Паспортный контроль

Паспортный контроль

Российское антидопинговое агентство (RusADA) приступает к вводу в обращение биологического паспорта спортсмена — набора сведений о допинг-тестах, которые позволяют делать выводы о применении запрещенных препаратов даже без положительной пробы.

«Московские новости» опубликовали материал о том, что такое биологический паспорт и как проходит «паспортизация» российских спортсменов.  

Современные методы контроля не всегда позволяют уличить атлетов, употребляющих допинг, — в большом спорте слишком много запрещенных препаратов и вариантов их применения. Биопаспорт позволяет выявлять мошенников по косвенным признакам. Если у спортсмена резко меняются показатели в анализе крови — это верный признак, что он пытается добиться преимущества над соперниками при помощи фармакологии.

Идея использовать изменения естественных биологических параметров в организме в качестве доказательства использования спортсменом запрещенных препаратов и методов существовала с 1960-х годов. Тогда, правда, подразумевали стероидный паспорт — проблема манипуляций с кровью еще не стояла столь остро. Начать реализацию этого замысла получилось только в 2002 году — через несколько лет после учреждения Всемирного антидопингового агентства (WADA) и введения внесоревновательного допинг-контроля.

«Когда мы говорим о современном биопаспорте, мы подразумеваем его кровяную (гематологическую), стероидную и эндокринологическую разновидности, — говорит «МН» исполнительный директор RusADA Никита Камаев. — Как о полноценном инструменте сейчас можно говорить только о паспорте крови. Остальные находятся на очереди. Впрочем, это может произойти в любой момент. WADA старается публично не анонсировать свои шаги до возникновения конкретного прецедента».

Первой жертвой новой программы стала в 2009 году Клаудиа Пехштайн, пятикратная олимпийская чемпионка по конькобежному спорту, самая успешная немка в истории зимних Игр. WADA дисквалифицировала спортсменку только на основании показателей крови, свидетельствующих о внешнем воздействии. Это означает, что спортсменку «вели» продолжительное время (WADA рекомендует делать выводы на основании как минимум семи проб, сделанных в разные периоды). Пехштайн апеллировала в Международный спортивный арбитражный суд (CAS) в Лозанне, но с треском проиграла. В итоге допинг-службы получили возможность и в дальнейшем использовать формат «неаналитических проб». В настоящий момент по этому признаку в мире дисквалифицировано уже девять человек.

В России старт программе по введению биологических паспортов дан в середине 2010 года. Программа состоит из нескольких частей. Во-первых, забор крови в сборных России по циклическим видам спорта, находящимся в «зоне риска» (плавание, легкая атлетика, велоспорт, конькобежный спорт). «Можно сказать, что у 70% представителей сборных по перечисленным видам гемапаспорта уже существуют. Каждый из них сдал не менее трех кровяных проб по 5–7 мл в разные циклы своей подготовки. Есть некоторые проблемы с зимними видами спорта, но они носят технический характер. Многие «зимники» постоянно находятся за пределами нашей страны, и системно производить забор нам пока не удается», — говорит Камаев.

Общая стоимость проекта не раскрывается, но, по словам представителя RusADA, это не очень большие деньги — речь точно не идет о миллионах рублей. Основные расходы — это процедуры забора крови, которыми занимается специально привлеченная структура. Летом этого года RusADA приступила ко второй части — статистической обработке собранных проб. Далее предстоит самое важное: создание пула экспертов, которые будут анализировать эти результаты и выдавать окончательные рекомендации. «Это ключевой вопрос введения биопаспорта в любой стране, — рассказал «МН» спортивный врач Хельсинкского университета Сергей Илюков. — Во всем мире такие эксперты дорогого стоят — в смысле уникальности самой экспертизы. И реально интересно, кто бы мог этим заниматься в России».

По словам Никиты Камаева, в настоящее время такой экспертный совет де-факто создан. В него вошли три человека, ожидаются еще двое. Все они отечественные специалисты по гематологии. Также в качестве консультантов планируется привлекать зарубежных экспертов. «Можно сказать, что совет уже начал действовать в рабочем режиме. Есть предварительные результаты. Не знаю, правда, в каком смысле их можно назвать положительными. Через месяц-полтора наша организация будет готова объявить о них публично. Думаю, эти результаты будут достаточно резонансными», — отмечает исполнительный директор RusADA.

Первые результаты паспортизации станут известны к началу 2012 года.