Прошлое, настоящее и будущее

Прошлое, настоящее и будущее

Чемпионка мира, серебряный призер Олимпийских игр в метании копья Мария Абакумова вспомнила о Пекине и Тэгу, супе из микроволновки и целовании копья.

Корреспондент издания «Спорт-Экспресс» Елена Рерих  начала не очень издалека – с Олимпийских игр 2008 года.

— В Пекине  вы захватили лидерство в первой попытке, в четвертой установили рекорд Европы — 70,78. Чувствовали, что золото ваше?

— Установка была такая: показать на что готова. О медальном раскладе я тогда не думала. Меня радовал результат, на это и делала акцент.

— Перед последней шестой попыткой вы опережали чешку Барбору Шпотакову на 1,56, но железная леди копья в последней попытке совершила, казалось бы, невероятное: метнула на 71,42 и вышла в лидеры. Вы четко осознавали, что происходит?

— У меня был шанс ответить, но, как оказалось, я не была к этому готова. Я не имела опыта таких соревнований, поэтому тактически повела себя неправильно. Мне надо было больше верить в себя, а я побаивалась. Желание обыграть Шпотакову превалировало над моим физическим состоянием и техническим исполнением. Я немножко зажалась и последний бросок получился несколько неграмотным — 67,32.

— Как восприняли свое второе место?

— Очень расстроилась. У меня было немножко детское восприятие этой ситуации. На таком крутом старте я впервые оказалась лидером. Вроде бы прорыв, первая медаль на Олимпиаде, результат хороший, но в то же время чувствовала: могла, но не сделала. В тот момент мне позвонила мама. Она была безумно счастлива, а я ей говорю: "Мама, я проиграла". Она меня утешает: "Ты что, с ума сошла?! Ты так хорошо выступила". А я все свое: "Проиграла, проиграла". Для меня это был проигрыш, несмотря на то, что завоевала серебро.

— О Пекине вспомнила потому, что на чемпионате мира в Тэгу была похожая ситуация, когда в пятой попытке Шпотакова вышла вперед. Вам так не показалось?

— Многие мои друзья говорили, что у них тоже закралась подобная мысль. Скорее всего, сыграл роль опыт, который не купишь и из рук в руки не передашь. В тот момент я вела себя уже совсем по-другому, продумывала вариант, при котором все может измениться, любой может прибавить. И когда Шпотакова меня обошла, я не опешила, не потерялась, а продолжала соревноваться.

— Как вы считаете, победа на чемпионате мира была реваншем за Олимпиаду или уже пришло ваше время?

— Ой, не знаю… Многие называют нас заклятыми соперницами… Да, мы соперницы, но помогаем друг другу поднимать результат. Наша конкуренция — это действительно интересно. Я вспоминаю Олимпиаду и думаю, что для Барборы мое выступление там стало шоком, но принесло ей красивую победу: она выиграла в последней попытке. На чемпионате мира вновь было соперничество, но я уже стала сильнее психологически, набралась опыта и воспринимала Шпотакову как равную себе. Это было испытанием для меня, и я все сделала лучше, чем на Олимпиаде. Я специально работала над этим, и рада, что все получилось. Значит, я и мой тренер Александр Синицын работали правильно.

— С собой сколько снарядов возите?

— Одно — два копья на соревнования, два разминочных. За день до начала турнира копье надо сдать для проверки. Его измеряют, взвешивают. И если оно не соответствует параметрам даже на полграмма, метать им не разрешат.

— Видела, как вы целовали копье перед броском…

— Думаю, у каждого копья есть своя аура, свой характер. Копье, которым я выиграла чемпионат мира, мое личное. Я им многие соревнования выигрывала, оно мне уже родное, я его люблю. Сейчас оно дома стоит.

— Почти все метатели, запустив снаряд, нечеловеческим голосом орут ему вслед…

— Когда накопил много эмоций, они вырываются наружу. Ты весь вложился в этот бросок, и крик сам собой вырывается, не специально. Хотя мы так еще и соперников запугиваем(смеется).

— Какие-то приметы у вас есть?

— Если делаю хорошую попытку, то копье не меняю. Могу выбросить носки, если плохо в них метнула. Но одной приметы всегда придерживаюсь: когда прикалываю номер, булавку стараюсь не ронять, а если уж упадет, не поднимаю.

— А в Тэгу перед последней попыткой вы начали скакать, прыгать, кричать в секторе…

— Танец перед последней попыткой — это прикол. Я была такая счастливая, чуть-чуть дала волю эмоциям. Был такой кураж, что в последней попытке могла установить мировой рекорд, мне даже тренер сказал, мол, чуть-чуть осталось. Да я и сама чувствовала, что нахожусь в прекрасной форме. Но, видимо, время еще не пришло.

* * *

— Метатели копья выходят на центральную арену только на крупных соревнованиях. Чаще метают на задворках, без зрителей. Для вас есть разница, где выступать?

— Конечно. Когда на трибунах много заинтересованных зрителей, получаешь от них энергию, появляются азарт, кураж. Когда метаешь на центральном поле, лучше ощущаешь всю прелесть соревнований. А на тренировках лучше метать на запасном, как и на небольших турнирах.

— То есть вам даже для тренировок нужны специальные места. Где вы сейчас готовитесь, что делает Министерство спорта и лично Виталий Мутко для вас перед Олимпиадой в Лондоне?

— Виталий Леонтьевич еще прошлой весной приезжал к нам в Краснодар, посмотрел, где я тренируюсь, и был удивлен.

— Приятно?

— Скажем так: посмотрел на ситуацию и увидел, что есть к чему приложить руки. Благодаря его визиту местные организации полностью перестелили дорожку для метания копья — она была неровная, с выбоинами. Думаю, в моей победе в Тегу есть и заслуга Виталия Леонтьевича. Он вникает во все проблемы спортсменов, за что я ему благодарна.

— В Краснодар вас пригласили из Ставрополя. Знаю, что первое время жизнь там у вас была не сахар.

— Я жила в гостинице на моем любимом стадионе "Динамо". Было, мягко говоря, очень сложно. Комнатка маленькая — летом очень жарко, зимой холодно. Уходя, специально не выключала телевизор, чтобы, когда вернусь, создавалось ощущение: в доме кто-то есть. Сложно было с питанием. Суп из микроволновки такой невкусный! Но первое необходимо было кушать.

— Часто вспоминаете то время?

— Часто и с удовольствием. Все, через что я прошла — когда нет денег и не на что купить кроссовки, — мне помогало идти вперед. Верила: если буду трудиться, смогу изменить свою жизнь. Так и получилось. Теперь вспоминаю те времена с иронией и шуткой. Все те сложности меня стимулировали, редко в спортивной карьере все бывает гладко, без проблем. На то мы и спортсмены, характер у нас такой — преодолевать сложности.

— Когда почувствовали, что твердо стоите на ногах?

— Ой, мне кажется, недавно (смеется). Стало полегче, когда после Олимпиады появилась своя квартира. Мы с родителями были так счастливы!

— Мой коллега Сергей Бутов буквально пропел гимн вашим штанам, которые накануне старта в Тэгу вы пытались отмыть от смолы. Они счастливые?

— К чемпионату мира нам выдали форму. Но я взяла с собой штаны, в которых на Олимпиаде была второй. И вдруг, о, ужас! Счастливые штаны испорчены. Я уселась на смолу. К счастью, удалось купить специальное средство и быстро их отмыть, они стали, как новые.

— Эти штаны готовы ехать с вами в Лондон?

— Пока они отдыхают — я в них не тренируюсь.

— Вы наверняка видели, как Лена Исинбаева прыгала в Пекине. Уже в ранге олимпийской чемпионки она установила мировой рекорд. Мне кажется, вам по силам повторить этот подвиг.

— Всегда наблюдаю за выступлениями Лены, поражаюсь, как она это делает. Исинбаева — пример для подражания. Несмотря на то, что сейчас у нее трудности, она великая спортсменка, на таких людей надо равняться. Я же буду стараться выступить в Лондоне достойно, даст бог — все получится.

Полное интервью:

http://summer.sport-express.ru/athletics/reviews/19628/