Якутская огранка

Якутская огранка

Победительница молодежного чемпионата Европы и взрослого чемпионата России в толкании ядра Евгения Колодко в эксклюзивном интервью Rusathletics.com рассказала о своем темпераменте, папином авторитете, еде до отвала и естественной красоте.

— Женя, желание быть сильной было всегда?

— Да, но это не только мое желание. Я выбираю такие виды спорта, в которых приходится быть сильной. А как может быть иначе в пауэрлифтинге или толкании ядра? Меня это не угнетает, я чувствую себя очень комфортно, меня все устраивает.

— А почему вы не выбрали, например, фигурное катание, баскетбол или художественную гимнастику?

— В гимнастику меня никогда не тянуло. А вот из игровых видов спорта я занималась волейболом. С него и началась моя физическая подготовка. Папа мне сказал, что необходимо подтянуть «физику», поскольку сил на атакующий удар не хватает. Вот я и решила поднять ОФП, и так подняла, что в волейбол больше не вернулась. В толкание ядра я пришла уже МСМК по пауэрлифтингу и азы легкой атлетики осваивала вместе с первым тренером — Зоей Прокофьевной Матвеевой, позже стала тренироваться у Светланы Николаевны Пестрецовой и Дмитрия Владимировича Запольского, которым я очень благодарна. Сейчас меня тренирует папа. Кстати, для этого он оставил свою основную работу: около десяти лет он был заместителем министра по спорту Республики Саха Якутия.

— Папа — непререкаемый авторитет? Как сказал, так и будет?

— Если он скажет прыгнуть с крыши, понятно, что я этого не сделаю. Но понимаю, что его советы очень ценны и полезны для меня, поэтому, чаще всего, я с его мнением соглашаюсь. Тем более, спорить с ним, в принципе, бесполезно. Он иногда может снисходительно сказать: ну, хорошо, сегодня сделаешь на подход меньше. А начнешь вступать в жесткую дискуссию, получишь больший объем нагрузок. Так что я свое мнение высказываю, но с умом (смеется). Но, конечно, папа — авторитет.

— Он объясняет, почему надо сделать то или иное упражнение?

— Конечно. Папа поначалу меня просто тренировал, а потом мы с ним сели и всё по полочкам разложили. Теперь я понимаю его методику и осознаю, что все задания требуют стопроцентного выполнения. Так что сейчас не может быть никакой халтуры, никаких просьб сделать на одно повторение меньше.  

— В вашем виде легкой атлетики редко случается, чтобы большие победы приходили к молодым. Готовы ждать, когда придет ваше время?

Конечно, потерпеть придется. Но, обратите внимание, что в Тэгу у ребят выиграл мой ровесник, 21-летний Давид Шторль. Так что понемногу стереотип о том, что у нас возрастной вид спорта, начинает ломаться. Загадывать о том, сколько надо ждать мне, не буду. Я точно знаю, что не хочу оставаться в спорте до 35 лет, поскольку мне важно не только в сектор выходить соревноваться, но и жизнь свою строить.

— Когда вы выиграли взрослый чемпионат России, почувствовали, как удивились окружающие?

— В Чебоксарах ко мне подходили другие тренеры и говорили: мы даже не предполагали, что после молодежной «Европы» ты так сумеешь выступить. От кого-то узнавала, что меня даже не рассматривали в числе претендентов на медали. Часть народа затихла, а потом сообщила, что в шоке. Что же теперь делать? Так получилось. Я победила, и, знаете, не сильно расстроилась (смеется).  

— Для вас было важно выиграть в компании титулованных и взрослых соперниц?

— Я по поводу статусов и личных рекордов не рефлексирую. У кого-то есть результат 22 метра. Отлично, вот только его в качестве справки не предъявишь, главное — на что человек способен в данную минуту. На чемпионате России я показала свой результат. Меня могли бы обыграть только в том случае, если бы кто-то толкнул дальше. Но на тот момент я оказалась сильнее. А по поводу титулованных соперниц…  Мне нравится находиться в секторе с Валери Адамс, Надеждой Остапчук, Надин Кляйнерт. Я не их фанатка, но мне приятно.

— Можете сказать, что вы известная толкательница ядра?

— Думаю, что после этого сезона меня стали знать лучше. Я не звезда, но обо мне знают. А на Бриллиантовой лиге в Цюрихе ко мне подошла Надин Кляйнерт, пожала руку, поцеловала в щечку, поздоровалась. Это меня, конечно, удивило. Я не сильно стремлюсь с кем-то породниться. Хочется войти в элитную компанию на равных. И общаться также. У меня вообще среди толкательниц ядра нет подруг.

— Звания налагают определенную ответственность?

— Когда я ехала на чемпионат России со званием чемпионка Европы среди молодежи, вообще не думала об этом. А потом, я не выиграла чемпионат мира или Олимпийские игры. Пока не выиграла. Если это случится, посмотрим, как я буду реагировать на свои титулы, и насколько это будет на меня давить.

— Папа уже предупредил, что подготовка к следующему сезону будет очень тяжелой?

— Когда я  готовилась к «Европе» и «России», он меня предупредил, что это только цветочки, а ягодки будут зимой. А ведь летом я почти «умирала» на тренировках. А сейчас я понимаю, что все нагрузки «переварила», абсолютно со всем справилась и могу еще.

— На что сейчас направлены тренировки?

— У меня период, когда надо увеличить силовые показатели, да и мышечной массы немного добавить не помешало бы. При этом надо сохранить технику и скорость.

— Мышечную массу еще надо поддерживать.

— Конечно. Нас, как свинок, будут откармливать, наверное. Папа, когда ем, всегда сидит напротив. Я ему говорю: «Может, мне так не налегать?» В общем, сошлись на том, что есть я буду еще больше, и тренировочные объемы, конечно, возрастут.

— Что едите?

— Вот мое меню на сборе в Якутске в период подготовки к чемпионату мира. Завтрак: овсяная каша, творог, яйца. Обед: салатик (чаще всего свежая нарезанная рыба с солью, с луком), называется это якутское блюдо салат «Индигирка», суп солянка или суп-лапша. На второе — рис, гречка или макароны. Из мяса был огромный выбор: жеребятина, оленина,  свинина, курица. Десерт я обычно оставляла себе на вечер. Очень люблю мороженое. За август я успела два килограмма набрать. Но я при этом интенсивно тренировалась, так что нарастила именно мышечную массу.

— Дома лучше готовиться?

— У нас перед «миром» был выбор: поехать в Подольск или в Якутск. Папа настоял на Якутске и был прав. Дома лучше. Стадион в двух шагах, тренажерный зал рядом. И поддерживают меня в родном городе, будь здоров. Я бы с удовольствием сейчас всю зиму «пропахала» в Якутске.

— Вы по-прежнему тренируетесь в одиночку?

— Теперь уже нет. К папе и ко мне присоединится мой молодой человек. Ему 20 лет. Он мастер спорта в толкании ядра. Не могу сказать, что я сильно горевала, когда мы с папой работали на пару. Но теперь у меня появился конкурент (смеется). Конечно, мужчины сильнее, поэтому стремиться обыграть их  полезно. Так что нас ожидает кооперация, и тренировки будут повеселей. Хотя веселиться, похоже, уже некогда. Следующий год станет насыщенным донельзя.

— Самая жесткая оценка, которую давал папа, когда был недоволен вами?

— Папа у меня вообще словами и эмоциями не разбрасывается. От него не дождешься криков: супер, ты молодец, все идеально, класс. На чемпионате мира я, по его оценке, выступила отлично, на «России» была молодцом, на «Европе» — умницей. По пятибалльной шкале он меня оценивает на четверочку. Все восторги, которые он испытывает по поводу меня, держит внутри. Там же остаются и негативные эмоции.

— Вы это ведь чувствуете, что он расстроен?

— Конечно. Я даже по телефону все слышу. Мы друг друга понимаем с полуслова. Давно-давно было время, когда я никак не могла толкнуть дальше 14.50. Он очень переживал. А потом я выиграла свою зимнюю Россию (я уже тренировалась у Светланы Николаевны Пестрецовой) с результатом 16.30. Я звоню папе, сообщаю об этом. Какую же радость я почувствовала в его голосе! Папа так расстраивался, что меня удовлетворяют вторые-третьи места. А для него, кроме первого, ничего не существует. Он и меня на это настраивает. Бывает, даже до слез доводит. Я завоевала свою первую медаль на международных соревнованиях, став второй на Кубке Европы. Толкнула 17.85. А отец мне говорит: «Что ты радуешься? Выиграла Анита Мартон, а ты проиграла!». Бывает и такое. Но, в основном, он за меня радуется и переживает намного больше, чем я.

— А вы серьезно страдаете, если что-то не получается?

— 2-3 года назад просто зацикливалась на своих неудачах. А в один прекрасный момент мой  молодой человек меня перенастроил, убедил, что надо все дурные мысли из головы выбросить. Я так и поступила. И на следующем старте у меня все получилось.

— Когда метательница молота Анита Влодарчик установила мировой рекорд, то радовалась так, что получила серьезную травму. Вы как празднуете?

— Я просто сумасшедшая. Конечно, стараюсь себя контролировать, говорю себе: «Женя, надо улыбнуться, поблагодарить всех». Но потом начинаю прыгать, бегать, орать, танцевать, глаза горят. Я все переживаю очень бурно, эмоционально. Наверное, во мне еще какая-то детская непосредственность сидит. Потом смотрю на записи, и смешно становится, но я себя не осуждаю. Я недавно пересматривала свои фотографии с чемпионата мира. На большинстве из них видно, что в  сектор я захожу с улыбкой. Я просто получала удовольствие от тех соревнований, мне все нравилось. Это ведь безумно круто: чемпионат мира, мой первый, взрослый. Хотя финал для меня складывался непросто. Если бы я не собралась на третью попытку, то не попала бы в восьмерку, которая продолжала бороться за медали. Но я попала, а в итоге стала пятой с личным рекордом! Ужасно радовалась. Я потом, придя домой,  разревелась, непонятно от чего. Может, хотелось чего-то большего. Но, видимо, это меня «отпустило». В секторе радовалась, потом плакала (смеется).

— Такая отдача мотивирует работать дальше?

— Еще бы. Когда «пашешь» на тренировках, то вкладываешь в свое занятие не только силы и время, но и душу. Если у тебя ничего потом не получается, то это губительно сказывается и на самооценке, и на последующих результатах. Но, когда побеждаешь, устанавливаешь личные рекорды, это невероятные эмоции. Хочется испытывать их снова и снова. Это как наркотик.

— Вы из Якутии, значит, ваш любимые драгоценности — бриллианты?

— Да, конечно. Я же девушка. Они и мои лучшие друзья (смеется). После чемпионата мира у нас было небольшое чествование в Якутске. Столько подарков! Один из самых запоминающихся был в салоне якутских бриллиантов «ЭПЛ Даймонд». Я там давно присмотрела кольцо из белого золота с пятью бриллиантами. Но купить просто не решалась. А тут руководство этой компании предложили выбрать то, что мне нравится, я колечко и взяла. Вот так нас дома поддерживают!

— Самое любимое занятие?

— Ходить по магазинам. Но не за одеждой, а за косметикой. Здесь я большая любительница шопинга. Хотя иногда меня не столько сами покупки интересуют, а процесс выбора. А еще я очень люблю делать подарки своим близким и друзьям.

— Какой образ вы создаете себе при помощи косметики?

— Я сторонница естественной красоты. Поэтому косметику использую очень умеренно. Сейчас на мне тушь, румяна, брови я подвела. Не люблю пользоваться яркой помадой, предпочитаю что-то нейтральное. Такая девочка-милашка а-ля натюрель.