Мотивация Чичеровой

Мотивация Чичеровой

Чемпионка мира и Олимпийских игр в прыжке в высоту Анна Чичерова в октябре прошлого года перенесла артроскопическую операцию на голеностопе правой ноги, из-за чего пропустила нынешний зимний сезон. Сейчас спортсменка находится на сборе в Сочи. Об этом и многом другом она рассказала корреспонденту «СЭ».

 

– Для вас это была уже не первая операция в карьере. Чисто психологически решиться на нее было легче?

– Все равно было волнительно. Но в то же время я себя уже настроила на операцию. Мне же еще перед московским чемпионатом мира сказали, что проблему с голеностопом придется решать только так. Поэтому морально была готова. Однако, самое неприятное всегда начинается чуть позже – во время реабилитации. Все эти отеки ноги и так далее. Когда ты видишь перед собой такую картинку, то хочешь как можно быстрее сделать все, чтобы устранить возникшие проблемы. А для этого необходимы время и терпение. Вот тогда в голову и лезут разные нехорошие мысли: а вдруг возникнут какие-то сложности и что-то пойдет не так.

– Вы делали операцию в Таллине. У вас там знакомый хирург?

– Нет. Мне просто сказали, что есть хороший специалист, который имеет большой опыт решения проблем подобного рода. Все-таки голеностоп – это такой сустав, заниматься которым должен врач, с "набитой" рукой. Поэтому туда я и поехала. Кстати, после операции возвращалась в Таллин еще раз, чтобы провести там первый этап реабилитации.

– Когда вы шли на операцию, уже понимали, что зимний сезон придется пропустить?

– Я однозначно решила, что после операционного вмешательства не стоит никуда гнаться, чтобы не усугублять процесс восстановления. Поэтому понимала, что зима пройдет мимо. Но когда начала тренироваться, то поняла, что в принципе могла к ней подготовиться – если бы поднапряглась и приступила к занятиям где-то на месяц раньше. Но, скажу честно, после прошлогоднего чемпионата мира мне надо было морально немного отдохнуть. Чтобы вновь заскучать по сектору.

– А чемпионат мира в помещении, который проходил в марте в польском Сопоте, смотрели?

– Конечно! Причем с удовольствием. Я люблю смотреть соревнования. Была рада, что Маша Кучина отстояла нашу российскую школу и выиграла золото. Она молодец!

– Неудача хорватки Бланки Власич, ставшей только шестой, вас не удивила?

– Психологически ее можно понять. Если ты долго не соревнуешься, настроить себя очень сложно. Несмотря на то, что у Бланки в этом сезоне уже был прыжок на 2 метра, который должен был придать ей уверенности, все равно хорватке пока тяжело. Понимаете, у спортсмена должна быть внутренняя уверенность, которая основывается на стабильности. А когда ты на одних соревнования прыгаешь на 1,90, а на других на 2 м, то сам не знаешь чего от себя ждать в дальнейшем. В такие моменты сразу же начинаешь дополнительно волноваться, откуда-то вылезают технические проблемы. И справиться с этим всем невероятно сложно. Наверняка у Власич все еще сидит в голове мысль: вдруг у меня опять заболит лодыжка.

– К лету хорватка окрепнет?

– Думаю, да. Если опять не будет рецидива травмы. Все-таки никто из нас от этого не застрахован. С нагрузками Власич надо быть аккуратней. Но, считаю, что к лету у нее все будет в порядке. Опыт у Бланки есть, а физическое состояние поправимо.
– Когда вы смотрели трансляции из Сопота, не представляли себя среди участниц турнира?

– Эх, я бы сейчас… Если честно, то немного поразил случай с двумя золотыми медалями. У меня никогда такого не было, я всегда принимала участие в перепрыжке. В "Бриллиантовой лиге" мы постоянно бились до последнего. А в Сопоте я даже не сразу поняла, что случилось. Но, видимо, обе спортсменки отказались прыгать дальше, и судьям ничего не оставалось делать, кроме как вручить две медали высшей пробы.

– То есть вы бы в данной ситуации пошли до конца?

– Не то чтобы до конца… Мне кажется, это дело принципа. Хотя все, конечно же, зависит от того, насколько хорошо ты себя чувствуешь в данный момент. Наверное, в той истории никто не хотел рисковать. Видимо, порой лучше золотая синица в руках, чем гипотетическая единоличная победа. И поэтому девчонки не стали друг друга утомлять дополнительной борьбой.

– А когда вы сами приступили к первым тренировкам?

– Где-то в середине ноября. Сначала просто делала специальные реабилитационные упражнения, а ближе к концу декабря начала уже потихоньку бегать. Мы никуда не торопились. До сих пор трудно осознать, что хотя внешних следов от операции уже не осталось, но сила в голеностоп еще не вернулась – это происходит гораздо медленней. Порой возникает ощущение, что той резкости, которая была в стопе раньше – все еще нет. Так что приходится "набивать" ногу. Мне повезло, что в феврале я улетела на трехнедельный сбор в Южную Африку, где у меня было больше возможностей работать над своей ногой, чем если бы я занималась в манеже.

– Сбор в ЮАР, проходивший на высоте 1500 м над уровнем моря, стал для вас первым полноценным после операции?

– Да. Как раз там, на мягком грунте, я смогла совершать полноценные пробежки на 100 и 200 м. Понятно, что в любом манеже тоже есть тренажеры, барьеры, но покрытие при этом гораздо жестче. А для меня в первое время это имело большое значение. Вот даже сейчас я приехала в Сочи, и смена покрытия тут же дала о себе знать. Нога и связки реагируют на все по-другому. А на сборе в ЮАР диапазон работы был гораздо больше, и местный мягкий грунт дал мне очень многое при подготовке к летнему сезону.

– После ЮАР вы еще ездили и на сбор в Португалию…

– Это так. В принципе все, что на данный момент было намечено по плану, мы выполнили. Даже несмотря на дожди, которые преследовали нас в Португалии. А вот к техническим тренировкам я еще не приступила. Например, в Сочи на сборе нашей команды сейчас все уже прыгают, а я все отдельные элементы разучиваю (смеется). Но где-то с 15 апреля должна наконец выйти в сектор и начать уже тренироваться по-взрослому. Так что первые прыжки после операции меня еще только ожидают.

– В Сочи пробудете долго?

– У нас здесь запланировано несколько сборов. После 24 апреля ненадолго вернемся домой, а в мае вновь сюда.

– Когда мы уже увидим вас на соревнованиях?

– 31 мая на этапе "Бриллиантовой лиги" в американском Юджине. К этому старту я вновь должна овладеть всеми имеющимися навыками на достаточно высоком уровне, чтобы опять не получить по носу (улыбается). Но посмотрим, как получится.

– Вариант с поездкой в Юджин был изначальным или пришлось как-то корректировать планы?

– Была идея начать выступления на пару недель раньше – в Шанхае. И месяца два назад я всерьез думала об этом. Но посовещавшись, мы все-таки решили не суетиться и больше поработать над прыжками на тренировках. Может, оно и к лучшему. Тут же никогда не угадаешь. В прошлом году я думала, что за счет соревнований ко мне придет чувство уверенности, а в итоге на неподготовленный прыжок ничего, кроме ошибок, не получила. Так что сейчас лучше посижу на сборах до Юджина. Потом, 11 июня, я должна выступить в Осло. А вот где буду прыгать дальше – пока не очень представляю. В этом сезоне почему-то не так много стартов женской высоты, к тому же все они проходят с большими перерывами – примерно около месяца от одного этапа "Бриллиантовой лиги" до другого. Не могу понять, с чем это связано. Однако всегда и во всем можно найти как плюсы, так и минусы. Не будет стартов – значит, появится возможность оттачивать свое мастерство. Настроение у меня вроде бы хорошее, желание прыгать присутствует. А это самое главное. Ну а как все сложится… Главное, справиться с собой и своим телом. Важно выходить в сектор и получать удовольствие, а не мучить себя.

– Это и есть ваша главная мотивация?

– Думаю, да. Например, сегодня мне звонил менеджер, и мы с ним обговаривали старты на сезон. Так вот, внутри себя я уже начинаю чувствовать холодок, мне становится интересно. В принципе ради соревнований мы и тренируемся, и умираем на них. По сути, это и есть главная цель всей нашей подготовки.

– А как вы своей дочери Нике, которой в этом году исполнится уже четыре года, объясняете, что мама все еще хочет прыгать?

– Она ездит по сборам вместе с нами, так что, мне кажется, ей весело. В этом году Ника рано встретила весну в Португалии, да и сейчас в Сочи можно сходить на море и пособирать ракушки. Так что у нее остается много различных впечатлений. Конечно, кто-то скажет: "Зачем вы таскаете ребенка за собой"? Но я уверена, что так Ника становится более общительной и адаптированной к разным жизненным ситуациям. Вообще в этот раз в Сочи буквально все спортсмены приехали с малышами. И Аня Назарова, и Юлия Чермошанская, и Саша Меньков. У нас здесь целый детский сад! Детки в основном еще маленькие, и сектора на стадионе пока не разбирают по интересам. Зато их родители разбирают тропинки, по которым катают своих малышей на колясках (улыбается). А вот моя Ника любит и в песке поковыряться, и по дорожке побегать, и к тренажерам подойти. Ей не скучно, и это самое главное. Плюс не стоит забывать про морской воздух. Если у нее в памяти отложится, что она была в олимпийском Сочи – это хорошо. Кстати, мы планируем на днях все вместе съездить в Олимпийский парк. По телевизору все выглядело так шикарно, что теперь хочется воочию увидеть объекты, на которых проходили Игры-2014.

 

Источник:http://summer.sport-express.ru/athletics/reviews/43428/