Философия Анны Чичеровой

Философия Анны Чичеровой

Чемпионка мира и Олимпийских игр, лучшая спортсменка России 2012 года Анна Чичерова в интервью rusathletics.com поставила себе диагноз, призналась в несовершенстве и представила свой рецепт борьбы со сложностями.

— Какова основная мотивация, с которой вы приступили к подготовке к новому сезону?

— Чемпионат мира. Я очень хочу выступить дома, в Москве, при поддержке родных зрителей. Конечно, мне хотелось бы сохранить титул, который я завоевала в Тэгу, а еще в моих планах заложить такую базу, чтобы я получила еще одну возможность штурмовать 2.10, как это было на Бриллиантовой лиге в Брюсселе. Думаю, что вся моя подготовка будет настроена на лето. Конечно, все это смахивает на обнародование планов Барбароссы по завоеванию мира (смеется), но я серьезно считаю, что нужно, в первую очередь, быть внутренне готовой к каким-то свершениям. Мне не очень важно: когда представится возможность еще раз попрыгать по личному рекорду или выше, — главное, чтобы это случилось. Во мне снова появился энтузиазм, огонь, жажда соревноваться, которые я подрастеряла по ходу прошедшего сезона. Легкоатлетическая муза снова стучится в мою дверь. Теперь главное – не переусердствовать и свести к минимуму риски получения травмы.

— Вы на прошлом чемпионате мира выступали с очень серьезной простудой, на зимнем «мире» — с травмой, на Олимпиаде – с рецидивом травмы. Что это?

— Может, это нервное? Все, что вы мне перечислили, заставляет задуматься, что это не случайно. Какая-то психосоматика. То есть на фоне нагрузок и колоссального нервного напряжения с моим организмом начинают твориться всякие непонятные вещи: то температура подскочит, то что-то внезапно заболит. Но при всем этом отмечу, что пока мне удается с достоинством выбираться из этих нелегких ситуаций.

— Сильнейшие высотницы подвержены таким испытаниям. Например, Бланка Власич.

— Мне по-человечески ее очень жаль. Чрезвычайно сложно восстанавливаться после таких серьезных операций. Желаю ей всего самого доброго. Я по себе очень хорошо знаю, что это: когда у тебя травмы, когда тебя мучает психологическая неустойчивость, неуверенность в своих силах. Но победы приходят в сражениях, и знания о том, что надо делать, появляются только с опытом.

— А звания – это прививка он неуверенности?

— Если бы я не стала чемпионкой мира и Олимпийских игр, мне было бы очень жалко и обидно, ведь я столько лет в спорте, я потратила столь сил, столько лет своей жизни! Когда я выиграла, то четко осознала: это все-таки произошло, я это сделала!

 — Когда в концовке сезона вы проиграли несколько стартов Светлане Школиной, вы сильно расстроились?

— Не скрою, мне было обидно. Но не потому, что мне настучали по носу (смеется). Ведь всегда выигрывать невозможно, хотя с этим сложно смириться. Я расстроилась потому, что я не сумела додержать форму. Хотя, если объективно посмотреть на мое состояние, самочувствие, оценить проблемы в подготовке,  мне не очень понятно, как я и на Олимпиаде сумела так выступить. Я объективно не могла закончить сезон на уровне 2.05, с которыми выиграла в Лондоне. А у Светы был такой мощный задел, что она до заключительного старта выглядела отлично. Мне не зазорно признать, что в какой-то день я была слабее. Мне даже помогли эти проигрыши: с большим рвением стала тренироваться. Из любого негатива мне нравится выносить полезную для себя информацию, чтобы в дальнейшем не допускать таких ошибок. А потом, я принимаю жизнь во всех ее проявлениях, я уже смирилась с тем, что не все и не всегда бывает гладко и волшебно.