Партитура рекорда

Партитура рекорда

Евгений Загорулько рассказал о рекорде своей ученицы Анны Чичеровой, педагогических приемах и спортсменах — гладиаторах.

— Вы готовились к тому, что Аня будет в Чебоксарах штурмовать рекорд России или это получилось на кураже?

— Партитура была написана заранее, потому Аня и начала с 1,88 м, а не с 1,85 м, как это обычно делала. Рекорды не устанавливаются спонтанно, этому предшествует продуманная подготовка. Аня по характеру максималист, и по ее настрою, по тем результатам, которые она показывала на тренировках, я был уверен, что она сможет реализовать задуманное. Рекорд Тамары Быковой – 2,05 м был обновлен в 2004 году Еленой Слесаренко, которая уже два года тренируется у меня. Достижение Быковой простояло 15 лет, а рекорд Чичеровой будет ориентиром для российских высотниц еще дольше. На следующий год замахнемся на рекорд Стефки Костадиновой. Аня попробовала штурмовать 2,10 м в Чебоксарах, но пока не время. Собственно говоря, такой задачи на чемпионате страны мы не ставили. Нельзя дважды испытывать судьбу и доверяться эмоциям. Поэтому я сразу сказал: «Ты задачу выполнила, на этом пока закончим». Аня согласилась, — рассказал Евгений Загорулько в беседе с корреспондентом «МН».

— Что изменилось в Чичеровой с появлением дочери?

— Поменялось сознание, мотивация, что стало главным плюсом в тренировках. Если раньше по характеру Аня была какой-то сумбурной, могла на ровном месте конфликтовать, то сейчас она успокоилась и четко знает, что надо делать, в каком направлении двигаться. Семья, ребенок очень изменили ее характер. Смотрите: только в марте, когда дочери исполнилось полгода, Аня приступила к регулярным занятиям спортом. С мая начала планомерную подготовку. До чемпионата России было три контрольных старта, где она прыгнула на 1,95, 1,96 и 1,99 м. Я видел, как быстро происходит ее восстановление, как стремительно она набирает форму. И на чемпионате России мы были настроены побить рекорд страны.

— Как удержать такую форму до чемпионата мира?

— В Тэгу перед нами стоит задача не удержать форму, а завоевать золотую медаль. И какой это будет результат – не столь важно – 2 м или 2,10 м. В свое время мы с Леной Елесиной приехали на Олимпиаду в Сидней. Восемь лет я эту спортсменку поднимал. Так вот приехали, и она с первой попытки взяла 2,01 м. Прыгнула и выиграла. Победа есть победа. Так что Аня сейчас уедет с мужем к родителям и дочери в Белую Калитву. А 1-го августа мы соберемся в Подольске. Немного поработаем и — во Владивосток на акклиматизацию перед поездкой в Корею.

— Говорят, что во Владивостоке условия не супер?

— В университете будем жить. Но вообще российские легкоатлеты условиями для подготовки не избалованы. Правда, не могу не сказать, что сегодня появился один такой оазис – база в Сочи, где мы готовились с марта по май. Такого в России нет нигде. Тренировались на центральном городском стадионе, который полностью удовлетворяет современным требованиям. Жили в гостинице «Парус», коллектив которой вышколен не хуже китайцев или японцев. Все улыбаются, кланяются, готовы помочь и исполнить любую прихоть. В России с подобным отношением к нам, спортсменам, приходится сталкиваться не часто. И для сравнения база в Подольске, которую можно назвать «домашней». Все разбито, условий никаких, хотя в советские времена она считалась одной из самых-самых.

— Теперь в вашей группе тренируется Елена Слесаренко, чей рекорд был побит Чичеровой. Какова была ее реакция?

— Два года я помогаю Лене встать на ноги. Когда согласился работать, у Лены за плечами уже был титул олимпийской чемпионки, поэтому что-то кардинально новое уже не сделаю. Лена переживала сложный период, у нее болело колено, стопа. Перенесла две операции. Слесаренко — непростой человек. Она отдала спорту все, и поэтому я, как государственный тренер, не мог пройти мимо того, чтобы не помочь спортсменке попробовать еще раз испытать судьбу. Слесаренко — твердая по характеру и целеустремленная.

После двух непростых лет, в течение которых выше 1,88 м она вообще не прыгала, любой другой, на ее месте давно бы все послал к черту и ушел, но спортсменку это не сломило. А ведь она закончила дипломатическую академию, защитила диссертацию, стала кандидатом педагогических наук. В ее жизни появилось нечто новое, что дает ей возможность работать. Но Лена хочет еще раз проверить себя. И ее выступление на чемпионате России показало, что у этой спортсменки есть потенциал, чтобы подготовиться и достойно выступить на Олимпийских играх в Лондоне.

— В чем вы видите ее нераскрытые резервы?

— Самое главное на сегодняшний момент помочь спортсменке поверить в себя. В Слесаренко словно живут два человека. Один говорит: «Ты можешь, давай, делай!» А другой чертенок тормозит. Это чувство страха и неуверенности в себе, которые надо искоренять.

— Как?

— Есть много педагогических приемов.

— Кнут и пряник?

— Всякие. Однажды, в советское время меня вызвали на коллегию руководители нашего спорта, чтобы отчитать за то, что бываю грубым со спортсменами. И тогда в качестве защиты я привел слова Макаренко, который говорил, что если метод физического воздействия приносит положительный результат, то он оправдан.

— Могли бы еще Англию упомянуть, где часто прибегали к розгам.

— К розгам прибегать не стану. Более эффективный метод — устраивать тренировки так, чтобы на каждой спортсменка могла бы себя в чем-то преодолеть. Нестандартные упражнения, которые Лена боится делать. Но я человек терпеливый, говорю – вперед и жду. Час, два, пока не прыгнет. 

— В вашей группе очень много талантливых прыгунов. Вы, как и тренер по фигурному катанию Алексей Мишин считаете, что именно это является «краеугольным камнем методы»?

— Наша задача государственная – завоевывать золотые медали. И если искусственно ограждать кого-то от каких-то внешних факторов, то ничего не добьешься, результатов не будет. Человек должен пройти жерло борьбы, тогда он становится стойким. И именно на такого можно рассчитывать в борьбе за медали.

Мне не надо, чтобы Чичерова и Слесаренко, равно как и Сильнов, Шустов друг друга любили. Мои спортсмены – гладиаторы. Вышли в сектор – убей. Но сделай это честно. А за пределами сектора, по жизни, подлянок делать не смей. Принцип у меня такой.