Возвращение

25 Мар, 2012

Чемпион мира и Олимпийских игр Джастин Гатлин в интервью на американском общественном радио рассказал о товарищах по тренировке, эволюции в беге и возвращении на вершину.

Этот разговор состоялся сразу после возвращения Джастина из Стамбула, где он стал чемпионом мира в помещении в беге на 60 м.

— Над чем вы сейчас работаете?

— Над стартом, некоторыми техническими аспектами. Работаю над максимальной и скоростью в конце дистанции. В этом мне помогают мои товарищи по тренировкам.

— Кто они?

— Один из моих партнеров – Чуранди Мартина. Он финишировал вторым в олимпийском финале бега на 200 м, уступив только Усэйну Болту. Жаль, что Чуранди получил дисквал за то, что наступил на линию, разделяющую дорожки. Но классно, когда у тебя есть такие спарринги. В этом соперничестве можно определить уровень твоей готовности перед любыми соревнованиями.

— Вы пропустили несколько лет из-за дисквалификации. Удалось вернуться на прежний уровень?

— Думаю, да. Я доказал это в Стамбуле, где выиграл золото, соревнуясь с сильнейшими в мире. А еще я показал результат 6.46 — такой же, когда я впервые стал чемпионом мира  в помещении. Тогда мне было 19 лет.

— Изменился ли спорт за время вашего отсутствия?

— По большому счету, нет. Спринт эволюционирует, становится больше быстрых бегунов. Восемь, девять лет назад таких было максимум трое, сейчас — 7-8 парней, которые могут побороться за медали и претендуют на подиум.

— Насколько тяжело далась вам дисквалификация?

— Тяжело. Это была дорога преодолений, физических и психологических. Но было много людей, которые верили в меня. Они, даже не зная меня лично, желали, чтобы я вернулся. И теперь я буду каждым своим выступлением доказывать, что я чемпион, что я способен красиво побеждать и завоевывать золотые медали. 

— Ближайшие Олимпийские игры в Лондоне – последние в вашей карьере?

— Не думаю. Я хорошо себя чувствую, отсутствие травм придает мне психологическую уверенность. А ведь многие ведущие спринтеры мира страдают от различных проблем со здоровьем. Так что вынужденный отдых пошел мне на пользу.

— Серьезно?

— Да.

25 Мар, 2012, press