Другая Исинбаева

11 Фев, 2011  |  Новости

Елена Исинбаева рассказала о том, как научилась получать удовольствие от простых вещей, что изменилось в ее жизни, и расставила приоритеты.

В прошедшее воскресенье двукратная олимпийская чемпионка и многократная рекордсменка мира в прыжке с шестом Елена Исинбаева вернулась в спорт после почти годичного перерыва. Вернулась триумфально, как и положено великой спортсменке, победив на турнире «Русская зима» с лучшим результатом сезона в мире 4,81 м. А на следующий день Елена Исинбаева дала эксклюзивное интервью «Советскому спорту».

ЕЛЕНА ИЗ «КОСМОСА»
Мы договариваемся о встрече на 10 часов утра. На утро после исторической победы Исинбаевой на «Русской зиме», победы, с которой она вернулась. Но ровно в десять Елена чуть укоризненно качает головой: что это, мол, корреспондент на две минуты опаздывает.

Она поселилась в Москве в гостинице «Космос». Символично: даже первый после годичной паузы результат Исинбаевой – и тот для конкуренток космический. Ближайшая из преследовательниц на «Русской зиме» преодолела планку на 25 сантиметров ниже…
Мы не виделись с Леной почти год. С кошмарного для нее марта 2010-го, когда на зимнем чемпионате мира в Дохе она сенсационно осталась без медали. И тогда, и сейчас Исинбаева улыбается. Но тогда – по-актерски вымученно, бессильно… Сейчас Елена светится. Светится от счастья, как человек, только что преодолевший очень важный этап.

У нее по-прежнему жесткое расписание. Поэтому на интервью ровно 20 минут и ни секундой больше. Потом тренировка, отъезд, снова тренировка. Раньше Лена ходила по этому замкнутому кругу, как тигр в клетке. А теперь она радуется каждому мгновению.

– Лена, что изменилось?
– Просто я теперь другая Лена, – подмигивает Исинбаева. – Прежняя Лена, год назад, была уставшая, замученная, вымотанная. Ей приелись все эти соревнования. Даже победы, рекорды уже не доставляли радости. А теперь я отдохнула, набралась новых эмоций. У меня больше нет никаких проблем с мотивацией. Я просто по-новому смотрю на спорт… – Елена на секунду задумывается, – да и на жизнь в целом.

– А как это – по-новому?
– Раньше я думала только о конечном результате. Мне нужна была только цель, а потом следующая цель и еще… А сейчас я научилась наслаждаться процессом. Самыми простыми вещами: вот я разминаюсь, чувствую свое тело, выхожу в сектор, аплодисменты трибун, я прыгаю… На «Русской зиме» меня просто трясло от адреналина: как же я хочу прыгать! Для меня это вообще стало словно первым стартом в жизни.

– Вы уверены, что этого энтузиазма хватит надолго?
– Уверена, – Лена резко кивает. – Все зависит от меня. А я настроена очень серьезно.
– Наверняка вы мечтали не просто вернуться и победить, но и установить мировой рекорд в первом же старте?
– Конечно, мечтала, – согласно кивает Исинбаева. – Это же Москва, мой домашний турнир. На нем всегда хочется сделать нечто грандиозное. И работу мы с моим тренером Виталием Афанасьевичем Петровым проделали колоссальную. Девять месяцев я тренировалась по два раза в день! Больше у меня в карьере не будет возможности заложить такую базу. Другое дело, что после такого перерыва, как бы ты ни была готова, никогда не знаешь, что получится. Можно просто сорваться от нервов… – Лена морщится и поправляет и без того аккуратную прическу.

«РАНЬШЕ КАЗАЛОСЬ: ЧТО-ТО УПУСКАЮ В ЖИЗНИ»
– На пресс-конференции накануне «Русской зимы» вы сказали, что этот год без выступлений как будто бы и не жили…
– Было странное чувство. Я привыкла к адреналину во время соревнований, к этому азарту, к гимну России в мою честь, в конце концов! – голос Исинбаевой чуть дрожит. – Привыкла, что я всегда готовлюсь к чему-то определенному. А тут мне девять месяцев пришлось только тренироваться. Мне многие говорили: «Лен, да ты можешь вообще больше не прыгать, мы тебя и так любим». Но я хотела прыгать! Я всегда знала, что сначала хочу добиться своих целей, а потом уже, как в песне, жить легко.

– Но вы же не сразу после неудачи в Дохе приступили к работе. Что с вами происходило в те месяцы, когда не было ничего – ни тренировок, ни стартов?
– Это было с середины марта и до начала мая. Сначала, конечно, я просто наслаждалась отдыхом. Но очень быстро перестала понимать, ради чего живу. Отдыхала всего-то месяц, но казалось – целую вечность. Раньше я все четко знала: во сколько встать, что покушать, когда пойти на тренировку… У меня вся жизнь была подчинена строгому режиму. А тут я просыпаюсь и понимаю: все 24 часа в сутках – мои! Могу заняться чем угодно. Но при этом меня охватывала паника: что мне делать, куда идти?!

– Вы же наверняка мечтали об этом все долгие годы в спорте – никакого режима, никаких ограничений в еде, тусовки, клубы…
– Да, мне раньше постоянно казалось, что я что-то теряю, упускаю в жизни. А когда я наконец получила полную свободу, оказалось – теряю-то я на самом деле, когда я вне спорта! Я очень рада, что был этот перерыв. Как возможность все осознать и правильно расставить приоритеты.

– Этот перерыв, наверное, был для вас генеральной репетицией того момента, когда из спорта придется уходить навсегда?
– Думаю, да, – Исинбаева вдруг опускает глаза. – Но когда буду уходить насовсем, наверное, это будет все же легче. Я уйду довольная, удовлетворенная на все сто процентов тем, чего мне удалось добиться. И дальше уже буду просто искать любимое дело в своей новой жизни. У меня не будет ощущения, как было сейчас, будто я живу не той жизнью, какой должна жить.

– У вас есть титулы, слава, деньги. И только появилась свобода – как вы сделали все, чтобы от нее поскорее избавиться!
– Вот представьте: я целый месяц ходила в клубы, рестораны, не ограничивала себя ни в чем. А потом вдруг поймала себя на мысли: я хочу снова испытывать чувство голода. Хочу снова жить по режиму. Люди всегда хотят того, чего у них в данный момент нет, – улыбается Елена.

– Зачем, взяв паузу, вы сразу поехали в родной Волгоград, вместо того чтобы наслаждаться красивой жизнью в Монте-Карло, где постоянно проживаете?
– Я соскучилась по родителям, друзьям. В Монте-Карло тоже хорошо, у меня там есть знакомые, но город, где я родилась и выросла, – это совсем другое. Я даже просто приезжаю туда и чувствую себя другой. Защищенной от всего плохого, что ли…

– В бытовом плане переход от роскошного Монте-Карло к Волгограду и обратно дается сложно?
– Я спокойно к этому отношусь. Материальные ценности для меня в жизни стоят на втором плане. Куда важнее человеческие отношения. Да, в Монако красиво, пафосно, но мне кажется, все немного искусственно. А в Волгограде я такая, какая я есть.

«В ОТПУСКЕ НАБРАЛА 3 КИЛОГРАММА»
– Решение взять паузу в карьере далось тяжело?
– Да нет, после поражения на чемпионате мира в Дохе было очевидно, что надо что-то делать. А что делать, если я просто устала? Значит, надо отдыхать. Можно было, конечно, себя насиловать и пытаться терпеть. Но какой смысл, если летом все равно не было ни чемпионата мира, ни Олимпиады. Я уверена, что приняла правильное решение.

– Тренер Виталий Петров вам во время отпуска часто звонил? Мол, Лена, где же ты, пора тренироваться…
– Ни разу. Он мне сказал: «Лена, я буду ждать от тебя звонка. Звони, только когда созреешь». Я набрала его номер в мае. Виталий Афанасьевич приехал в Волгоград, мы все обсудили. Он спросил: «Ты точно уже отдохнула? Ты же так мечтала об этом отпуске!» Я сказала: «Да, точно». И через полтора месяца я уже работала на базе в итальянской Формии.

– Чисто физически возвращение к тренировкам, наверное, получилось тяжелым?
– Знаете, я никогда в жизни не тренировалась с таким удовольствием! – вдруг смеется Исинбаева. – После отъезда Петрова в Волгограде выходила на кросс и могла бегать целый час. И испытывала наслаждение от того, что потею, что падает вес, что появляется легкость. Раньше мне, чтобы скинуть хотя бы один килограмм, нужно было долго не есть. Потому что когда мышцы в тонусе, лишний вес уходит сложно… А тут достаточно было одной пробежки, с музыкой, в свое удовольствие, чтобы тот же килограмм ушел. И даже всю силовую работу, отрезки по 300, по 400 м на скорость, которые раньше терпеть не могла, делала с удовольствием! Я сама на себя удивлялась – откуда такое желание бегать. Даже подумала, что, когда закончу с прыжками, обязательно буду бегать и плавать для себя.

– Если не секрет, сколько лишнего веса набрали в отпуске?
– Совсем не секрет: прибавила 3 килограмма от соревновательной формы – то есть 67 вместо 64 кг. Это много для меня.

– Вы вернулись ради какой-то конкретной цели? Или просто чтобы снова получать удовольствие от побед, славы?
– Мы с Виталием Афанасьевичем наметили конкретную высоту, которую я должна прыгнуть до завершения карьеры. Но я не хотела бы сейчас ее называть.

– Зато за вас ее назвал он – 5,25 м (сейчас личный рекорд Исинбаевой составляет 5,06 м. – Прим. ред.).
– Когда он успел все рассказать?! – Лена вскидывает брови.

– Еще год назад, когда вы выступали.

«ВСЕ РАВНО СДЕЛАЛА БЫ ПО-СВОЕМУ»
– Ваше окружение сильно поменялось за время простоя? Были люди, в которых вы разочаровались, которым была нужна Елена Исинбаева только в ореоле славы?
– Я даже не обратила внимания, были такие люди или нет. Для меня самым главным было, что близкие – мои родители, сестренка с племянником — остались со мной. Все друзья, спонсоры, мой агент говорили, что я все сделала правильно. Я была удивлена. Думала, они будут уговаривать: «Ну зачем тебе перерыв, потерпи, попрыгай…» Меня поддержал президент Всероссийской федерации легкой атлетики Валентин Балахничев. Я так боялась, просто тряслась ему сказать, что хочу год пропустить. А он только пожал плечами: «Лен, ты все заслужила! Ты же не машина, чтобы работать без отдыха».

– А если бы Балахничев или ваши спонсоры сказали «нет»? Вы бы остались?
– Я бы все равно сделала по-своему, – в голосе Елены слышны твердые нотки. – Мне просто приятно, что все, кто мне дорог, меня поддержали.

– Зачем, вернувшись в спорт, вы сразу сменили спортивного агента: теперь с вами работает Карл Стит вместо Даниэла Вайссфельда?
– Так сложилось… Карл – профессиональный юрист, очень высокой квалификации. Все, что касается меня, он делает на 110 процентов. Я у него единственная спортсменка. Поэтому он все успевает. Вообще, работа менеджера – не его. У Карла более серьезная профессия. Но он со мной, потому что… – Лена смущенно замолкает, как бы взвешивая, говорить или нет. – Потому что есть я.

– Во время перерыва вы не скрывались: съездили в роли посла на первую юношескую Олимпиаду в Сингапур, поучаствовали в победе России в борьбе за право проведения чемпионата мира по футболу в 2018 году… Сложно было отвечать на один и тот же надоевший вопрос: когда вы вернетесь?
– Я была к этому готова. И хорошо, что я была на виду. Потому что, пока просто тренировалась, рассказывать журналистам было особо не о чем. Победа футбольной заявки – вообще отдельная история. Я была единственной женщиной среди всех спикеров, это так необычно и почетно! Стать послом юношеской Олимпиады меня попросил сам президент Международного олимпийского комитета Жак Рогге. Ну как я могла отказать? Тем более сама выступала на Всемирных юношеских играх в 1998 году в Москве. И знаете, когда я в Сингапуре с трибуны смотрела на молодых шестовичек, меня распирало: «Господи, как же классно, что я еще прыгаю, что я действующая спортсменка!» Я ведь впервые в жизни оказалась на легкой атлетике в роли зрителя. И вдруг представила, как все эти люди на моих турнирах сидят и желают мне удачи, ждут рекорда. Сотни, тысячи людей переживают за меня! Раньше я об этом никогда не задумывалась…

 

11 Фев, 2011, v.olkhovskiy