Голливудские холмы Елены Исинбаевой

Голливудские холмы Елены Исинбаевой

Двукратная олимпийская чемпионка в прыжке с шестом Елена Исинбаева в интервью корреспонденту «СЭ» рассказала о соревновательном десерте, победных эмоциях и поделилась мечтой.

— После золотого чемпионата мира 2013 года вы сказали, что ваша карьера – Голливуд. Были головокружительные взлеты, болезненные падения и хэппи-энд в виде победы в Москве. Не могу понять, какая часть фильма идет сейчас?

— Сама пока не знаю. Бывает, после кино показывают лучшие моменты съемок, наверное, это и есть то самое. Назовем эту часть "Как куются победы". Мне предстоит год праздника, наслаждения, адреналина, позитивных эмоций, но в то же время и грусти. Прекрасно понимаю, что на этом моя спортивная карьера заканчивается. Буду наслаждаться каждым днем подготовки к Рио-2016. Если, конечно, мы с тренером Евгением Трофимовым решимся на это. Никакого прессинга я уже испытывать не буду. Ни один из своих титулов не потеряю в любом случае, а вот приумножить их еще могу.

— Наверное, зерно неудовлетворения, которое осталось после бронзы Лондона-2012, время от времени прорастает и не дает вам покоя?
— Свербит, свербит (улыбается). Но сейчас мною движет все-таки немного другое. В Лондоне я была очень амбициозна, и неудовлетворенность от выступления осталась. Но победой на чемпионате мира я ее погасила. В Москве получился полноценный реванш – ведь там был абсолютно тот же состав во главе с олимпийской чемпионкой Дженнифер Сур. А Рио – это уже не возможность что-то доказать. Это некий бонус, который я могу себе позволить.

— Не хотите отрываться от соревновательного десерта?
— Вообще не хочу! Это же такая "вкусняшка", от которой сложно отказаться. Вот и стараюсь оттянуть момент.

— Ваш тренер Евгений Трофимов в летнем интервью "СЭ" сказал, что вы пока реализовали лишь 70 процентов своего потенциала.
— Неудовлетворенность осталась только в плане результатов. Все возможные титулы выиграны, и не по одному разу. Но вот тот мой прыжок на 5,10 на тренировке покоя не дает. Я рада, что могу брать такие высоты, но сожалею, что после чемпионата мира у меня не было возможности реализовать тот потенциал.

— Мне кажется, что у вас на это и эмоций уже не было.
— Да, после победы они меня захлестнули. Но сейчас я даю себе бонусом еще год, в который может произойти все, что угодно. А Рио, если все будет хорошо, станет кульминацией моей карьеры.

— Сергей Бубка на тренировке прыгал на 6.30, тогда как на официальных стартах больше 6.15 не брал. Как думаете, осталось ли у него сожаление по этому поводу?
— Думаю, не без этого. Особенно сейчас, когда Рено Лавиллени побил его рекорд. Хотя японцы в свое время делали замеры лучших попыток Бубки и посчитали, что он мог прыгать на 6.42 м. Наверное, имей он возможность отмотать пленку назад, на некоторых стартах поднимал бы планку не по сантиметру, а сразу по 10, чтобы реализовать весь свой потенциал.

— У вас подобных сожалений нет?
А я поднимала – и по четыре сантиметра, и по пять.

— В истории легкой атлетики еще не было женщин, которые выигрывали бы медали на четырех Олимпиадах…
-Я вам больше скажу: ни одна легкоатлетка не выигрывала золото на трех Олимпиадах в личных дисциплинах! Но спасибо за дополнительную мотивацию. Хотя я черпаю ее отовсюду!

— Вы были мэром Олимпийской деревни в Сочи. Понравилось на административной должности?
— Да! Встречать высокопоставленных людей – президентов, премьеров, членов МОК – было очень интересно. Это неоценимый опыт, который в обычной жизни я бы никогда не получила. Сейчас пересматриваю сочинские фотографии: король и королева Швеции, принц Люксембургский, Владимир Путин, с которым мы встретились дважды или трижды.

— Кто больше всех поразил?
— Владимир Владимирович – своей простотой. Он мог спокойно прийти в деревню, походить по столовой. На Олимпийских играх вообще невероятная атмосфера. Все становятся более дружными и сплоченными. Границы "крутости" размываются.

— В Сочи, кстати, биатлонист Оле-Эйнар Бьорндален победил в 40. Вам еще выступать и выступать до этих лет…
— Ему же рожать не надо! Будь я мужиком, может, вообще до 50 прыгала (смеется). Хотя Бьорндален, конечно, великий спортсмен.

— Вернемся в Олимпийскую деревню. Там вы говорили с президентом МОК Томасом Бахом. Не обсуждали ваши перспективы в этой интересной организации?
— В Сочи я просто угощала Баха чаем, рассказывала о своей работе мэром, об объектах, о зрителях, о волонтерах. Ему это было очень интересно. А о моем будущем со всеми, с кем необходимо, мы еще поговорим.

— Сейчас болельщики радуются вашему решению возобновить карьеру. В то же время мимо вас проходят перспективные предложения. После Лондона можно было попробовать войти в МОК через комиссию спортсменов, а сейчас, с уходом с поста президента ВФЛА Валентина Балахничева, могли бы занять его место. Не опасаетесь, что после Рио таких вакансий уже не будет?
— Нисколько. Уверена, что через два года откроются новые, и я займу то место, которое должна. Мой принцип: все, что ни делается, – к лучшему. Если я за что-то не держусь, то и не потеряю это.

— А когда вы в последний раз держали шест в руках?
— Вавгусте прошлого года. После чемпионата мира зачехлила шесты, и с тех пор даже желания не было их доставать. А сейчас оно появляется…

Источник:http://summer.sport-express.ru/athletics/reviews/53540/