Ты просто приди

Ты просто приди

Олимпийская чемпионка в толкании ядра Светлана Кривелева, чествование которой состоится на церемонии в программе «Мемориала Знаменских» 26 июня, в эксклюзивном интервью Rusathletics.com рассказала о тяжелом грузе олимпийского золота, «выкании» и зубном враче.

Вы относитесь к немногочисленной категории спортсменов, для которых олимпийское золото стало первой наградой во взрослой карьере.

Но для меня значимость Олимпиады стала понятна значительно позднее. В Барселону я ехала, как на обычные соревнования с участием очень сильных соперниц: китаянки, представительницы ФРГ, Лисовская. Я их фотографии видела в журналах.  Мне кажется, что я даже из номера в олимпийской деревне никуда не выходила, потому, что мне было страшно и стыдно. Кругом все были такие взрослые. Многих я называла на «вы». Кстати, и Наталью Лисовскую тоже.

Титул олимпийской чемпионки не вскружил голову?

Конечно. Ведь у меня вообще не было никаких званий, а тут сразу – бабах – и золото Олимпийских игр. Это, конечно, ударило по молодой психике. В Барселоне мне было проще, чем остальным соперницам. Приехала без особенного понятия, что такое олимпиада, да еще и команда у нас была не СССР, а Объединенная, без привычного флага и гимна, без призовых и перспектив. Я долгое время боролась с осознанием того, что я уже стала олимпийской чемпионкой и теперь не имею права выступать хуже. Если честно, это звание мне не всегда помогало. Меня угнетало то, что теперь у меня есть бесконечные обязательства, ведь не всегда удавалось соответствовать такому высокому уровню.  Представляете, сколько я еще этот «камушек» тащила. Несчастная, мучилась до 36 лет (смеется).

Следующего серьезный титул в вашей карьере вы завоевали только через 11 лет.

Слава Богу, что это вообще случилось. Для меня это было очень важно. Все это время я входила в призы, «подбирала» медали. Но то, что я в 2003 году стала чемпионкой мира, оказалось чуть ли не важнее, чем победа на Олимпийских играх. Ведь я была уже взрослым, состоявшимся человеком, все понимающим и ценящим тот кайф, который получает тренер и его ученик при победе. С учетом того, что уровень чемпионатов мира в нашем виде спорта сравним с олимпийским, это золото стало важнейшим для меня в плане самоутверждения.

Мысли покуситься на мировой рекорд Лисовской не возникало?

Она для меня знаковый человек, я к ней относилась с большим пиететом, у меня даже мысли не было подобраться к ее фантастическому мировому рекорду 1987-го года. Я тогда для себя решила – мое здоровье мне дороже. Мне казалось, что те результаты, которые я показывала, достаточны, чтобы занять какое-то приличное место, отобраться на главные старты, поехать и там неплохо выступить. Чтобы подобраться хоть чуть-чуть к ТАКОМУ мировому рекорду, сил и здоровья надо было положить немыслимо много. Я жила сегодняшним днем. И если достаточно было толкать 20 метров, я так и делала. Выше головы не прыгнешь.

Эта позиция, наверное, вступала в противоречие с мнением вашего тренера – Фаины Мельник?

Еще бы. Фаина Григорьевна – максималистка. Она сама олимпийская чемпионка, она тренировала олимпийскую чемпионку и рекордсменку мира Наталью Лисовскую. Она не могла быть другой. И это было нелегко. Мои близкие друзья не раз говорили, что мне в Сокольниках на «Братьях Знаменских» уже давно пора поставить памятник за  трудовую доблесть. Фаина Григорьевна была тренером из советских времен и меняться никак не хотела. А я-то менялась: взрослела, старела. Так что повоевали немало.

На протяжении долгой карьеры, видимо, не раз возникали мысли о том, чтобы закончить со спортом?

Уйти я задумала в 2000-м году после олимпиады в Сиднее. Там я стала четвертой, да еще и с тренером поругалась, мы долго не разговаривали. Я  в очередной раз задала себе вопрос: зачем тебе это надо? Остановило от решающего шага сознание того, что в метаниях мой возраст позволяет еще выступать, что я еще могу доказать себе и тренеру, что чего-то стою. А потом, я как представила себе расстройство Фаины Григорьевны от моего ухода из спорта, так у меня все внутри перевернулось. И духу закончить не хватило. А потом я с таким трудом уговорила ее тренировать меня! 
 
Точно, ведь тогда Фаина Мельник сделала серьезный перерыв в тренерской карьере и сосредоточилась только на работе дантиста.

Да, кто не знает, Мельник – профессиональный зубной врач с высшим медицинским образованием. Я, мой муж, старший тренер сборной по метаниям много раз ездили к Фаине Григорьевне, убеждали ее, что она должна вернуться к тренерской работе. И она, кстати, пошла на серьезные жертвы, чтобы начать заниматься со мной. Представляете, с утра тренировка, после обеда Фаина Григорьевна идет лечить людям зубы. Или после смены своей приходит ко мне на занятия. А я же еще и звезда такая, могла и вспылить, и поругаться. Для нее эта нагрузка было просто катастрофой! Я не могла подвести человека, который отдал мне все свободное время!  Вот и осталась еще. В такие моменты тренер мне всегда говорила: «Ты просто приди на стадион. Даже форму не бери. Просто приходи, а там посмотрим». Приходишь раз, а потом уже с сумкой, с кроссовками, и понеслось: еще одно олимпийское четырехлетие, и еще одно. Мамочка, я ведь в спорте продержалась 25 лет! Столько прошло с момента, когда я первый раз взяла ядро в руки, и до того, как я его последний раз толкнула.

Одна из ваших медалей – золото зимнего чемпионата мира 2004 года перешло к вам после дисквалификации чемпионки. Как вы относились к таким наградам?

Мне репутация олимпийской чемпионки очень дорога. Я всегда жила под девизом «лучше меньше, да лучше».  Поэтому я просто счастлива, что в моей долгой спортивной карьере все прошло без сучка и задоринки, без единого допингового скандала. Кстати, такие «подборы» медалей со мной не один раз случались. Надо мной уже подшучивать стали. Мне говорили: «Везет тебе, Света!». Разве я виновата, что мои соперницы оказывались такими жадными до денег и медалей? А я человек скромный, «подобрала» медаль и рада (смеется). Только не забудьте, что я из года в год показывала неплохие результаты, попадала в призы на главных стартах, так что благотворительности здесь не было.

Ваша официальное прощание с большим спортом состоится 26 июня в Жуковском на «Мемориале Знаменских». Какие эмоции вызывают эти соревнования?

«Знаменские» – это обязательные дожди. Что в Питере, что в Москве. Но это никогда не имело значения. Потом ведь остается только результат, а то, что ты выступала, ковыряясь в мокрой  земле, никого не касается. Благодаря «Мемориалу», я единственный  раз в своей карьере выступала на Большой спортивной арене  Лужников. Это было в 1987 году. Я еще была юниоркой, но мне разрешили выступать на «Знаменских» со взрослыми, так как у меня был хороших результат. Как раз на этом старте свой сумасшедший мировой рекорд установила Наталья Лисовская. «Знаменские» всегда были для меня хорошего уровня международными соревнованиями, к которым я всегда очень серьезно и ответственно готовилась. Я много раз их выигрывала, иногда проигрывала. Если учесть, что "Мемориал" проводится каждый год, и принять в расчет мою долгую спортивную карьеру, то я уже заслужила звание старожила.

Можно сказать, что вы —  «почетная гражданка» «Знаменских».

Ой, если такие звания будут вручать, надеюсь, про меня не забудут.

Ирина Спасская