Яблочко от яблоньки…

Яблочко от яблоньки…

Молотобоец Сергей Литвинов тезка своего знаменитого отца олимпийского чемпиона Сеула, рассказал, почему выступает за сборную Германии, чего бы хотел добиться в спорте и во что превращается то, до чего дотрагивается его титулованный отец.

«С»: Как получилось, что сын прославленного советского спортсмена и тренера выступает за сборную Германии?
— Моя мама из волжских немцев. Поэтому еще в 1995 году мы вместе с братьями и сестрами уехали в Германию. С 9 до 16 лет я там жил и учился. Выучил язык. У меня два гражданства — российское и немецкое. Потом мы переехали обратно. Сначала в Россию, а потом за отцом в Белоруссию. Выступал за эту страну на международных соревнованиях в юниорах. Но настал период, когда передо мной встал выбор, какую страну представлять на взрослом уровне. Я — не белорус. Либо россиянин, либо немец. Не скрою, что намного приятнее было бы выступать за Россию. Но тогда меня здесь, как говорится, не ждали.
 
«С»: Но говорят, что условия для занятий профессиональным спортом в нашей стране существенно уступают западным?
— Я как раз считаю наоборот. В России спорту уделяется гораздо больше внимания. Есть четкое понятие «спортсмен». Федерация платит зарплату, обеспечивает жильем. Ходит много слухов, что немецкие спортсмены хорошо зарабатывают. Может, это и так, но для должного обеспечения нужно крутиться самому.
 
«С»: То есть прожить, зарабатывая только метанием молота, невозможно?
— Очень трудно. Лично я состою в рядах немецкой армии. Раз в год прохожу обязательные военные сборы. Ношу форму. Немецкой легкоатлетической федерацией не предусмотрены стипендии, и у спортсменов остается два варианта: армия или полиция. В армии я получаю зарплату и имею возможность тренироваться.

 «С»: Не подумывал о том, чтобы в перспективе перебраться к отцу и выступать за Мордовию?
— Есть такие мысли! Правда, в профессиональном спорте переходы из одной страны в другую, к сожалению, серьезно штрафуются. Даже если легкоатлетические федерации Германии и России пойдут друг другу навстречу, то по правилам ИААФ мне придется отбыть годичную дисквалификацию. А если немцы воспротивятся, то о международных стартах придется забыть на три года. Хотя меня это не очень страшит. Я еще молодой…
 
«С»: После чемпионата мира по легкой атлетике 2009 года (в Берлине Сергей занял пятое место — «С») ты стал ведущим молотобойцем Германии…
— Хоть немцы этого не хотят признавать, но так оно и есть.
 
«С»: Из-за того, что ты — русскоязычный спортсмен?
— Возможно… Семь лет в Германии царил непобедимый Маркус Эссер. Входил в мировую элиту метателей молота. Когда я стал его обыгрывать, он начал открыто выражать свое недовольство. Правда, немецкие тренеры заметили, что здоровая конкуренция идет Эссеру только на пользу. В следующем году, думаю, он будет выступать сильнее.
 
«С»: Значит, в 2010 году точно будешь выступать за Германию?
— Желательно. Хотя все так зыбко. Например, сборы в России немцы мне отказались оплачивать. Тренируюсь здесь за свой счет. В январе поеду в Германию, чтобы обсудить сложившуюся ситуацию.
 
«С»: Каковы твои ближайшие спортивные планы?
— Достойно выступить на чемпионате Европы-2010. Но главная цель — Олимпиада 2012 года. Даже предстоящие чемпионаты мира и Европы можно назвать проходными стартами. Мне кажется, что с Олимпиады у меня все только начнется. В 2012 году мне будет 26 лет. Многие опытные спортсмены говорят, что после 26-ти метание молота только начинается.

 «С»: Результаты отца подстегивают тебя?
— Все говорят про отца, что он — недосягаемый. Подобные суждения для ущербных спортсменов, которые постоянно жалуются на недостаточное финансирование, плохую функциональную подготовку… Одно время я и сам был таким. Но, начав работать над собой, понял, что все возможно. Сначала метнул молот на 70 метров, потом на 74. На тренировке махнул на 79 метров. Сейчас мое официальное личное достижение — 77 метров 88 сантиметров. Все главные рекорды — впереди!
 
«С»: Надеешься побить олимпийский рекорд отца — 84,80?
— Прогнозировать такое невозможно, но стремиться необходимо.
 
«С»: Вас часто путают с отцом из-за одинаковых имени и фамилии?
— В этом году выступал в Москве на международных соревнованиях. Метнул на 75 метров. По возвращении в Германию ко мне подходят и говорят: «Слушай, твой отец 75 метров наметал». Оказалось, что в официальных протоколах IAAF записано — Сергей Литвинов, 1958 года рождения, результат — 75 метров. Никто даже не задумался, что у него есть сын.
 
«С»: Сравнение с отцом давит психологически?
— Немного. Все же судят по отцовскому результату 84,80 м. С другой стороны, меня это заводит, появляется дополнительный стимул соответствовать заданной планке. Я иду своей дорогой. Пусть некоторые и судачат, что отец в мои годы был сильнее.
 
«С»: В одном интервью твой отец сказал, что ничего нового в молоте придумывать не надо. Ты с ним согласен?
— Конечно! Большинство тренеров сегодня пытаются придумать что-то сверхъестественное. Хотя мировой рекорд (86 м 74 см — «С») держится уже 23 года. И приблизиться к нему смогли только три человека, работавшие по так называемой старой системе. Доберитесь сначала до 86 метров, а потом придумывайте!
 
«С»: У тебя возникают разногласия с главным тренером сборной Германии? Наверняка отец готовит тебя иначе…
— Отец тренирует меня так, чтобы я не зависел от тренера. И это правильно. К примеру, на Олимпиаде, где собирается по 70 тысяч зрителей, я вряд ли услышу чьи-то подсказки…
  
«С»: А в Германии жесткий допинг-контроль?
— Видимо, из-за того, что я русский, меня проверяют каждую неделю. Причем берут и мочу, и кровь. В этом отношении руководство немецкой федерации очень на меня давит. Понятно, они не хотят проблем. Но с чего-то они взяли, что мы, россияне, все плохие и употребляем допинг, а они там все белые и пушистые.
 
«С»: Переход отца из Белоруссии в Мордовию считаешь правильным решением?
— Идеальным! Отец всегда мечтал о создании такого центра, как в Мордовии. Набрать молодых, спокойно их тренировать… Хотя опасения поначалу были. До поры до времени в Белоруссии было хорошо, но после всех скандалов мы не могли там оставаться.
 
«С»: Может ли в Мордовии появиться крупный центр по метаниям?
— Прошло всего два месяца, а уже столько много мордовских мальчишек пришло тренироваться! Есть даже одна девочка. Лет через 5–7 лет о мордовском центре метаний заговорит весь мир! Мой отец очень сильный тренер. Все, до чего он дотрагивается, превращается в золото…

Полную версию интервью можно прочитать здесь:

http://stolica-s.su/index.php?option=com_content&task=view&id=12011&Itemid=62