«Поле чудес» Анны Чичеровой

«Поле чудес» Анны Чичеровой

Чемпионка мира в прыжке в высоту Анна Чичерова рассказала о панике после Стамбула, азарте Юджина и фаворитах Лондона, а также поблагодарила всех, кто помог ей выбраться из пучины.

 

В марте из-за воспаления седалищного нерва Анна Чичерова проиграла зимнее мировое первенство в Стамбуле. То поражение и ту травму мы в своей памяти зафиксировали. Подробности Анна рассказала в интервью корреспонденту «СЭ» Сергею Бутову.

— Так что же происходило после Стамбула?

— Много чего. Страшно болел крестец (нерв крестцового сцепления. — Прим. С.Б.). Проблемы начались со спины. Но по ходу обследования выяснилось, что не все в порядке с тазобедренным суставом. Я с этим очень долго возилась. Проковырялась, наверное, месяца два. Пробовала все. Пиявки, иголки, массажи, походы к кинезиологам и мануальным терапевтам. Теперь даже не могу определенно сказать, что именно мне помогло.

— Но прошло ведь?

— Прошло. Спина по-прежнему ноет, но нет тех жутких прострелов, что были в Стамбуле. После зимнего чемпионата мы поехали в Португалию на сбор, и кроме бега трусцой и упражнений на пресс я вообще ничего не могла делать. Да что там упражнения, я при ходьбе чувствовала боль. Потом мне сказали, что это результат больших физических нагрузок после родов (Чичерова стала чемпионкой мира меньше чем через год после родов. — Прим. С.Б.). Даже обычные люди сталкиваются с такими проблемами, о спортсменах и говорить нечего.

Сильно расстроилась, когда узнала, что придется серьезно лечить, видимо, уже после Лондона, тазобедренный сустав. Пока мое тело дает мне прыгать, я эту возможность буду использовать. А остальное потом будет видно. Если бы вы знали, сколько людей было задействовано в моем лечении! Я им всем, как на "Поле чудес", "пользуясь случаем, хочу передать привет".

— Испуг после Стамбула был сильный?

— Я бы сказала, что в какой-то момент это была паника. В марте — апреле я привыкла заниматься совершенно иными вещами, чем теми, которые делала на этот раз. Нужно было вовсю набирать прыжковый объем, а у меня было ощущение, что я сижу на обочине. Это довольно депрессивное состояние. "Что я буду делать?" "Как я стану прыгать?" "Мне не хватит времени до Олимпиады!"

Когда у всех начались технические тренировки, я прыгать не могла вообще. Сейчас, когда до Лондона осталось совсем мало времени, я по-прежнему внимательно прислушиваюсь к собственному организму. Волна отчаяния, конечно, уже сошла. Но тревога осталась.

— Для дебюта в "Бриллиантовой лиге" вы выбрали американский Юджин. Именно этого и хотели — или это реверанс в сторону спонсора?

— Таков контракт, предполагающий жесткие условия. Но благодаря поездке в Америку я как-то встрепенулась, сумела сконцентрироваться.

 

— Мария Савинова рассказала, что за прошлогодний отказ приехать в Юджин ее действующий контракт был сокращен на 30 процентов.

— У меня речь шла о 35-процентном сокращении. Это большие деньги, но не в них дело. Я точно никуда не поехала бы, если бы знала, что участие в турнире угрожает моему здоровью. В Юджин приехала прыгать на 1,90 с неполного разбега. Но на месте выяснилось, что я могу больше. Началась азартная борьба, в которой не хотелось уступать. Света Школина прыгнула два метра, например. Именно она фактически вытащила меня на 2,02.

— Это были хорошие прыжки. Хотя привычной легкости им все же не хватало. Это так?

— Конечно, не хватало. А откуда ей взяться, легкости-то? Прыгала я там с пяти шагов — для привычных семи не хватало кондиций. Определенная недоработанность тоже чувствовалась — все-таки это была только четвертая моя прикидка в сезоне. Ни о каком автоматизме в прыжках не могло быть и речи.

— А сейчас?

— Сейчас я хотя бы вернулась на семь шагов. Хотя по-прежнему ощущается, что прыгала мало. С годами какие-то вещи нарабатываются автоматически, но все равно многое приходится тренировать регулярно. Даже с моим соревновательным опытом иногда выпадают заключительные три шага. Или начинаешь бежать слишком быстро. Или слишком медленно. Все эти нюансы — практика в чистом виде. Сейчас я постепенно приближаюсь к своему зимнему состоянию, когда могла прыгать с закрытыми глазами.

— Где будете прыгать до Игр?

— На чемпионате России в Чебоксарах и на "Бриллиантовой лиге" в середине июля, как раз в Лондоне. Мало? Возможно. Меня саму чуть-чуть смущает количество оставшихся турниров, но все же не настолько, чтобы это выбивало из колеи. Бывало и похуже. Думаю, справлюсь.

— В Чебоксары вы поедете, по сути, освобожденной от отбора. Это правильно?

— Видите ли, я впервые оказалась в такой ситуации. И с точки зрения чемпиона мира, которому скоро предстоят Игры, я не против, скажу честно. Можно спокойно готовиться. Так или иначе, любые отборы сильно напрягают. Это я уже говорю как спортсменка, которая в прошлые годы отбиралась постоянно. Не думаю, что чемпионы мира должны обязательно автоматически проходить в состав. Между чемпионатом и Олимпиадой дистанция почти в год. За это время все может поменяться. Но при этом у нас немало видов, где за лидером — пропасть. Если та же Маша Абакумова метает свое копье на 68 м и дальше, а за ней никого, то такой отбор для нее особого смысле не имеет.

 

— Результаты в женской высоте для середины июня довольно скромные. Согласны?

— Полностью. Я тоже думала, что будет поярче. Пока же средний результат где-то в районе 1,95. Но давайте не забывать, что не выступает Бланка Власич, не выступает Ди Мартино, только-только вернулась в строй Фридрих. А другие-то чего ждут? Вон, думала, шведки будут к июлю порхать, как бабочки. А они что-то не порхают.

— Что знаете про Власич?

— Ничего не знаю. Читала, что дела не очень хорошие. Но в прошлом году у нее дела тоже шли неважно, а потом…

— То есть вы не исключаете варианта Тэгу-2011, когда Власич говорила, как больно ей прыгать, а потом началась борьба на 2,05?

— Я тоже в Юджине была "ой, не могу прыгать", а показала 2,02. Разговоры про Бланку разные ходят. Но, судя по ее лицу на фотографиях, все действительно не очень радужно. И потом, не хочу даже думать об этом. Как и о том, сколько там прыгнула Шанти Лоу, сколько прыгнула другая. Отслеживаю результаты в порядке информации, но больше занята решением собственных проблем. Их пока хватает.

— Давайте называть вещи своими именами: вы поедете в Лондон главным фаворитом. Опыт Тэгу-2011 как-то поможет пережить нервотрепку?

— Я очень на это надеюсь. Все, что происходило в Тэгу, в том числе наша борьба с Бланкой, записано в моем блокноте жизни. Фаворит я или нет, но есть задача. И есть мечта. И к ним надо идти.

P.S. Час спустя Чичерова перезвонила сама. "Вы знаете, — сказала. — Я все думаю о "Поле чудес" и о тех людях, которые помогли мне выбраться из пучины. Опубликуйте имена этих специалистов, пожалуйста: Ф. Хамидулин, Н. Челнокова, В. Степанов, А. Лушников, Е. Федотов, Г.Чудный, Центр кинезиологии, компания Eaglesport, весь персонал медико-восстановительного центра "Юг-Спорт". Это далеко не полный список всех тех, кто помогал. И это, конечно, не реклама, что вы. Просто — спасибо. Я уже молчу о своих родных и близких, которые такого со мной натерпелись…"

Полностью интервью Анны Чичеровой можно прочитать в сегодняшнем номере газеты "Спорт Экспресс".