Отличница Лебедева

Отличница Лебедева

Олимпийская чемпионка Татьяна Лебедева, приехавшая на Президиум ВФЛА, рассказала Rusathletics.com о послеродовой депрессии, заботливом муже и бешеном ритме жизни.

— Татьяна, как чувствуете себя и на кого оставили дочку, которой только две недели?
— Маленькую Сашеньку оставила дома с папой. Коля —  опытный отец, очень много занимается с нашей старшей дочерью Настей, поэтому ему я доверяю, как никому другому. Знаю, что с обеими девочками все будет в порядке. У меня пока не так много грудного молока, поэтому прикармливаем малышку смесями, но кормим из бутылочки со специальной соской, которую купил Николай. Дети часто отказываются от грудного вскармливания после обычных сосок, так как там совсем не надо напрягаться и молоко льется легко. А эта соска так сделана, что ребенку надо сильно поработать, чтобы поесть и, таким образом, он не отказывается от груди.

— Есть разница между первыми и вторыми родами?
— Сейчас я уже более осмысленно всё делала. Уже что-то планировала, тренировалась до последнего месяца. Правда, маленькая Сашенька не торопилась появляться на свет, пришлось вызывать роды, так как все сроки, поставленные врачами, я уже перехаживала. Родила достаточно легко, ребенка сразу положили мне на живот, и так мы с ней пролежали вместе два часа. Она успела и поесть, и поплакать, и все свои дела сделать. Ощущения, конечно, непередаваемые. Какое-то неземное счастье.

— Настя не ревнует?
— Мы стараемся уделять ей, как можно больше времени, чтобы она не чувствовала себя обделенной. Иногда хочется отдохнуть или поспать, но приходится отвечать на Настины вопросы о младшей сестренке, которые она задает без остановки. Объясняем ей все, показываем. Я вообще чувствую вину перед старшей дочерью, так как из-за постоянных соревнований и сборов уделяла ей мало времени. Она мною недоласканная и недоцелованная. Сейчас пытаюсь наверстать упущенное. А вообще она рада сестренке, правда, пока боится брать ее на руки, только трогает и гладит.

— Кто, помимо мужа и Насти встречал вас из роддома?
— Целая делегация. Кроме родственников свою «внучку» встречал мой тренер Вячеслав Догонкин, Лена Исинбаева, Оксана Удмуртова, мои коллеги из Волгоградской областной Думы.  Наделали массу фотографий. В общем, все прошло отлично. Выписали нас на пятый день. Муж за это время все дома подготовил к нашему приезду.

  — После родов я уже второй раз прилетаю в  Москву. Неделю назад я приезжала на сдачу письменного госэкзамена по английскому языку в Дипломатической академии МИД, где мы учимся с Леной Слесаренко. В нынешний приезд совпало два события: Президиум ВФЛА и устный госэкзамен по английскому. Все прошло успешно. А экзамен я сдала на «отлично», так же как и Лена. После этого  бегом на самолет и домой. В июне прилечу опять — у меня будет защита дипломной работы.

— Где берете силы на такую интенсивную жизнь?
— Главное все правильно распланировать. Конечно, устаю очень, но останавливаться нельзя. Сейчас трудно, но сдам экзамены, и будет легче. Не переносить же все на следующий год. Там уже к Олимпийским играм надо будет готовиться.  Правда, от усталости нервы иногда сдают. В прошлый раз после сдачи экзамена опоздала на регистрацию самолета на пару минут. Побежала просить, чтобы меня посадили на рейс, но работница Аэрофлота никак не хотела войти в мое положение. Я ей стала объяснять, что у меня нет багажа, что сдавала экзамен, что дома у меня грудной ребенок, а она мне сказала, чтобы я не нервничала, а то молоко пропадет и …летела следующим рейсом.  В панике звоню Коле в Волгоград и объясняю, что, скорее всего, не прилечу этим самолетом, но он все взял в свои руки, дозвонился до нашей Думы. Оттуда позвонили в Аэрофлот. Эта тетка все-таки выдала мне посадочный талон, когда до отлета самолета осталось совсем мало времени. А вслед мне эта прекрасная женщина говорит: «Ты же спортсменка, вот и беги». Неслась я как сумасшедшая. Весь полет потом проплакала от обиды.

— А вы не сказали ей, что вы Олимпийская чемпионка и ваше фото до сих пор висит на рекламном плакате Аэрофлота в Шереметьеве?
— Так противно все это было, что ничего не стала говорить, какая разница, кто я, надо просто по-человечески к людям относиться. Вот и все. Уже дома подумала, что надо было хоть ее фамилию запомнить, но тогда не до этого было, тогда мне просто надо было лететь к ребенку. Не знаю, почему так отреагировала, может это и есть послеродовая депрессия.

— Она, надеюсь, не сказывается на вашем желании вернуться в спорт?
— Нет, конечно. Мы с Колей кладем ребенка в коляску и идем гулять на стадион. Там я понемногу разминаюсь, делаю упражнения на растяжку, бегаю трусцой. Так что, можно сказать, приступила к тренировкам. Правда, кости таза еще не совсем сошлись после родов, поэтому чувствую некоторый дискомфорт. А так я уже на пути к Лондону!

Алла Глущенко