Человечная Адамс

Человечная Адамс

Двукратная олимпийская чемпионка в толкании ядра Валери Адамс рассказала о слезах ностальгии, любви к Швейцарии и легкому багажу, а также стремлении защитить свою частную жизнь.

— Где все ваши медали?

В сейфе дома.

— Что вы сделали с шоколадной медалью, который вам вручил Жан-Пьер Эггер (тренер Валери), пока вы ждали, что МОК отдаст вам олимпийское золото? (Адамс перешла золотая медаль после дисквалификации Надежды Остапчук)

— Я съела ее. В противном случае эта шоколадка растаяла бы в моей сумке, когда я летела из Лондона домой.

— Какую последнюю книгу вы прочитали?

— Моя автобиография. Вот только нашла время, чтобы ее прочитать. Очень странное ощущение, когда видишь, что вся твоя жизнь зафиксирована на бумаге.

-Какое самое лестное мнение вы слышали о себе?

— (долгая пауза) Валери Адамс живет своей мечтой. Это что, что я всегда хотела.

— А худшая история?

— Когда твоя личная жизнь становится общественным достоянием, а в прессе появляются публикация на эту тему. Это ужасно. Вероятно, 2010-й был худшим годом в моей жизни. Я разошлась со своим мужем  Бертраном Вили и рассталась с тренером Кирстен Хеллиер. Об этом судачили все. В моей книжке все эти истории преподнесены совершенно иначе.

— Какую музыку вы слушаете перед соревнованиями?

— Рэгги и тяжелый рок. Это дает мне внутренний ритм.

— Вы когда-нибудь говорите со своим ядром?

— Нет. Это же просто ерунда. Представляете, я обращаюсь к ядру: «А теперь послушайте меня, юная леди…».

— Какая ваша любимая страна, исключая Новую Зеландию?

— Швейцария. Она похожа на мою родину, и я смогла бы там жить. Онапрекрасна.

— Что вы обязательно берете с собой во время путешествий?

— Пару чистого нижнего белья…выпрямитель для волос… и все, пожалуй. Я не беру ничего особенного, потому что багаж может пропасть, что-то обязательно будет сломано или забыто. Это станет напрягать. А у меня нет ни времени, ни желания напрягаться. 

— Раньше вы страдали от ностальгии. Теперь вы научились с ней бороться?

— Все по-прежнему. Я лью слезы. Самое ужасное – прощание в аэропорту. Потом я начинаю скучать и страдать. Первые два месяца вне дома — это ад, в котором нет никакого просвета. Но, как только начинаются соревнования, я попадаю в привычную атмосферу, и мне становится легче. К счастью для меня, есть Skype, телефоны, Facebook. А если совсем труба, то мои близкие могут сесть на самолет и прилететь, чтобы повидать меня.

Источник: 
http://www.nzherald.co.nz/athletics/news/article.cfm?c_id=19&objectid=10875451&ref=rss