Знакомство с Дмитрием Сафроновым

10 Авг, 2010  |  Новости

Бронзовый призер чемпионата Европы в марафоне Дмитрий Сафронов рассказал о себе, тренере Карла Льюиса и о том, почему выбрал марафон.

Самой неожиданной наградой сборной России на чемпионате Европы по легкой атлетике в Барселоне стала «бронза» Дмитрия Сафронова в марафоне. Дистанцию 42 км 195 м москвич преодолел за 2 часа 18 минут 16 секунд. Звание чемпиона Европы завоевал сильнейший европейский марафонец, призер чемпионата мира-2007 швейцарец Виктор Ретлин — 2:15.31, следом за ним финишировал испанец Хосе Мануэль Мартинес — 2:17.50.

Последний медальный успех россиян в марафоне датируется 1978 годом, когда Леонид Мосеев завоевал «золото» континентального чемпионата. Спустя несколько часов после завершения соревнований корреспондент «Времени новостей» Ольга ЕРМОЛИНА побеседовала с Дмитрием САФРОНОВЫМ.

— Дима, почему хромаете?

— Пятку отбил. Но это не страшно. Поболит — пройдет. Обычное дело после марафона.

— Думаю, вы довольны своим результатом.

— Конечно, ведь я впервые участвовал в таких соревнованиях. Естественно, что перед стартом испытывал некий прессинг. Знал, что не имею права на поблажки, поскольку выступаю не только за себя, а за команду. Думаю, что все наши ребята бежали на максимуме и у каждого в голове были одни и те же мысли. Мы понимали, что должны работать как команда, хотя заранее ни о какой командной тактике речи не шло.

— Что было самым трудным в забеге?

— Участок на 26—27-м километре. В этот момент я почувствовал, что не могу бежать с лидерами. Подумал, что дальше скорость будет падать и результат получится не очень хорошим. Но, к счастью, через несколько километров это ощущение прошло. Я перешел на более медленный темп, и это помогло собраться. В принципе в конце дистанции бежал в своем ритме. Догонял ребят, которые были в лидирующей группе, но не могли выдерживать заданных скоростей.

— Родителям звонили?

— Отец сказал, что телефон разрывается. Звонят со всех областей родные, знакомые, с которыми папа бегал еще в Советском Союзе. Приятно. Дома праздник.

— Выходит, что вы из спортивной семьи?

— Да, мама и папа тоже бегали. Мама в юниорском возрасте была призером чемпионатов СССР. Отец бегал «десятку» и марафон достаточно быстро. В общем, с такими родителями мне на роду было написано стать спортсменом.

Все мои воспоминания детства связаны с тренировками. Как я пытаюсь угнаться за папой. Он бежит, а я еду за ним на велосипеде. Мне было интересно то, чем занимаются родители, поэтому после школы спорт стал для меня делом номер один.

Тренировал меня отец. В Москве. В 19 лет я стал мастером спорта, выполнив норматив на 5000 метров. На следующий год в молодежной группе уложился в норматив чемпионата Европы на 10 тыс. Но в сборную меня не взяли, потому что руководство федерации решило никого не выставлять на «десятке». В том же году я стал чемпионом России в молодежной группе в кроссе.

А затем пришло приглашение отправиться учиться в США, и я, естественно, согласился. Подумал, что если ничего не выйдет из этой затеи, то всегда смогу вернуться домой. Так я очутился в Америке. Проучился два семестра в университете в Аризоне. Параллельно выступал за университетскую команду. Правда, травмировался. Последовала операция на колене. Но вскоре учебу пришлось бросить. У меня возникли трудности с английским языком, да и не только с ним.

— На кого учились в университете?

— Да я толком и не знаю. Что-то связано с бизнесом. На тот момент я плохо владел английским языком, это и стало камнем преткновения. В результате не сдал экзамен, который продолжается три дня. Набрал 375 баллов из необходимых 500. И перебрался из Аризоны в Калифорнию.

— Что делали на новом месте?

— Поступил в колледж, где одной из моих задач было освоить английский. Участвовал в соревнованиях за колледж, а затем попал в легкоатлетический клуб Санта-Моники. В свое время за него выступал знаменитый Карл Льюис. И его тренер, уже совсем дедушка, Джо Даглас заинтересовался моей персоной.

Помогал мне всячески, даже снабжал деньгами, чтобы я тренировался.

Вообще там я жил с женой. Она в свое время тоже занималась спортом. Правда, сейчас сосредоточилась на модельном бизнесе. Осталась в Америке, а я два года назад вернулся в Россию. Так что наши дороги немного разошлись.

— Почему вернулись, если были такие хорошие отношения с толковым тренером?

— Потому что у меня не было оснований для проживания в США. Спортивную визу надо было все время продлевать, да и напряженка с деньгами порядком надоела. В перерывах между своими тренировками приходилось работать детским тренером. Выдержать такую нагрузку физически было тяжело.

— Как оказались в сборной России?

— Отобрался по результатам. До этого я участвовал в нескольких марафонах. Два года назад в Сан-Антонио был третьим, а в прошлом году выиграл в Подгорице с личным рекордом — 2:11.51. На чемпионате России пробовал бежать «десятку», но это вышло не очень внятно. А этой весной выступил в Корее и выполнил норматив для попадания на чемпионат Европы.

— С кем вы тренируетесь сейчас?

— С отцом и экс-рекордсменом России Леонидом Швецовым.

— Где?

— В Москве.

— Бегаете по улицам столицы?

— Когда готовлюсь к марафону, то по 180—200 км в неделю. Но это не всегда возможно. Зимой стояли такие морозы, что тренироваться было нереально. А десять дней простоя — и можно распрощаться с формой, напрочь перечеркнуть всю подготовку. Хорошо, что этой весной вместе с командой ездил на сбор в Португалию и смог отлично подготовиться к весне.

— Почему вы выбрали длинные дистанции и марафон, ведь это не столь популярные виды легкой атлетики?

— Но это возможность заработать. Марафон — это хорошо оплачиваемое занятие.

— Но ведь в марафоне много темнокожих спортсменов, с которыми довольно сложно соперничать?

— И с каждым годом это становится все тяжелее, потому что если обратиться к статистике, то результаты марафонцев растут. Темнокожие атлеты бегают быстрее и быстрее, и я думаю, это связано с тем, что раньше у них не было профессиональных тренеров. А сейчас они начинают подходить к тренировкам с головой.

— Вы тренировались в России и в США, сравните уровень профессионализма наших и зарубежных тренеров.

— По своим знаниям наши тренеры превосходят американских. Просто в работе возникает много дополнительных нюансов — спонсорская помощь, климат и так далее. Но если быть до конца откровенным, то я не хочу никого обижать, но тренеров на длинные дистанции в России осталось очень и очень мало.

— Почему?

— Наверное, потому, что в нашей стране легкая атлетика не спорт номер один, хотя на Олимпийских играх именно легкоатлеты разыгрывают наибольшее количество медалей.
 

10 Авг, 2010, v.olkhovskiy