Клишина открывает сезон

Клишина открывает сезон

Чемпионка Европы в прыжке в длину Дарья Клишина, которая завтра выступит на матче пяти стран в Глазго, рассказала о привычке бороться до конца, семиметровых прыжках и любви к «Русской зиме».

— Даша, как вы относитесь к «Русской зиме»?

— Эти соревнования предыдущие несколько лет открывали для меня зимний сезон. Первый старт для меня всегда связан с некоторой интригой, которая заключается в том, что не знаешь, чего ожидать от себя в соревновательной обстановке, поскольку тренировки не могут быть в этом смысле показательными. Мне в каком-то смысле повезло, ведь «Русская зима» проходит в родном для меня манеже ЦСКА, в котором я тренируюсь каждый день, а прыгуньи в длину соревнуются на яме, которая мне отлично известна. Так что «Русская зима» для меня – домашний турнир, в котором тренировочный и соревновательный моменты тесно переплетены. Наверное, поэтому я каждый раз с радостью предвкушаю выступление здесь.

— Ваш личный рекорд в помещении – 6.87. Он установлен в позапрошлом году на «Русской зиме». Есть задача в этом сезоне обязательно прыгнуть дальше?

— Конечно. Это методично закладывается мне в голову каждую тренировку: надо совершать семиметровые прыжки. Так что стремление улучшить зимний личный рекорд у меня уже на уровне подсознания (смеется). А потом, когда ты добираешься до гроссмейстерского рубежа в семь метров, понимаешь, что недаром тратишь свое время и силы. Ощущение того, что прыжок удался, приходит уже в полете, ты понимаешь, что это не на 6.70 и на 6.80, а значительно дальше. Хотелось бы почувствовать такое уже нынешней зимой. 

— В этом году вы открываете сезон в Глазго, на турнире «Пяти наций». Нет ли какой-то особой осторожности в связи с тем, что в прошлом году вы завершили выступления досрочно, из-за травмы?

— Естественно, чуть-чуть перестраховываюсь, поскольку технические тренировки и прыжки вне соревнований – это одно, а выступления – совершенно другое. Там прилагаешь совершенно иные усилия, пребываешь в другом состоянии. Как в этих условиях поведет себя нога, которую я травмировала на чемпионате мира, пока непонятно. Хотя после сентябрьской операции я полностью восстановилась, выполнила все тренировочные объемы, но дело ведь не только в физической составляющей. Как и у любого человека, у меня не дремлет инстинкт самосохранения, так что где-то на подкорке это меня немного сдерживает.

— А почему же этот инстинкт не сработал в финале чемпионате мира, когда вы прыгали уже с травмой?

Да, работал он, конечно. Это уже на холодную голову можно рассуждать, что зря я стала прыгать и усугубила травму, полученную на разминке, но я уверена, что подавляющее большинство спортсменов, вышедших на сектор в финале чемпионата мира, поступили так же, как я, то есть стали бороться до конца.

— Каковы задачи  на зимний сезон?

— Цели непременно поехать на чемпионат мира в Стамбул нет, но, как говорит мой тренер: как карта ляжет. Я открываю сезон в Глазго, потом выступаю в Москве на «Русской зиме». Если на этих двух стартах все будет хорошо, то третьим соревнованием в сезоне для меня станет чемпионат России, на котором и будет проходить отбор на «мир». Если я покажу высокий результат, то, конечно, не буду отказываться от возможности выступить в Стамбуле.