В стиле Феофановой (часть 2)

В стиле Феофановой (часть 2)

Чемпионка мира, призер Олимпийских игр в прыжке с шестом Светлана Феофанова в эксклюзивном и не всегда серьезном интервью Rusathletics.com рассказала о том, от чего может сойти с ума, кто в секторе просчитывает ее риски, и что должно случиться, чтобы она почувствовала глубокое удовлетворение.

Ваш результат на чемпионате мира для многих стал приятной неожиданностью. Как к нему отнесли вы?
То, что это не был сюрприз, это точно. Мы планировали даже повыше прыгнуть. Все было реально. Для этого не хватило соревновательной практики. До чемпионата мира у меня была «Русская зима», потом я выступила в Польше, стартовала на турнире в Бирмингеме, затем на чемпионате России. А уж после Дохи поздно было выступать – середина марта – это уже начало другого сезона. Я действительно уже шесть лет зимой не прыгала так высоко. На «России» в этом году взяла 4.75, а потом просто отказалась от дальнейших попыток.  Но все это не важно, главное, что я сумела показать лучшее на главном старте, завоевала серебро. Понятно, что в соревнованиях в прыжке с шестом у женщин все привыкли к золоту, ведь у нас есть неоспоримый лидер. Это естественно, ведь Лена Исинбаева уже много лет на голову выше всех, она выигрывала соревнования, делая всего три попытки, расчет на нее всегда колоссальный.

Елена неудачно выступает уже на втором чемпионате мира. Как профессиональная спортсменка, можете ответить на вопрос, что происходит с Исинбаевой?
У меня такое чувство, что Лена просто немного устала. У нее же каждый год карусель «зима-лето». Выступать так много лет подряд очень сложно. А ведь есть немало спортсменов, которые жертвуют зимним сезоном, полноценно восстанавливаются и спокойно готовятся к лету, а потом прекрасно выступают. Но, мне кажется, что это вопрос личный, отчасти в этом кроется психологическая проблема, она не может себе позволить пропускать что-то. Возможно, причина и в не очень щадящем графике жизни, в котором, кроме тренировок и соревнований, есть еще много других дел: контрактные и рекламные обязательства, поездки, встречи с людьми. Может быть, это также отнимает силы. Хотя бывает по-разному. Меня, например, очень тяжело куда-то вытянуть «в свет». Мне приходится делать над собой первоначальное усилие, чтобы согласиться на фотосессию или прийти на телевидение. Зачастую мне нравится получившийся результат, но особенно я в такой стимуляции не нуждаюсь. А есть люди, которые получают от этого удовольствие.

Фабиана Мурер на чемпионате мира была для вас серьезным раздражителем?
Она – соперник. Просто соперник. Меня вообще в секторе никто не раздражает. Если раздражает, значит, уже какая-то неприязнь возникла лично к человеку. Это неправильно.

Вы прагматичный человек в секторе. Все тактические варианты удается просчитывать?
Мой калькулятор – Евгений Георгиевич Бондаренко, который сидит на трибуне и все считает. Хотя не могу сказать, что его мнение аналогично приказу. Вот, например, в Дохе он посоветовал мне на высоте 4.85 взять шест жестче, а потом посмотрел на меня внимательно, увидел, что я устала, и передумал. Согласился с тем, что лучше этого не делать. Хотя можно было бы рискнуть, но мы не стали. Сейчас уже и не знаю, какое бы решение было бы лучшим. Кстати, идя «ва-банк», я выиграла немало соревнований, например, чемпионат Европы 2007 года. На высоте 4.71 у меня было две неудачных попытки, последнюю  я решила перенести на 4.76. Взяла шест жестче, на котором никогда в жизни не прыгала, и стала чемпионкой. Ничего страшного. Потом уже на нем стала прыгать постоянно.

Чувство глубоко внутреннего удовлетворения после чемпионата мира есть?
Оно было бы глубоким, если бы я выиграла. Результат показала бы метров пять. А так я считаю, что выступила неплохо. Вот если бы я совсем не была готова, вышла бы просто на удачу, надеясь, что мне повезет, взяла бы 4.80, и еще бы при этом планка бы попрыгала бы, перевернулась и не свалилась. Тогда  другое дело. И то, это просто глупая удача.

Долгая и холодная зима не сильно вымотала?
Мне нравилась ясная погода, со снежком. А когда до Нового года полтора месяца была какая-то однообразная промозглая серость, я уже начала думать, что могу сойти с ума. Первый раз такое в жизни у меня происходит. Похоже на «день сурка». Засыпаешь в темноте, просыпаешься – все вокруг серое. Потом, когда солнце стало появляться, и морозы ударили, стало легче.

Страдая от особенностей столичной погоды, тем не менее, зимой вы на сборы в теплые страны не уезжаете. Почему?
Надо бы, может быть. Но есть несколько причин, по которым я этого не делаю. Мой тренер Евгений Бондаренко еще работает в дубле футбольного «Локомотива», занимается с игроками физподготовкой, так что он не всегда волен распоряжаться своим временем. Уже давно устоялось, что мы тренируемся и готовимся к сезону здесь. Меня это не напрягает. Долгосрочные сборы? Боже, упаси. Это же чокнуться можно! Я с детства сборы не люблю. Мне дома очень хорошо. Есть и практическая причина того, что мы «домоседы». Чтобы нам куда-то поехать на подготовку, нужно брать с собой много шестов. Раз в две недели мы меняем разбег, следовательно, меняем шесты. Тащить с собой три пачки на все случаи жизни – веселого мало. И все-таки я как-то съездила на сбор в Португалию. Но в том месте, где тренируются  почти все наши, такие страшные ветра, что с шестом особенно не попрыгаешь. А чтобы погреться или побегать кроссы, или поделать какую-то работу? Там хорошо бегунам, тем, кому надо большие объемы нарабатывать. Им, конечно, сидеть в манеже и дышать здесь пылью, особенной радости нет. Но мы-то столько не бегаем.

Сколько длился ваш отдых после чемпионата мира?
Две недели. Мне хватило. Ничем не занималась. Я это умею. Причем, если я бездельничаю, то все вокруг тоже становятся бездельниками, и очень жалуются, что это так заразительно. Все в этом режиме происходит неспешно: подъем, завтрак, просмотр телевизора, занятия какими-нибудь глупостями. Хотя, я, конечно, немного преувеличивают. На самом деле я учусь, получаю второе высшее образование по специальности финансовый менеджмент. Мозги надо тренировать, пригодится. Но на время соревнований учение пришлось забросить.  

Вы человек, уверенный в своих силах?
То, что я встану после интервью и смогу выйти из манежа? Тогда уверена. А что прыгну 5.30? Тогда, еще подумаю.

Спасская Ирина