Потрясающая победа Адамса

Потрясающая победа Адамса

Люкман Адамс к бронзе прошлого мирового первенства добавил золото Сопота в тройном прыжке. Сборная России — вторая в неофициальном общекомандном зачете.

Уже в квалификации было видно, что Люкман Адамс настроен очень решительно. С третьим результатом он попал в финал и в микст-зоне заявил, что готов выиграть для России медаль. В первой финальной попытке Адамс заступил, а во второй вышел вперед с результатом 17.21! Спокойно, как будто он каждый день так прыгает, Люкман пошел готовиться к следующей попытке. В это время кубинец Эрнесто Реве обходит россиянина, показав 17.33. Адамс начинает рисковать и делает два заступа. Реве травмируется в четвертой попытке и завершает соревнования, ему остается надеяться только на чудо, хотя с таким результатом он вполне мог выиграть золото. Мог, если бы не Люкман Адамс, который в пятой попытке прыгает на 17.17, а в шестой улетает на 17.37 и и выигрывает чемпионат мира, став лидером мирового сезона! Замыкает тройку сильнейших еще один кубинский прыгун — Педро Пабло Пичардо — 17.24. Люкман Адамс приносит сборной России третью золотую медаль, а ведь его участие в Сопоте было под большим вопросом. Люкман выиграл чемпионат России, но не выполнил норматив для участия в чемпионате мира. Поэтому тренерский совет принял решение отправить его на чемпионат Беларусии, где Адамс и показал необходимый результат. Спортсмена включили в состав команды буквально в последний заявочный день. 

Люкман Адамс:

— С самого утра чувствовал уверенность в собственных силах и верил, что сегодня смогу прыгнуть далеко. То, что я говорил после квалификации по поводу дорожки – что она необычная и надо иметь опыт выступления на «деревяшке», все это я за ночь осмыслил и нашел необходимые ключи. Да, в финале наши разборки с кубинцами дошли до последней попытки, хотя можно было и раньше все завершить. При этом в третьей  и четвертой попытках я мог улететь еще дальше, если бы не заступ. Просто что-то непонятное творилось у девчонок-эстафетчиц. Там долго не могли дать старт из-за сбоя в электронике, и поэтому задержки между нашими попытками порой доходили до пятнадцати-двадцати минут. А с учетом того, что обычно во время соревнований я стараюсь не проводить разминку, в итоге в этот промежуток простоя мои мышцы остыли. Так что последнюю попытку пришлось «тащить» буквально на морально-волевых. Но, слава Богу, все сложилось нормально.

— Когда Эрнест Реве прыгнул на 17.33 и вышел вперед, вас не выбило это колеи?

— Нет, нет, нет. Меня это могло задеть, если бы я знал, что мой прыжок на 17.21 – это мой максимум. А в данной ситуации я увидел, что соперник улетел не так уж далеко, и это меня только подстегнуло. Если честно, то я изначально подумал, что результата 17.21 хватит для победы. А потом смотрю: и у остальных ребят пошли дела. Кстати, золотые 17.37 м – это далеко не предел. Мне хотелось еще дальше улететь, но главное, что в итоге золото наше, а при таком раскладе все остальное отходит на второй план. Думал, что смогу в этом сезоне на 17.50 замахнуться. Хотя год вообще для меня начинался тяжеловато. Были свои трудности – травмы, болезни, операция. Но опыт выступления на чемпионате мира уже был, и поэтому мы с тренером знали, как подвести форму на один конкретный старт. Понимали, что при таком подходе в начале сезона может ничего не складываться, но затем я приеду на первенство планеты, поймаю свое настроение и прыгну, как надо.

— Если бы перед стартом турнира в Сопоте кто-то сказал, что вы выиграете золото — поверили бы?

— После квалификации уже да (смеется). У меня прошлым летом все могло сложиться. Вот только через неделю после Олимпиады в Лондоне я получил травму стопы. Если говорить точнее, то дало о себе знать старое повреждение. В итоге у меня вылетел весь следующий летний сезон, и только в прошлом ноябре я вновь приступил к тренировкам. Так в спорте часто бывает, вроде бы ты выходишь на определенный уровень, потом что-то случается, и тебе приходится практически все начинать заново. У меня в 2008 году случился перелом таранной кости стопы. Так что эта травма мучает меня уже много лет. Одно время вроде бы все болеть перестало, но порой сустав напоминает о себе, как было после Олимпиады. Так что приходится тренироваться с этим, но ничего – прорвемся. Сейчас, конечно же, хочется обойтись без травм и тогда уже точно можно будет выйти на новый уровень. Я имею в виду прыжки на 17.80 м и дальше.

— Как будете отмечать успех?

— Получу медаль, поеду в отель, позвоню жене (Евгения Полякова – олимпийская чемпионка в эстафете 4х100 метров – прим. Rusathletics) по «Скайпу», покажу ей награду, и мы вместе за разговором и отпразднуем. После этого попью водички и лягу спать (смеется). У нас скоро радостное событие. Через пару месяцев я стану папой. Это самый приятный сюрприз и подарок, который могла мне сделать моя любимая жена. Так что мы с нетерпением ожидаем пополнения в нашем семействе. Мы уже даже выбрали имя для сына. Советовались, долго думали. Хотим называть его Леоном. Придерживаемся пока этого варианта, но если выберем какое-то другое имя, то можем и передумать. Но на данный момент – Леон.