Катарский кузнечик

Катарский кузнечик

В рамках проекта Международной ассоциации легкоатлетических федераций (ИААФ) «Один день из жизни Мутаза Баршима» Rusathletics.com встретился с зимним чемпионом мира и лидером нынешнего сезона. 23-летний представитель Катара рассказал о своих задачах и поделился некоторыми секретами подготовки.

— Ваш тренер Станислав Шчырба считает, что в скором времени вы прыгнете на 2.50 и на этом тему рекордов мира в прыжке в высоту можно будет надолго закрыть. Вы лично в это верите?
— Я не ставлю никаких границ перед собой. Мне кажется, что все в этой жизни возможно. Если ты здоров, упорно работаешь и веришь в себя, то имеешь шанс на подобный рекорд. Подумайте, было ли реальным прыгнуть на 2.40 два десятка лет назад? Но это сделали. Здесь тоже самое. Так, почему нет.

— Россиянин Иван Ухов и украинец Богдан Бондаренко по-прежнему ваши основные конкуренты в борьбе за мировой рекорд? 
— В последнее время я смотрю только на себя. Изучаю свое поведение в секторе, прыжки и не обращаю внимание на соперников. Я верю, что если ты хочешь сделать шаг вперед, то в первую очередь должен концентрироваться на этом. Ведь я же хочу улучшить свои прыжки, а не чьи-то еще. Понятно, что порой на турнирах ты можешь увидеть попытки и других спортсменов. Но вне сектора этого не происходит.

— Правда ли, что если ты хочешь быть хорошим прыгуном, то должен быть немного сумасшедшим и сам себе на уме?
— Стопроцентно. Иначе трудно будет атаковать высоту 2.40. На соревнованиях ты постоянно ищешь свой ритм и борешься до конца. Психологически силен и немного не в себе — именно таким и должен быть прыгун. Понятно, что вне сектора тебе не нужно это сумасшествие. Так что в обычной жизни я нормальный, спокойный и люблю побыть один. А вот во время соревнований надо уметь рисковать и делать то, на что остальные не решатся. 

— Какие виды тренировок вам больше всего по душе?
— Мне нравятся тренировки в целом. Я люблю спорт. Какой любимый вид занятий? Возможно, в тренажерном зале. Еще обожаю тот период, когда закладывается база на сезон. Я не могу сказать, что есть что-то, что я ненавижу в тренировках. Мне нравится работать с утра. Поэтому вставать рано, для меня не проблема. На турнирах мне также все равно — утром проходят старты или вечером. Тут важно, чтобы твое тело было готово к соревнованиям. Порой за десять дней мы выступаем несколько раз и в различных странах и даже на разных континентах. Перелеты, смена часовых поясов — все это в итоге сказывается на твоей готовности. Так что надо успевать восстанавливаться.

— Вы очень худой. Тяжело соблюдать специальную диету и не набирать вес?
— Нет. Я знаю, что это единственный шанс оставаться взрывным и легким, что очень важно для прыгуна в высоту. Я профессионал и понимаю значимость происходящего. Но не могу сказать, что я лишаю себя всех радостей жизни в плане еды.

— То есть, если вы захотите съесть пиццу, вы, это сделаете?
— Да. Знаю, что не нужно есть ее постоянно. Но раз в неделю я могу дать себе день, когда можно есть все, что угодно. Не подумайте ничего такого, но питаюсь я нормально — три раза в день.

— В детстве вы занимались бегом, как и ваш отец. Почему сменили специализацию?
— Бегать — скучно. Тем более с возрастом дистанции становились все длиннее и длиннее. Прыгать в высоту гораздо веселее. Уж поверьте мне!