Валентин Балахничев об отстранении российских спортсменок от участия в соревнованиях

31 Июл, 2008

Вчера, 30 июля, Международная ассоциация легкоатлетических федераций (IAAF) проинформировала Всероссийскую федерацию легкой атлетики (ВФЛА) о своем решении временно отстранить от участия во всех соревнованиях под эгидой IAAF, включая Олимпийские игры, семерых российских легкоатлетов. Президент ВФЛА, член Совета IAAF Валентин Балахничев рассказал все подробности этого дела в интервью Агентству спортивной информации «Весь спорт».
— Валентин Васильевич, когда вы узнали о подозрениях в адрес российских легкоатлетов?
— В июне. Мне сообщили, что в допинг-пробах, взятых у семи российских спортсменов в течение 2007 года, обнаружено несовпадение ДНК. Сверяли пробы, взятые в формате внесоревновательного контроля в апреле-мае 2007 года и на чемпионате мира в Осаке в августе-сентябре 2007 года. Передо мной положили папку по этому делу: «Валентин, пожалуйста, ознакомься внимательно».

— Как развивались события дальше?
— Первым условием нашего разговора было закрытие информации по этому делу, поэтому никаких действий мы не предпринимали и предпринимать не могли. Накануне предолимпийского чемпионата России по легкой атлетике в Казани я обратился в IAAF с вопросом: «Что делать? Допускать или не допускать спортсменок до соревнований?» Мы ведь, например, отстранили от участия в чемпионате России одну спортсменку на основании положительной пробы «А». Но в IAAF мне ответили, что в настоящий момент никаких оснований отстранять нет. Как вы знаете, все спортсменки выступили в Казани, пять из них отобрались в олимпийскую команду на Игры в Пекине, причем Елена Соболева – с лучшим результатом сезона в мире в беге на 800 м. На следующий день после окончания чемпионата России, 21 июля, в Москву прилетел Габриэль Долле. Спортсменки согласились сдать тест на ДНК – у них в присутствие самого Габриэля Долле взяли мазок с внутренней стороны щеки. Кстати, считаю это добровольное, не прописанное никакими регламентами действие, это сотрудничество с IAAF, это стремление разобраться, что произошло на самом деле со стороны наших спортсменок – косвенным свидетельством их невиновности. В пятницу мне сообщили: эти тесты показали, что истинному ДНК спортсменов не соответствуют пробы, датированные апрелем-маем 2007 года. А вчера IAAF по электронной почте сообщила нам о своем решении временно отстранить от участия во всех соревнованиях под эгидой IAAF Елену Соболеву, Дарью Пищальникову, Гульфию Ханафееву, Татьяну Томашову, Юлию Фоменко и Светлану Черкасову.

— Первоначально вам сообщили о несоответствии ДНК у семи спортсменов. Почему отстранили только шестерых?
— В списке также фигурировала Ольга Егорова, двукратная чемпионка мира 2001 года. Однако ее во время визита Габриэля Долле не было в Москве, она тест на ДНК не сдавала, поэтому в полученном вчера электронном письме об ее отстранении ничего не сказано. Сейчас я думаю, может быть, и остальным не надо было сдавать тест на ДНК – тогда не было бы и отстранения (грустно усмехается). Черный юмор.

— IAAF сравнивала допинг-пробы, взятые у наших спортсменов в апреле-мае и августе-сентябре 2007 года. Вам о подозрениях сообщили только в июне. Неужели тест на ДНК делается так долго – в течение шести-восьми месяцев? Или идея сравнить пробы пришла кому-то в IAAF относительно недавно?
— Еще на первой встрече в июне, находясь в шоковом состоянии, я задавал всем присутствующим вопрос: «Мы коллеги по IAAF, вы называете меня другом, неужели не могли сказать раньше, почему все делали в тайне, а сейчас за полтора месяца до Олимпийских игр ставите в интересную позу?» Мне начали объяснять, что это анализы были сложными и долгими, что все было не очевидно и так далее.

— Однако, как я понимаю, пробы, взятые у девушек в Москве, проанализировали на ДНК и сравнили с двумя уже имеющимися буквально в течение двух-трех дней.
— Если считать, когда их взяли и когда нам сообщили результаты, именно так.

— Вы используете формулировку «IAAF сообщила нам о своем решении временно отстранить спортсменок от участия во всех соревнованиях под эгидой IAAF». В связи с этим возникает два вопроса. Первый: почему решение приняла IAAF, а не национальная федерация, как это принято в легкой атлетике? Второй: почему IAAF не дисквалифицировала, а временно отстранила спортсменов?
— Действительно, по сложившейся практике, решения всем допинговым делам, оправдательные или обвинительные, выносят национальные федерации. А IAAF, если согласна с вынесенным решением, утверждает его, а если не согласна, оспаривает в Арбитражном спортивном суде (CAS) в Лозанне. Но IAAF имеет право самостоятельно выносить решения по любым делам, и в данном случае этим правом воспользовалось. Отстранение вместо дисквалификации я считаю свидетельством того, что наших спортсменок не обвиняют, а лишь подозревают. Наверняка IAAF, прежде чем вынесет окончательное решение, проведет глубокое расследование. Правда, в силу объявленного IAAF решения, девушки уже, к сожалению, не смогут принять участие в Олимпийских играх в Пекине.

— А, может быть, IAAF не дисквалифицировал, а отстранил наших спортсменов, потому что отстраненный, в отличие от дисквалифицированного, не может обратиться в CAS? С учетом того, что CAS сейчас уже работает в выездном олимпийском формате, и все обращения, касающиеся Олимпийских игр, обязан рассматривать в течение 24-х часов, это представляется очень важным нюансом.
— Когда мы консультировались с юристами Олимпийского комитета России, они нам рассказали об этом нюансе.

— В той папке, которую вам дали в июне, и в тех письмах, которые вы получали позже, есть доказательства, позволяющие обвинять или подозревать?
— Это самый принципиальный момент: во всех документах, которые мы имеем по этому делу, нет ни одного доказательства, даже косвенного, что пробы подменили спортсмены. Наверное, это невозможно доказать в принципе. Единственное, на основании чего было принято решение – это только разные ДНК в разных допинг-пробах.

— Какие-то запрещенные препараты были обнаружены?
— Нет, ни у кого, ни в одной.

— А в антидопинговых правилах IAAF и Кодексе Всемирного антидопингового агентства (WADA) что-то говорится о санкциях по отношению к спортсменам, в пробах которых по каким-то причинам оказались разные ДНК?
— В третьей версии Кодекса WADA, которая вступит в силу с 1 января 2009 года, сказано, что показатели ДНК могут служить косвенными доказательствами виновности или невиновности спортсменов.

— В WADA знают об отстранении российских легкоатлетов от участия в Олимпийских играх на основателей показателей ДНК?
— Я попросил одного человека, который вхож в центральный офис WADA, задать этот же вопрос. Там ответили: «Мы знаем, что IAAF начала какой-то эксперимент. Мы этот эксперимент поддерживаем».

— Что вы сейчас намерены предпринимать?
— Сейчас для меня, как для руководителя национальной федерации, самое важное, чтобы эта ситуация не спроецировалась на всю сборную России, не помешала ее качественной подготовке к Олимпийским играм и успешному там выступлению. Общаюсь с девушками, пытаюсь их успокоить, помочь выстроить какую-то позицию. Ну, и жду дальнейших действий и решений от IAAF. Это международная федерация должна предпринимать какие-то действия.

31 Июл, 2008, press