Валентин Маслаков: «Работа над ошибками» Часть 1

Валентин Маслаков: «Работа над ошибками» Часть 1

Главный тренер сборной России Валентин Маслаков подождал, когда улягутся страсти вокруг чемпионата мира, который завершился в Берлине, и рассказал о том, что было в Германии и чего ожидать в Дохе.

— Валентин Михайлович, как вы оцениваете итоги чемпионата мира?

— Даже сейчас сложно однозначно сказать. Да, мы рассчитывали перед чемпионатом мира, что сможем завоевать 5-6 золотых медалей. Если подходить к этому плану формально, то ничего страшного в его невыполнении я не вижу. В эти медали входили награды, которые мы планировали для Елены Исинбаевой, безусловно, рассчитывали на Гульнару Галкину-Самитову и других ведущих атлетов. Эти «считанные» медали мы не получили. Обидно, но в спорте так случается: проигрывают фавориты, «проваливаются» лидеры не просто сезона, а нескольких последних лет.

— Что изменилось в сборной за время Вашей работы старшим тренером?

— В ноябре будет два года, как я официально возглавляю сборную. Когда я пришел в команду, всё было очень непросто. В первую очередь, из-за системы, налаженной предыдущим главным тренером. Валерий Куличенко был снят со своей должности не из-за отсутствия результата, а из-за шлейфа допинговых скандалов в российской команде. Когда я пришел, то понял, что люди просто растеряны. Они не привыкли сами принимать решения, оказались заложниками ситуации, многие тренеры не думали о применении или разработке новых методик, а верили в силу медицины. Знаете, какие вопросы мне задавали на первом тренерском совете? А кто теперь нас будет обеспечивать медикаментами? Что нам делать? Я ответил тогда, что все — опытные люди и должны сами думать о том, как строить тренировочные планы и расти вместе со спортсменами. И только в этом году я увидел, что они почувствовали уверенность в себе.

— Чей прогресс особенно заметен?

— Третье место на чемпионате мира у метателя молота  Алексея Загорного  — хороший результат.  В прошлом году начала метать Маша Абакумова, с тренером которой мы очень тесно общались и работали. Они выполнили свою целевую программу. Ситуация с метателями вообще была сложной. Я думаю, что они очень сильно увлекались зимними стартами и поэтому совсем не могли выступать летом. Метатели считали, что зимний Кубок Европы – это основные их соревнования. Поэтому летом мы не могли найти спортсменов, которые способны были бороться за лидирующие позиции. В метаниях у нас – огромный дефицит атлетов. Я помню времена, когда мы на сбор приглашали до 50-ти метателей молота, а сейчас на чемпионате страны мы не можем собрать нужное количество людей для финала. Сейчас мы вместе со старшими тренерами по разным возрастам проводим большую работу. И я не выступаю в роли тирана и деспота: принимают решения и планируют подготовку – старшие тренеры. Есть проблемы – мы обращаемся друг к другу, не можем решить эти проблемы своими силами – идем к Президенту федерации.

— Послеолимпийский год, как правило, тяжело дается любой сборной.

— Отчасти, причина в том, прошлый сезон был для нас очень успешным, в первую очередь, это связано с олимпийскими выступлениями. Конечно, сейчас у многих уже не те нагрузки и не тот азарт. Многие думали, что чемпионат мира обойдется «малой кровью». К сожалению, так не получается, свой уровень нужно подтверждать. Я думаю, что осечки в Берлине будут уроком, как для спортсменов, так и для тренеров. В следующем году у нас будут серьезные соревнования, на которых мы не должны повторить ошибок этого сезона. Зимой пройдет чемпионат мира, летом – Европа. В октябре мы соберемся с тренерами на рабочее совещание и будем решать все вопросы  по подготовке.

— Какой вид на чемпионате мира стал для нас наиболее провальным?

— Женский прыжок с шестом. У нас целая обойма классных прыгуний, а мы остались вообще без медалей. Светлана Феофанова и Юлия Голубчикова должны были подстраховать Елену Исинбаеву, но их как-будто «заказали». Света получает травму перед чемпионатом мира и не едет в Берлин, а Юля на чемпионате мира в первом же разминочном прыжке «дергает» заднюю поверхность бедра. У Саши Киряшовой в квалификации ломается шест, и она получает сильнейший удар по руке. С такой болью высоко прыгать невозможно.  Татьяна Полнова выступила на своем уровне, просто его пока не хватает для завоевания медали. А Анастасия Шведова накануне чемпионата мира написала заявление, что уезжает выступать за Белоруссию. Получается, что из шести шестовичек  ни одна не смогла ничего сделать. Хотя мы ожидали в этом виде две медали. Тот результат, который показала Анна Роговска, был реален и для Феофановой, и для Голубчиковой. 

— А в беговых видах программы, чем вы недовольны?

— Результатами в спринте. Хотя, конечно, нельзя рассчитывать, что мы можем каждый год бежать так, как на Олимпиаде в Пекине. В финале чемпионата мира могла быть Юлия Гущина. Но после отличного прошлого года Юля по состоянию здоровья не потянула в этом сезоне. Организму нужен отдых.  А после успешного выступления на Олимпиаде ее много приглашали выступать в беге на 400 метров. Увлечение коммерческими стартами не прошло даром. «Россию» Гущина выиграла с хорошим результатом, если бы так пробежала в Берлине, то была бы в финале. Но не получилось. Мне не очень понятен график стартов Евгении Поляковой. Она успешно выступила на Олимпиаде, в этом году стала зимой чемпионкой Европы. Конечно,  очень сложно держаться на одном уровне, спад обязательно должен произойти, от этого никуда не деться, это физиологический процесс.

— Вы рассчитывали на женскую эстафету 4 по 100 метров?

— Мы всеми силами старались сохранить состав олимпийской золотой  эстафеты, и, похоже, это было ошибкой. Для того, чтобы выигрывать эстафету, одной хорошей передачи палочки мало, надо все-таки быстро бежать, так как это происходило у нас в прошлом году. С олимпийскими чемпионками у нас не получилось попасть в «призы», а сделать новую эстафету — это не так просто. Я проанализировал статистику, в послеолимпийские годы мы всегда проваливаемся в эстафете 4х100. То четвертые, то пятые места. Потом начинаем выбираться. К чемпионату Европы следующего года все должно быть в порядке. Олимпийским чемпионкам надо подойти к этому старту предельно ответственно.

— В тренерском штабе  при верстке медального плана, наверное, посчитали и медаль в беге на 3000 метров с препятствиями?

— Очень плохо выступила Катя Волкова, на тот момент она была действующей чемпионкой мира. Ее проблемы стали видны еще на сборе в Туле и связаны они с личным тренером спортсменки. Это мешает подготовке, выбивает из тренировочного графика, нарушает психологическую устойчивость Кати. Волкова — очень волевая спортсменка и очень многое может сделать в стипль-чезе. Я в нее верю. Может, она сменит наставника. Я, честно говоря, надеюсь, что она перейдет в группу Геннадия Суворова, тем более, что с Самитовой у нее хорошие отношения, и, я думаю, что Гуля не будет против. Это важное условие, ведь в группе должен быть хороший микроклимат. Надеюсь, они друг друга поддержат.

— В средних бегах, похоже, разочарований значительно больше, чем приятных эмоций?

— Мы рассчитывали на Анну Альминову, Оксану Зброжек, Наталью Евдокимову,  Марию Савинову, Юрия Борзаковского.  В беге на 1500 метров у женщин я, честно, не ожидал, что будет такое безликое выступление. Личные тренеры рапортовали, что их спортсмены хорошо готовы. Во время обсуждения состава команды каждый, естественно, проталкивал своего спортсмена и кричал, что мой-то готов лучше всех. Но на чемпионате мира бег не сложился. То, что Альминова не смогла пробиться в финал, стало следствием методической ошибки ее тренера (Геннадия Суворова). Я видел, как они тренировались, какие большие нагрузки переносили. Думаю, что Суворов строил подготовку Анны на прошлом опыте Самитовой, но в этот раз не сложилось. Причем не сложилось не только у Альминовой, но и у Самитовой. Ладно, когда прокололся один спортсмен, но когда уже больше – это явно ошибка в подготовке. Не ясна и тактика подводки к соревнованиям: то Альминова бежит 800 метров, то Гуля 1500.  Самитова на своей основной дистанции выступала очень мало. Я знаю, что Суворов — думающий тренер и он уж согласился с тем, что где-то пережал.

— Олимпийский чемпион Юрий Борзаковский не попал в призеры на 800 метров. Почему? 

— Юра был очень хорошо готов, даже лучше, чем в былые годы. Он должен был победить. Но то, что в финале бежали не 8, а 10 человек, сыграло с ним злую шутку. Они бегут практически на равных, поэтому то, что Юра попал в коробочку и поздно начал оттуда выбираться, решило исход финала, и даже быстрый финиш ему не помог, хотя финишировал Юра очень мощно. Я думаю, что он мог бы победить. Сил для этого хватало. После финального забега Борзаковский сказал, что совсем не выложился и готов бежать еще раз. А вот тактическое построение бега было неправильным. Это отчасти связано с манерой бега Юры. Когда шла борьба за позицию, его там прилично потолкали, и Борзаковский, конечно, мог бы и ответить, но Юра — интеллигентный парень и считает, что на дорожке надо работать ногами, а не руками. Поэтому он ждал, чтобы не задеть никого. А вообще, у нас беда с бегом на 800 метров, также как и с мужским спринтом. Слишком мало работает тренеров в этих видах. Их можно понять: все хотят зарабатывать, а в средних бегах или в спринте у мужчин успехов добиться чрезвычайно сложно. Борзаковский не будет выступать на следующем чемпионате мира в Южной Корее, в Азии ему всегда было очень некомфортно. Реальной замены Юрию пока не видно, но появились хорошие ребята — победитель молодежной Европы Иван Тухтачев  и  Вячеслав Соколов, выигравший Универсиаду. Может, у них что-то получится. Во всяком случае, мы с ними тесно работаем.

— Наши молодые спортсмены оправдали ваши ожидания? 

— В сборной было 14 спортсменов молодежного возраста, из них шесть -победители чемпионата Европы среди молодежи. Не все выступили в свою силу.  Понятно, что пик подготовки они делали на «Европу», но шанс выступить на «взрослом мире» — дорогого стоит. Конечно, поездка в Берлин для этих ребят – во многом аванс, поощрение за успехи на молодежном уровне. Я очень доволен выступлением толкателя ядра Валерия Кокоева. Он проиграл своему лучшему результату сезона 1 метр, а другие ребята —  по два. Кстати, когда я первый раз предложил его тренеру поехать на «мир», он отказался, а потом подумал и решил, что Валера поедет. Безусловно, стоит отметить успех Антонины Кривошапка. Тоня тоже находится еще в молодежном возрасте, но она смогла оказать достойную конкуренцию сильнейшим бегуньям мира.

Продолжение интервью главного тренера сборной России будет опубликовано завтра.

Алла Глущенко