Высоты Загорулько

Высоты Загорулько

Заслуженный тренер Советского Союза и России Евгений Загорулько рассказал о путешествиях, кнуте, сентиментальном диктаторе и гражданах России.

С  Евгением Петровичем Загорулько по душам поговорила обозреватель газеты «Спорт-экспресс» Елена Рерих.

Четверо его учеников стали олимпийскими чемпионами. Также четверо — чемпионами мира. Трое — чемпионами Европы. Стоит ли удивляться тому, что Евгения Загорулько называют великим тренером прыгунов в высоту? Почти сразу после окончания Игр в Лондоне Загорулько исполнилось 70 лет, и он заявил, что уходит на дембель.

— Сразу после Лондона вы отправились путешествовать на Байкал.

— В этом путешествии я, как говорится, оторвался по полной. Девять дней шли по Байкалу на большом корабле — это было незабываемо. На корабле была лодка с мощным мотором. Где мы не могли пройти, снимали лодку, заплывали в реки, охотились, рыбачили. Там такая энергетика! Недаром Ирина Александровна Винер хочет построить базу около острова Ольхон для восстановления и "подзарядки" своих спортсменок.

— После путешествия, знаю, вы присутствовали на открытии манежа в Иркутске и провели там семинар.

— На церемонию открытия собралось около 500 человек, заинтересованных в развитии легкой атлетики в Иркутской области. На базе этого комплекса открыто училище олимпийского резерва, но при этом необходимо жилье на 300 — 400 человек. Иркутяне готовы возводить его методом народной стройки, но очень просят министра спорта Виталия Мутко помочь им. Кстати, манеж был построен с помощью Министерства спорта, за что они Мутко очень благодарны. А после всех торжеств состоялся семинар, где мне довелось выступить.

— И где теперь ваши путешествия продолжатся?

— 26 сентября буду в Орле. Хотим там довести до ума стадион, реконструировать манеж, в чем Минспорта также заинтересовано. Затем приглашен в Израиль, Эстонию и Литву проводить семинары.

— Перед Пекином вы говорили, что вот закончатся Игры — и у вас дембель. Но остались еще на один четырехлетний цикл. Что сыграло тогда роль?

— Я был неудовлетворен результатами Ани Чичеровой. Да и Андрей Сильнов не полностью выполнил запланированное. То, что он стал олимпийским чемпионом, отнюдь не было случайностью, и я считал, что за следующие четыре года помогу ему вырасти в доминирующую фигуру, что он утвердится как легенда — станет в один ряд с Брумелем, Льюисом, Болтом… К сожалению, за четырехлетие был выполнен лишь один пункт: Чичерова стала олимпийской чемпионкой. Она сумела собрать  в себе все, что могла. Тогда как Сильнов за четыре года все растерял.

— Почему?

— До сих пор не могу ответить на этот вопрос. После Лондона он меня даже упрекнул: мол, мой кнут уже поистрепался.

— Согласились?

— Я ему ответил: "Сынок, кнута против тебя я еще не применял. Если б это делал, ты сейчас совсем по-другому чувствовал бы себя. А я тебе дал вольную — исходя из твоего собственного понятия о подготовке к Олимпиаде. Только вот твое сознание оказалось не такое уж правильное, как я думал".

— Так ведь Сильнову все время нога не давала полностью раскрыться.

— Согласен. Сто процентов мешала. Но Михаил Прохоров обещал оплатить его лечение. Если тебе олигарх дает зеленый свет, можно было два раза заменить эту ногу. А он все пустил на самотек. Так нельзя. Мы с Андреем уже обговорили: если он вылечит все свои болячки, я готов помочь ему установить мировой рекорд и достойно пройти по жизни.

— Но вы же заявили об уходе. Как это сочетается?

— Попытаюсь объяснить. Возьмите любого из моих ребят — Шустова, Сильнова, Чичерову, Слесаренко. Все они — асы. Им нужен тренер, а не какой-то старичок вроде Загорулько, который болтается между ними и не может им помочь. Тренер — это массажист, врач, организатор, мамка, папка, а я устал на протяжении 45 лет воспитывать чужих детей. У меня внутри уже нет прежнего огня, а работать на уровне холодного сапожника я не хочу.

— На приеме в Кремле после Олимпиады вы сказали, что одна из причин ухода — то, что у вас постоянно болит голова. Но если она пройдет, то подумаете. Сейчас голова не болит?

— Да если б дело было только в голове. Нет, тут гораздо серьезнее, и от одного меня ничего не зависит. С Чичеровой мы, как говорится, полностью расквитались. По отношению ко мне она отдала все, что могла. И у нас, я смотрю, прежнего симбиоза уже не намечается. Более того, Анна по многим параметрам превосходит меня.

Остаются Сильнов, Шустов, Слесаренко. Если я кому-то из них действительно нужен, могу на год собраться и помочь. Если нет… Деревенский дом, участок, куры. Свои пять-шесть лет еще проживу.

— Четыре года назад, перед Пекином, вы сказали, что весь мужской пьедестал может оказаться российским. А перед Лондоном, хотя ситуация была даже лучше, заявили, что в таком вот пьедестале не уверены. На чем основывались?

— На своем внутреннем видении. Перед отборочным чемпионатом России Сильнов, Шустов и Ухов были сосредоточены на том, чтобы попасть в команду. Ухов хотел реабилитироваться после Пекина, тогда другие двое, два сильных Рэкса, должны были попасть в олимпийский состав малой кровью, а потом, после боя, у тихой речки посидеть. А в результате — пересидели. Эту ситуацию правильно оценил Ухов. И молодец его тренер Сергей Клюгин, что помог ему правильно подготовиться. А я где-то недоглядел, проспал. Доброта моя сыграла злую шутку.

— Вот я и говорю, что Загорулько добрый, хотя вы считаете себя тренером-диктатором.

— Я всегда был диктатором. Просто сейчас к этому определению прибавилось слово "сентиментальный".

— Сентиментальный диктатор — это что-то новое. Но вот сейчас везде пишут: Загорулько, мол, — легендарный тренер. А вы сами считаете себя Легендой?

— Я даже в сортире боюсь самому себе сознаться, что сделал то-то и то-то. Я только помогал. А если вернуться к предыдущим вашим вопросам, то должен признаться: у меня еще есть мысли кое-кому помочь.

— Можете назвать параметры идеального прыгуна?

— У меня есть тесты, на основании которых, это уже проверено десятилетиями, могу сказать, какой результат сможет показать спортсмен. Если не показывает, то кто-то из нас двоих идиот. Последние десять лет у меня не получается с Эдуардом Мальченко. У него шикарные данные, прыгать на 2,35 — 2,38 ему как нечего делать. Значит, где-то я не достучался. Беру вину на себя.

— Возможны ли кардинальные изменения в подготовке высотников?

— Евгений Трофимов для Лены Исинбаевой придумал наклонную дорожку, которая работает, как трамплин. Это позволяет увеличить хват и на тренировках прыгать на 5 метров. Есть предложения построить наклонную дорожку под углом 15 градусов, где можно на тренировках прыгать в высоту на 2,40. Но надо, чтобы все это было не только в проекте, а наяву.

В Новогорске сейчас строится шикарная легкоатлетическая база — детище Минспорта и лично Мутко. Там такая дорожка не помешала бы. Руководители нашей федерации должны думать о том, как создавать спортсменам условия, когда они вне соревнований показывали бы высокие результаты. Тогда и на основных стартах им это психологически легче будет сделать.

— В прошлом году на чемпионате страны Чичерова установила рекорд России. Вас все поздравляют. А на другой день — ба-бах, Сильнов не отбирается на чемпионат мира. Как это пережить тренеру?

— Молча.

— Та же ситуация на Олимпиаде в Лондоне, только вначале прыгал Андрей — и остался лишь 12-м, — а потом Аня.

— Его прыжки сильно повлияли на состояние Чичеровой. Она мне устроила истерику: мол, мы пришли в никуда, Сильнов с Шустовым провалились, и я в этом виноват. Я пытался ей внятно объяснить, что выступление ребят и ее собственные прыжки — разные вещи. Что провал ребят — на их же совести. Не знаю, поверила Аня или нет, но, во всяком случае, ее физическое состояние дало ей возможность стать олимпийской чемпионкой. И на том спасибо.

— При взгляде на прыгуна у вас срабатывает интуиция?

— Одно из главных тренерских качеств — нюх. Думаю, я им обладаю.

— Меня приятно удивило, когда в разговоре о пропавшей майке Ухова Сильнов сказал: "Главное, что медаль осталась в России".

— Я ребятам всегда говорю: "Вы — граждане России". Направляю их на честный путь в жизни. Хотя порой кажется, что сейчас это путь в никуда. А с майкой Андрей поступил по-граждански правильно. Иначе Ваню могли бы снять, и мы остались бы в ж… Если вместе пошли воевать за какую-то высотку, а у одного кончились патроны, другой не даст, что ли? Даст! Если бы Андрей не дал майку, Ухова пристрелили бы и Сильнова заодно. И не было бы нашей золотой медали. А у нас всегда была лучшая в мире школа прыжков в высоту — Шавлакадзе, Брумель, Тармак, Авдеенко, Клюгин, Сильнов, Ухов. У женщин — Елесина, Слесаренко, Чичерова. Вот сколько! А где хваленая Власич, немка Фридрих и другие? Выигрывают те, кто служит Родине.

Полное интервью:

http://summer.sport-express.ru/athletics/reviews/24792/