В стиле Феофановой (Часть 1)

В стиле Феофановой (Часть 1)

Чемпионка мира, призер Олимпийских игр в прыжке с шестом Светлана Феофанова в эксклюзивном и не всегда серьезном интервью Rusathletics.com рассказала о том, от чего может сойти с ума, кто в секторе просчитывает ее риски, и что должно случиться, чтобы она почувствовала глубокое удовлетворение.

Светлана, для начала ответьте на вопрос почти из школьной программы. Как вы провели эту зиму?
Слава богу, зима прошла успешно. Лето ведь в прошлом году не задалось. Ничего не предвещало неприятностей, а тут здравствуйте – травма и пропуск чемпионата мира в Берлине. В этом зимнем сезоне подготовка шла ровно. Мы нигде не опоздали, и ничего не форсировали. А то, что на каждом углу не кричала о том, что вхожу в форму, так это обычный для меня сюжет. Это уже сидит на подсознательном уровне. Я не люблю оповещать: «Всё, я теперь тренируюсь и всех порву!». Мы с тренером шли медленно, но верно.
 

Травмы с возрастом накапливаются?
Есть, конечно, то тут, то там заболит. И начинаешь задумываться: возраст-то уже не тот, мне не 20 лет (смеется). Важно к себе внимательно прислушиваться, а то развалишься раньше времени. В ситуации, когда что-то начинает беспокоить, важно понять: чем чреват этот  дискомфорт, и чем можно пожертвовать, что пропустить, где недоделать (из разряда несущественного), чтобы сохранить здоровье. Это зимой у меня нога побаливала после той травмы, что я получила летом. Из-за того, что поздно поставили диагноз, заниматься этим стала не сразу. За два месяца, что я отдыхала после досрочного завершения прошлого летнего сезона, сломанная рука зажила, а нога начала болеть. Пришлось лечить уже по ходу пьесы.

Вам легко дался отбор на чемпионат мира?
Безболезненно. Я спокойно отношусь к этой процедуре. Я, кстати, в 2006 году после травмы на зимний мир точно также отбиралась в ситуации, когда необходимо было выигрывать национальный чемпионат, так как нужно было добрать только одного спортсмена в пару к Лене Исинбаевой. Что ж, я отобралась, не умерла.

Так что на кастинги вы еще ходите?
Без проблем (смеется). Но, кстати, когда я в прошлом году травмировалась, мне место в команде оставили, ведь никто не знал, насколько у меня все серьезно. У нас до чемпионата мира в Берлине было еще 10 дней в запасе, если бы травма была несущественной, можно было бы что-нибудь придумать. Так что особенно отборами меня не прессуют.

Избрание капитаном сборной на чемпионате мира в Дохе, извините за каламбур, вдохновило?
Не могу сказать, что после того, как меня выбрали, у меня выросли крылья, и я полетела, но мне было приятно. Это показывает, что люди уважительно относятся к тому, какой путь я проделала, к тому, чего я достигла. Думаю, меня есть за что выбрать капитаном.

Как  после морозной Москвы вы восприняли жаркую погоду в Катаре? 
С одной стороны, странно немного. На улицу выйти нельзя — жара страшная. С другой стороны – и в Москве тоже бывает под сорок, так что ничего особенно нового. Но на подвиги меня не тянуло. Поехали в Дохе в торговый центр. Я вышла из автобуса, увидела, что по этому пеклу придется идти пешком еще 300 метров и поняла, что шопинг обойдется без меня, развернулась и поехала назад в отель.

Манеж понравился?
Манеж отличный, вот только организаторы не очень хорошо спланировали виды. Двадцать девушек прыгали квалификацию в шесте, параллельно, а иногда не совсем параллельно шли квалификации у мужчин в высоте, тройном, были забеги на 1500 метров. Удивительно, что никто не столкнулся. Ужас! Что-то похожее было в 2002 году в Вене, но там нам никто не мешал, хоть видов проводилось одновременно много, но мы отдельно прыгали себе и прыгали.

И в женской и в мужской квалификации шеста были проблемы со стойками, соревнования надолго прерывались, из-за чего,  например, выбыл лидер сезона Рено Лавилленье.  Это так серьезно сбивает?
Да темп сбивается, но профессионалам это не должно особенно мешать. У меня был случай, когда я ждала свою попытку три часа. Это произошло как раз в Вене. В квалификации было 27 человек, все набились в один сектор. Начальную высоту поставили 3.90, а норматив был 4.35, по-моему. И пока неумелые люди потихоньку карабкались там по высотам, я два разу успела  и поспать, и соревнования посмотреть. Да, о чем речь, разве я одна такая? Лена Исинбаева все время вынуждена сидеть и ждать. Так что пускай Лавилленье привыкает. В Дохе особенных заминок не было. Во время финала я следила за высотами, смотрела, как прыгают соперницы. Руку держать на пульсе необходимо, чтобы, когда подойдет твоя очередь прыгать, ты была готовой, успела размяться, а не неслась бы, вытаращив глаза, совершать попытку.

Ирина Спасская

Продолжение интервью со Светланой Феофановой будет опубликовано завтра.