Семь в одной

Семь в одной

Чемпионка мира, призер Олимпийских игр в семиборье Татьяна Чернова рассказала о состоянии души, плове, рутине и спорах с отцом.

«Русский репортер» встретился с Татьяной Черновой и разобрался: какой нужно быть и что делать, чтобы стать успешной в спорте.

— Получается, что победа — в голове.

— Думаю, да. Потому что человек, наверное, периодически мешает себе своими мыслями, страхами какими-то, переживаниями, сомнениями — он только отдаляет себя от тех целей, которые наметил. А когда ты уверен и смел, трезво оцениваешь все события, то вообще нет предела совершенству.

— У вас есть свой способ привести нервы в порядок на стадионе?

— Закрываю глаза. Еще меня хорошо музыка отвлекает. Но на основные соревнования в сектор проносить с собой плейер нельзя. Поэтому просто ложусь, смотрю вниз или вверх. Я не замечаю, что вокруг происходит, кто как прыгает, куда бежит. Я сосредоточена на каком-то виде и на себе: вот сейчас накоплю сил между попытками, выйду и сделаю, что я должна и на что способна.

— А вам не кажется, что для многоборья надо обладать определенным характером? Ведь для него нужно заниматься многим, но более поверхностно. А один вид спорта, если им заниматься постоянно, может и надоесть.

— Конечно, семиборье должно подойти человеку по характеру, мне действительно было бы скучно делать что-то одно. Постоянно приходить на тренировку и изучать один и тот же вид — я даже не представляю, как это будет. Когда люди идут заниматься многоборьем, они знают, на что идут, что это нелегко — придется несколько раз в неделю тренироваться, очень много видов придется освоить. Многоборье вообще отличается от остальной легкой атлетики. Например, у нас свой календарь, свои старты. Нас редко приглашают на старты «Бриллиантовой лиги».

— Вы думаете, что сможете бросить карьеру ради семьи? Станете домохозяйкой?

— Вообще, мне это нравится — заниматься домом. Иногда, когда я полна сил, проснусь — и сразу замечаю, где что-то не так лежит, и начинаю везде наводить чистоту — мне это столько радости приносит! И готовить люблю. Мое любимое блюдо — плов. Меня папа научил, он очень хорошо готовит. Мы часто в Азию ездим — в Ташкент, в Самарканд, — напробовались там таких нереально вкусных блюд, что грех было не научиться делать их самой!

— Вам не приходится следить за фигурой — хватает нагрузок?

— Конечно, слежу! Я всегда ела все подряд и не следила никогда ни за весом, ни за чем — все всегда было в порядке. Но в какой-то момент, когда я подрастала, что-то пошло не так. Наверное, у каждого человека происходят какие-то изменения: ешь все то же самое, а оно по чуть-чуть, по чуть-чуть — и откладывается. Поэтому тренер, который является и диетологом, меня какое-то время ограничивал, даже диеты заставлял соблюдать. В общем, всеми силами пытался меня заставить привести себя в порядок, привить любовь к своему телу, к правильному питанию. Потому что, по сути, питаться правильно и быть стройной — это не так сложно. Многие люди, наверное, из-за недостатка времени и лени не соблюдают простейшие принципы здорового питания.

Тренироваться с родителями, мне кажется, непросто.

Ну да. Помню по детству: когда только начинала заниматься легкой атлетикой, у нас с папой было много разногласий — где-то я начинала спорить, где-то он начинал спорить, что-то доказывали друг другу. Но, по крайней мере, он меня ни разу не выгонял с тренировки. А бывало и по-другому. Я знаю девочек, которые тренировались у него раньше. И много случаев было, когда кто-то начинал качать права, настаивать на своем. Он сразу говорил: кто из нас тренер, ты или я? Если я тренер, тогда слушайся меня, если тебе что-то не нравится, иди вон со стадиона и занимайся, чем хочешь!

— Вот вы приходите домой после конфликта на тренировке. Что делала мама — мирила вас?

— Она поговорит со мной, поговорит с папой, потом соберет нас вместе. Мы, в принципе, стараемся не выносить то, что происходит на тренировке, со стадиона, потому что это неправильно. Разногласия же происходят по какой-то причине, может быть, чисто технической. К примеру, я, когда росла, не понимала, как какой-то вид делается или движение, и начинала спорить с отцом, доказывать свою правоту. А он считал совсем по-другому. И вот мы, вместо того чтобы изучать движения, выясняли, кто из нас прав. Но это же не повод для ссоры. Это обычная жизненная ситуация. Мы тогда в общественном транспорте ездили — и пока дойдем от стадиона до остановки, уже и забудем обо всех разногласиях.

— Вы себя внутренне на какой возраст ощущаете?

— На двадцать лет, наверное, по состоянию тела и души, но не по развитию.

— Обычно спортсмены взрослеют раньше своих сверстников.

— Я уже знаю намного больше своих сверстников, умею больше, видела больше. Мне хочется все время чем-то заниматься. Знаю, что многим людям моего возраста уже все неинтересно. Любят сидеть дома и бездельничать. Многие даже и в работе не смогли себя найти.

Полное интервью можно прочитать здесь: http://www.rusrep.ru/article/2012/03/20/genetik/