баршим выдаст такую серию. Но он молодец, так выскочить после травмы! Сильный парень. Когда он с первой попытки взял 2,37, были мысли, что надо тоже прыгать. Если я бы все сделал правильно, так, как говорил мой тренер, то я мог бы прыгнуть. А я делал неправильно«, — добавил он.
Российский прыгун в высоту Илья Иванюк завоевал бронзовую медаль на чемпионате мира в Дохе. В беседе с журналистами Иванюк рассказал, как далось ему третье место и что он забрал у катарца Баршима.
— Можно ли сказать, что здесь на чемпионате мира сбылась ваша мечта?
— Для меня это второй чемпионат мира, но первая медаль. Я пока не осознал, сбылась ли мечта. Я очень рад тому, что показал достойный результат.
— Какие были эмоции, когда увидели, что планка на 2,37 метра все-таки не устояла после вашего прыжка?
— Слушайте, на 2,37 я прыгал уже в статусе бронзового призера. Я думал вообще перенести третью попытку на 2,37 и потравить (выигравшего золото катарца Мутаза) Баршима на 2,39. А вдруг бы получилось? Но нет, не стал этого делать. Можно было реально побороться еще хотя бы за серебро. Честно, я рад тому, что удалось прыгнуть 2,35, я же побил личный рекорд. Я мог сделать это еще в Минске, но все-таки решил сегодня. Step by step.
— Полный стадион «Халифа», который болел в финале за Баршима, подстегивал вас?
— Меня подстегивали не трибуны, а больше ребята, которые брали эти высоты. Когда сегодня один за другим стали брать 2,33 метра, а у меня одна попытка оставалась, думаю: «Надо, надо брать эту высоту!» Есть же бог на свете. Я очень хотел попасть на пьедестал и понимал: чтобы попасть туда, надо прыгать новые высоты. Выходя на первые две попытки на 2,37, я знал, что надо брать эту высоту, чтобы точно быть в призах.
Но мой коллега из Белоруссии Максим Недосеков приятно удивил тем, что не смог взять 2,37. И для попадания в медали мне не пришлось брать эту высоту. Хотя третью попытку на 2,37 я выполнил не то чтобы на расслабленности, но все могло получиться очень хорошо. Планочка ведь пошаталась и могла устоять.
— Чем вы объясняете то, что после двух ошибок на 2,33 метра Баршим стал «зажигать» на следующих высотах?
— Для меня это вообще сюрприз! Я видел его сезон, как он выступает на всех соревнованиях. Я не думал, что он сможет набрать такую форму. Баршим приятно удивил меня. Могёт!
— Это трибуны так окрылили катарца?
— Всё может быть. Смотрите. Максим Недосеков три недели назад прыгнул 2,35 дома при родных трибунах. Там была поддержка будь здоров, такая же, как у Баршима на чемпионате мира в Дохе. Скорее всего, родные трибуны творят чудеса.
— А если чемпионат мира пройдет в Смоленске?
— В Смоленске просто нет условий. А если где-нибудь в России, то я согласен. Чебоксары — хороший город, Казань.
— Ожидали такого результата от Михаила Акименко, завоевавшего серебро?
— Я видел, как он выступал в сезоне. Я помню те ощущения, когда тебя допускают до международных соревнований, какой подъем ты испытываешь. Такое выступление было ожидаемо от Миши. Я ждал, что он будет показывать вот такие результаты. Может, я не ждал, что он с первой попытки возьмет 2,35. Но в целом он молодец!
— Почему сорвалась церемония награждения сразу после финала?
— Нас вывели на награждение. Мы постояли, поговорили о жизни. И нам сказали: «Давайте завтра наградим». Причины я так и не понял. Но к тому моменту стадион уже опустел, вообще людей не было.
— Баршим не сказал вам, что ему подарят за эту победу на чемпионате мира? Может, самолет или город в Катаре?
— Нет. Я выклянчивал у него кепочку для жены. (Смеется.)
— Выклянчили?
— Конечно.
— А почему для жены?
— Моей жене очень нравится Баршим. Она такой небольшой его фанат, всегда переживает за него.
— То есть сегодня она счастлива?
— Наверно, вдвойне. (Смеется.) Надо еще перезвонить ей, спросить. Когда я позвонил ей сейчас, она хлюпала в трубку, плакала. Наверное, от радости.
— Вы вообще рады бронзе? Или разочарованы, что не взяли 2,37?
— Я рад, что прыгнул 2,35. А если этого еще хватило для бронзы — что может быть лучше?
— А если бы взяли 2,35 и были четвертым?
— Да нормально всё, ребят. 2,37 бы прыгнул, пришлось бы.
— А Баршим не спрашивает вас: «Откуда вы, русские, беретесь? Лысенко, Иванюк, Акименко…»
— Если бы мы его перепрыгали, тогда бы возникли такие вопросы. А так ему все равно.
— А сами вы как относитесь к катарцу?
— Как прыгун Баршим мне очень нравится. Я могу воочию посмотреть человека, который прыгает в высоту идеально. Я могу что-то спросить у него, я хорошо отношусь к нему.
Источник: Р-Спорт
Поделиться в социальных сетях

05 Окт, 2019, press