Взрослый взгляд

Взрослый взгляд

Чемпионка Европы и Олимпийских игр в беге на 400 м с/б Наталья Антюх рассказала об исключительных эмоциях в отношении Майкла Джонсона, мировом рекорде, синих коленях и лекарстве от стресса.

Интервью Натальи Антюх опубликовано в газете «Спорт-экспересс».

— Чего больше в профессиональном спортсмене — труда или таланта?

— Без труда ничего не добьешься. Есть талантливые люди, которые ничего не хотят делать, — и в итоге они так и остаются талантливыми людьми, которые ничего в жизни не достигли.

— У Майкла Джонсона, которого, знаю, вы очень уважаете, была необычная техника бега, многие считали ее неправильной. Как думаете, если бы его заставили переучиваться, смог бы он добиться своих невероятных результатов?

— У Джонсона такой бег был от природы. Поэтому нельзя говорить о каком-то "неправильном" беге. Ученые считают, что у него был неэкономичный бег, но он же бежал и выигрывал.

— Общаться с ним не доводилось?

— Увы. Хотя с таким человеком хотелось бы пообщаться. Эмоции, которые я испытываю к Джонсону, это что-то сверхъестественное. Усэйн Болт — блестящий спортсмен, но перед ним такого пиетета нет.

— Тем не менее Болт — достаточно редкий пример бегуна, которого знает каждый, у кого есть телевизор.

— Это все пиар. Уйдет Болт — придет другой спортсмен, которого будет знать весь мир. Не вижу в Усэйне ничего удивительного. Бежит он быстро, но его широкая известность — это заслуга других отраслей. Если сейчас выйти на улицу и поспрашивать людей, кто такой Усэйн Болт, каждый второй ответит правильно. Пиар — великая сила.

— Позволю себе наивный вопрос. Больно, когда барьер сбиваете?

— Барьер сбиваешь коленом толчковой ноги. И во время бега ты этих ударов абсолютно не чувствуешь. После финиша смотришь — а колено синее и не сгибается. Когда сбиваешь барьер, это в первую очередь просто мешает бежать.

— Какой, на ваш взгляд, была олимпийская атмосфера Лондона?

— Честно говоря, я вообще ничего такого не ощущала. Наверное, потому, что за плечами десятилетний опыт чемпионатов мира, Европы. Олимпиада, конечно, очень важный, но все-таки очередной старт. Когда таких стартов несколько в году, к ним привыкаешь. Умом понимаешь, что это Олимпиада, но никак не реагируешь. Вот в Афинах-2004, на моих первых Играх, эмоции зашкаливали. Я туда в 23 года приехала — и ощущения остались потрясающие.

— Можете сравнить свои впечатления от двух Олимпиад — афинской и лондонской?

— Между ними прошло восемь лет. В Афины я приехала 23-летней девчонкой, которая чудом стала третьей. За медалью я туда точно не ехала. Радовалась уже тому, что в финал попала. Сейчас все оказалось по-другому. Я уже взрослый человек, со своими целями и планами. И у меня был лучший результат сезона в мире. Естественно, настраивалась на медаль.

— Остались ли теперь у вас стимулы продолжать выступления? Ведь уже выиграли все что можно!

— Мировой рекорд — вот главный стимул. Хотя перед стартом задачу показать какой-то результат себе не ставлю. Просто выхожу и бегу, как получается. Иногда выходит хорошо, иногда — плохо. Предсказать заранее, что будет, я не могу.

— Мировой рекорд попробуете побить на чемпионате мира в Москве в следующем году?

— Любому спортсмену, когда он так близко подходит к рекорду, хочется попробовать его атаковать. А вдруг получится? Но если не выйдет на московском чемпионате, сильно расстраиваться не буду. Ведь этот рекорд принадлежит Юлии Печенкиной-Носовой. Я видела, как она его установила, это выглядело потрясающе! Но, повторю, обязательно попробую его побить.

— Футболисты и хоккеисты часто жалуются, что у них много перелетов. Но ведь у легкоатлетов то же самое — этапы "Бриллиантовой лиги" проводятся и в Катаре, и в США, и в Китае…

— Так далеко я не летаю. В Шанхае два раза побывала и сказала: "Больше не хочу". Эти перелеты очень сильно выбивают из тренировочного графика. В Европе три часа летишь — и ты уже на месте. Отбегала — и можно либо в Россию возвращаться, либо на другие соревнования лететь. А тут только лететь десять часов. Удар по физическому состоянию. Так что, я — пас.

— Многие петербургские олимпийские призеры, и вы в том числе, вынуждены тренироваться в других городах. В Петербурге нет условий, чтобы тренироваться и показывать хорошие результаты?

— Я читала якобы свои слова, что тренируюсь в Московской области. Журналисты перевернули то, что я говорила на самом деле. Провожу в Подольске всего два месяца в году — июнь и июль. Все остальное время я на сборах. Кисловодск, Адлер, Сочи. Кисловодск — это среднегорье, в Сочи тепло уже в мае. Какие бы условия ни были в Петербурге, среднегорья здесь не создашь. И в мае здесь из-за погоды особо не потренируешься.

Кроме того, когда я нахожусь дома, в Питере, не могу себе позволить две тренировки в день. На одну дорогу сколько времени уйдет? А, допустим, в Подольске — стадион под боком. Вышла — потренировалась, потом перерыв на обед и снова тренировка. Все очень рядом и удобно. В основном из-за этого я столько времени и провожу вне дома. С местами для тренировок в Петербурге, конечно, тоже проблемы есть, но даже если бы все было в порядке, невозможно профессионально готовиться к сезону и все время сидеть дома.

— Это правда, что всю пекинскую Олимпиаду вы провели во Франции и даже не следили за результатами?

— Мне было совершенно неинтересно. Я поехала во Францию отдыхать. Почему должна свой отдых тратить на сидение перед телевизором? Категорически нет.

— А на что вы тратите свой отдых? Как отвлекаетесь от стартов?

— Шопинг-терапия помогает лучше всего. Что-то хорошее найдешь, подберешь и купишь — это же счастье! В салон можно сходить. В общем, я веду себя как любая нормальная девушка.

Полное интервью:

http://www.sport-express.ru/newspaper/2012-09-21/12_1/?view=page