Итоги Сопота

Итоги Сопота

Главный тренер сборных России по легкой атлетике Валентин Маслаков подвел итоги чемпионат мира в помещении, который прошел в Сопоте.

— Валентин Михайлович, какие впечатления от чемпионата мира?
— В Сопоте получилось то,  на что и рассчитывали. Первые места заняли те спортсмены, которые были наверху мирового рейтинга. Они сумели удержать свои позиции. Из молодых порадовала Анжелика Сидорова. Мы связывали с ней надежды, и она их оправдала.  Что касается Ивана Ухова, то он весь сезон был на высоте, не проиграл ни одного старта и рассчитывал на мировой рекорд. Мне кажется, что задача, которую они поставили с тренером, немного его и «придавила».  Чемпионат мира не коммерческий старт, здесь идет тяжелая борьба в секторе, где на этот раз были не идеальные условия.  Ситуация была напряженной, все время прерывали прыжки ребят, перед высотой 2.34 перед Иваном вообще закрыли сектор, и он долго ждал, пока пройдет награждение спортсменов, хотя мог успеть прыгнуть до церемонии. И таким моментов было много.  Я близко сидел и видел, как Ваня дергается, прыжки были не в его стиле.

— Что случилось с Ксенией Рыжовой, на которую очень рассчитывали?
— С Рыжовой ситуация сложная. Она ехала лидером и, мне кажется, немного недооценила соперниц. Не так надо было строить бег, начиная уже с забега. И в полуфинале нужно было не тащить всех на высокий результат, а ставить задачу попадания в тройку, чтобы просто пройти дальше. И ведь, судя по эстафете, задача попадания в финал для нее была реальной.  Ксения показала там великолепный результат, выбежав из 50 секунд, и понятно, что досадная тактическая ошибка не позволила ей бороться за медаль в финале личного вида. Ее бег был на загляденье в эстафете.

— Как получились такие неравноценные полуфиналы у женщин на дистанции 400 метров? Вы могли как-то повлиять на это?
— Мы не имеем права вмешиваться в жеребьевку. Но когда мы увидели, что два полуфинала очень разные по силам, проверили протоколы после забегов и поняли, что формально все сделано по правилам. Но, по стечению обстоятельств, один полуфинал был очень сильным, а второй – откровенно слабым. Ксения совершила тактическую ошибку, из-за которой не попала в финал, где реально могла претендовать на победу.  Но получилось, как получилось, и, кстати, в первой тройке в финале были как раз спортсменки из полуфинала Рыжовой, который получился одним из самых быстрых в истории,  и я считаю, что Ксения их вытащила на такой результат. Очень быстрый был бег. 

— Почему мы так много проиграли на первых трех эстафетных этапах у женщин?
— Я не могу сказать, что у нас был очень сильный состав. Мы взяли всех сильнейших на сегодняшний день, тех, кто был в финале на чемпионате России.  Рыжова выиграла с большим отрывом, а остальные имели результаты от  52 до 53 секунд. Рассчитывать на хорошую эстафету с такими результатами, к сожалению, не приходится.  Я вспоминаю год, когда Юлия Гущина пробежала на чемпионате России зимой 51.26 и была только пятой. Представляете, какая эстафетная команда была? А вообще с  бегом на 400 метров мы имеем большие проблемы в этом сезоне, ведь несколько наших ведущих спортсменок решили стать мамами, а заменить их на дорожке оказалось некому. 

— За что сначала дисквалифицировали нашу женскую сборную в эстафете?
— Там была абсолютно безобидная ситуация. На первом этапе Ольга Товарнова, по мнению судей, очень резко и агрессивно перешла на общую дорожку после первого круга. Мы посмотрели видеозапись и показали членам апелляционного жюри, что правила она не нарушала и никому помех не создала. Просто бегущая на полметра сзади барышня начала очень эмоционально махать руками. Нам пытались доказать, что нужно было более плавно переходить на общую дорожку, но мы показали, как перестраивались первая тройка, и предложили снять и их тогда заодно, потому что там картина была очень похожей. После этого наш протест удовлетворили и вернули команду на четвертое место.

— Почему чемпион России Лев Мосин не бежал в финале эстафеты?
— Это было его решение, он сам отказался. После забега Лев объявил нам, что у него что-то заболело, и он не хочет подводить команду. Мы дали ему с тренером сутки для принятия решения, и его наставник Владимир Казарин  сказал, что Лева не побежит. Это уже не первый случай с Мосиным.  Летом на чемпионате мира в Москве все было точно так же, он отказывался, но его уговорили, и пробежал он там прекрасно. Но нельзя спортсмена все время уговаривать, он должен и сам принимать решения.

— Как вы оцениваете ситуацию в женском прыжке в высоту, где были вручены две золотые медали? Правильно сделала Мария Кучина, не согласившаяся на перепрыжку?
— От добра добра не ищут. Это спортивная ситуация. Я, как главный тренер, надеялся, что она согласится на две медали. Я считаю, что в этой  ситуации определить, кто сильней, очень сложно. Кто знает, что ждало бы их на перепрыжке. Обе устали, а там большой момент везения еще есть, польскую спортсменку поддерживают трибуны, я считаю, что Маша все сделала правильно.  Ей было сложно, она сама в секторе принимала решение и сделала все верно, я поддержал ее. Кучина — чемпионка мира, и не важно, что рядом стоит еще одна спортсменка.

— У нас все медали в прыжках. Что случилось с беговыми видами?
— С бегами у нас большие проблемы, очень большие. Мы надеялись на Шубенкова. Сергей имел высокий результат в зимнем сезоне, и я думал, что в финал он пройдет, а там уже, как получится. Не получилось, хотя надо отметить, что состав в барьерах в этом году был очень сильным, победитель пробежал за 7.45. Пока на такой результат Сергей еще не готов. Что касается средних и длинных бегов, то это тоже не то, на что мы рассчитывали. У нас есть спортсменки, которые могут конкурировать с сильнейшими бегуньями мира, но сложилась такая ситуация, что на сегодняшний день нет яркого лидера. Маша Савинова взяла паузу, а поддержать средний бег в ее отсутствие некому. Хотя наши девочки, выступавшие в Сопоте имеют в этом сезоне по 2.01 на 800 метров, а Елена Коробкина бежала этой зимой 4.05 «полторашку», почему-то никто не смог составить конкуренцию призерам чемпионата мира. Никто не кинет камень в огород Степана Поистогова, потому что он достойно смотрелся в забеге и показал свой результат, проиграв только чемпиону мира Мохаммеду Аману. К сожалению, не поддержала Степана его супруга — бронзовый призер Олимпийских игр Екатерина Поистогова. Она вернулась к первому тренеру, и пока не демонстрирует тех результатов, на которые способна и  которые уже показывала.

— Результат Люкмана Адамса был для вас неожиданностью?
— Мы рассчитывали, что он может при хорошем раскладе попасть в тройку, но золотая медаль – это приятная неожиданность. Зимой у него пока получается лучше, чем летом, на прошлом чемпионате мира Люк стал третьим, сейчас победил. И победил красиво. Так же, как и Катя Конева. И пусть результат у нее не такой впечатляющий, но она справилась и с сектором, и с нервами, а победителей не судят.

— Что с Сашей Меньковым?
— Тренер его сказал, что они немного не рассчитали с зимним сезоном. Наверное, после блестящего прошлого года можно было и отдохнуть, но у Саши семья, и он хочет зарабатывать, чтобы его близкие ни в чем не нуждались, а ведь организму иногда нужно давать отдых. Тем более, после такого трудного и отлично проведенного лета. Сезон был очень длинным и насыщенным, а Саша — парень очень обязательный и немного не рассчитал свои силы.  Ему нужна была соревновательная пауза.

— Максим Сидоров и Ирина Гордеева, по которым шли споры, когда формировалась команда, все-таки не смогли проявить себя в Сопоте. В чем причина?
— Это тот случай, когда говорят, «бесполезный вариант». Я лично выступал на тренерском совете и на президиуме, чтобы не включать их в команду, потому что из года в год происходит одно и то же. Мы их везем, а они ничего не показывают.  Все говорят, что Сидорову нужен психолог, что Сидорову нужен другой тренер, что Сидорову надо по-другому планировать подготовку, во всяком случае, что мы только ни делали, ничего у него не получается. И к тренеру он другому уходил, но вскоре вернулся к старому наставнику. Я считаю, что мы много ему позволяем и часто идем навстречу, а в итоге получается: все кругом виноваты, кроме самого Сидорова. А что касается Иры Гордеевой, то ей надо подумать, что делать дальше. У нас в такой же ситуации в свое время оказалась Света Школина, у которой не было роста результатов. Она пошла на кардинальные меры и поменяла тренера, после чего стала чемпионкой мира. Я считаю Иру Гордееву очень способной и талантливой девочкой, но ей надо что-то менять, и пока она это не поймет, так все и будет продолжаться. А время идет.

— На прошлом чемпионате мира мы заняли пятое место в общекомандном зачете, теперь – вторые. Это повод для оптимизма?
— Да, мы вторые, но проблема у нас в том, что никто не поддержал прыгунов, которые и выиграли у нас все медали. Представители остальных видов: выносливости, спринта, барьеров, многоборья и метаний не смогли ничего сделать. В четверг мы собираем тренерский совет и будем выяснять, почему так произошло, разбирать каждую ситуацию в отдельности. Нельзя так просто отказываться от того, что мы можем получить. Я считаю, что очень многие ребята у нас неправомерно пропускают зимний сезон, взять ту же мужскую эстафету. Который год уже за всех отдувается Володя Краснов, а остальные отдыхают. Почему американцы, лидеры французской сборной или сборной Великобритании не пропускают зимний сезон? Почему они выступают? А почему наши такие уставшие?

— Что дальше?
— Дальше тяжелый летний сезон, в котором будет командный чемпионат Европы и чемпионат Европы в Цюрихе. В мае ИААФ проводит новый турнир – чемпионат мира по эстафетам.  Международная федерация придает этому старту большое значение. В Сопоте половина технического совещания была посвящена именно этому старту, который пройдет на Багамах. И нам сказали, что финалисты в эстафетах 4х100 м и 4х400 м, будут иметь преимущество для попадания на чемпионат мира 2015 года.  Мы планировали участие мужской и женской команды 4х400 метров и женщин на 4х800. Но после Сопота я сильно задумался, кого нам туда везти. А уже через двадцать дней будет проходить командный чемпионат Европы. Придется серьезно все просчитать.