Женский взгляд на легкую атлетику

31 Окт, 2009

Олимпийская чемпионка в беге на 400 метров с барьерами Ирина Привалова в эксклюзивном интервью Rusathletics.com. рассказала о том, к чему стоит готовиться барьеристкам, зачем в женском комитете ИААФ нужны мужчины и почему нужно вернуть секс-контроль.

Ирина, в женском комитете ИААФ работают только женщины?

Сорок лет назад там заседали только мужчины. В 1996 году в комитет вошли две женщины, сейчас у нас уже 14 представительниц прекрасного пола и всего двое мужчин. Они украшают наш женский коллектив, зачастую помогают нам не пасть жертвами желания бесконечно обсуждать какие-то проблемы. У нас в комитете есть две женщины в очень преклонном возрасте. Они любят поговорить, иногда далеко уходя от сути проблемы. Нам как-то неудобно их перебивать, все-таки заслуженные люди, а вот мужчины делают это очень виртуозно и профессионально, нисколько не задевая их самолюбие. В большинстве своем у нас работают  известные легкоатлетки: Хайке Дрехслер, Габриэла Сабо, Жанна Блок и т.д. Я представляю в этом комитете сразу десять стран. Кроме России, это Белоруссия, Киргизия, Казахстан, Эстония, Латвия, Литва, Армения, Узбекистан и Азербайджан.  

Какие вопросы обсуждаются в вашем комитете?

Генеральный секретарь ИААФ Пьер Вайсс обозначил главную задачу нашего комитета – развитие легкой атлетики среди женщин. Заседания, на которых решается масса вопросов, проводятся один  раз в год. По итогам заседаний мы даем рекомендации вышестоящим органам ИААФ. Сейчас проблемы, в основном, связаны с африканскими и азиатскими странами, где занятия женщинами спортом сопряжено с массой ограничений, связанных с культурными или религиозными традициями. На последнем заседании комитета, которое прошло 26 сентября в Монако, американцы вышли с предложением увеличить дистанцию 100 метров с барьерами до 110 метров и поднять высоту барьеров до уровня мужского барьера в беге на 400 метров.  Это предложение дальше пойдет по другим комитетам и, если оно пройдет в других комиссиях, его уже вынесут на Совет ИААФ, следующий этап — Конгресс ИААФ.

С чем связано предложение увеличить дистанцию и высоту барьеров?

Мотивируется это тем, что девочки высоко «летят» над барьером,  у них есть запас, чтобы преодолевать более высокое препятствие. На взгляд людей, внесших это предложение, дистанция станет более техничной. И если это предложение пройдет, то в этой дисциплине произойдет смена спортсменок даже в физическом плане. Останутся высокие девочки, потому что бегуньи маленького роста просто не смогут из-за увеличения расстояния между препятствиями преодолеть барьеры в три шага.

Как вы отреагировали на это предложение?

Честно говоря, я была в растерянности, потому что этот вопрос надо решать на уровне национальных федераций, а так как я представляю сразу десять стран, то мне надо собрать сведения ото всех. И хотелось бы знать мнение самих бегуний. Поэтому этот вопрос мы еще будем обсуждать. Когда я получу все пожелания от стран, за которые я отвечаю, то отправлю всю информацию в офис комитета. Но если это решение пройдет, к нему надо быть готовым, как мы были готовы к введению в программу чемпионатов мира бега на 3000 метров с препятствиями.

О чем еще шла речь на последнем заседании?

Идет дискуссия по сугубо женским проблемам, связанным с медициной. После случая с победительницей чемпионата мира в беге на 800 метров Кастер Семеня из ЮАР много было вопросов по поводу проведения гендерного теста. Очень эмоционально выступила по этому поводу знаменитая немецкая прыгунья Хайке Дрехслер. Ее, как и многих других, эта история повергла в шок. Ведь до 1996 года таких ситуаций не возникало, потому что все женщины, приезжающие на крупные международные соревнования, проходили секс-контроль, и никаких проблем не было. А если возникали какие-то проблемы, то спортсменку, не афишируя, отстраняли от соревнований, не подвергая никакому риску оказаться вовлеченной в скандал. А теперь все отдали на откуп национальным федерациям и что получилось? Я считаю, что случай с Семеня — это полностью вина федерации ЮАР. Они не должны были этого допускать, но там решили проскочить на «авось», хотя уже прекрасно знали результаты гендерного теста этой бегуньи. Женский комитет внес предложение вернуть секс-контроль, который последний раз проводился на Олимпиаде в Атланте.

Вам нравится работать в женском комитете?

Конечно, нравится. Я получаю удовольствие от встречи с людьми, с которыми я выступала на соревнованиях. Мы общаемся, вспоминаем какие-то интересные моменты, обмениваемся фотографиями детей. Такое приятное общение в расслабленном состояние, да еще, я надеюсь, приносящее пользу женщинам, занимающимся легкой атлетикой. 

Алла Глущенко

31 Окт, 2009, press