Скелет в шкафу

Скелет в шкафу

Канадский спринтер Бен Джонсон, который выиграл золото в беге на 100 метров на Олимпиаде в Сеуле, но затем был дисквалифицирован за употребление запрещенных препаратов, нашел виновника своих несчастий.

Джонсон получил сенсационное признание от загадочного человека, у которого был доступ в комнату сдачи допинг-проб на Олимпийских играх в Сеуле. Этот человек признался, что это он подмешал анаболические стероиды в пиво, которое перед сдачей проб пил победитель в беге на 100 метров.

В феврале 2010 года в свет выйдет автобиография Бена Джонсона, в которую войдет и признание парня по имени Андрэ Джексон. Этот человек был другом семьи знаменитого американского спринтера Карла Льюиса, который в Сеуле финишировал следом за Джонсоном, а затем, после дисквалификации канадца, получил золотую медаль. Бен готов обнародовать подробности самого большой олимпийской подставы в истории спорта. И хотя эта история произошла 21 год назад, детали того скандального финала в беге на 100 метров по-прежнему живут в памяти очевидцев.  Тогда канадский выскочка Бен Джонсон выполнил свое дерзкое обещание, победив защищавшего свой титул олимпийского чемпиона американца Карла Льюиса. В финале Джонсон выиграл с мировым рекордом (9.79).

А несколько дней спустя Джонсон был дисквалифицирован после того, как его образец мочи дал положительный результат на станозолол.

Льюис поднялся на верхнюю ступеньку пьедестала, став единственным спринтером, который смог защитить титул олимпийского чемпиона в беге на 100 м.

В одночасье рухнула не только карьера, но и материальное благополучие канадца. По словам тренера Джонсона Чарли Фрэнсиса, Бен заработал 6 миллионов долларов за 12 месяцев перед Олимпийскими Играм в Сеуле, и, если бы не этот допинговый скандал, то до конца своей карьеры спринтер пополнил бы свой банковский счет еще на 100 миллионов долларов.

В автобиографии, названной «Seoul to Soul», Джонсон пишет, что представляет доказательство того, что стал жертвой заговора, который был осуществлен в комнате допинг-контроля после финала на 100 м. В это же время там находился Андрэ Джексон, который и признался Джонсону  в недавней встрече, что подсыпал спринтеру запрещенный препарат. Причем, по информации Джонсона, его могли «убрать» на любых соревнованиях, так как канадец очень досаждал непререкаемому авторитету Карлу Льюису.

В 2006 году The Daily Telegraph опубликовала материал, в котором Джонсон утверждал, что Карл Льюис был вовлечен в этот «заговор», целью которого была дискредитация Джонсона и попытка вызвать самый большой допинг-скандал в олимпийской истории. Сам Льюис в собственной книге Inside Track посмеялся над подобной теорией.

Правда, Льюис не отрицает, что видел Андрэ Джексона в микст-зоне  сеульского стадиона распивающим пиво вместе с Джонсоном. Причем Карл удивился, как Андрэ мог попасть туда, так как посторонним вход в эту зону строго запрещен. Карл сообщил, что Андрэ и Бен познакомились в ночном клубе в Цюрихе, и Джонсон даже понятия не имел, что Джексон и Льюис дружили.

Для всех в команде Джонсона до сих пор остается загадкой, как следы станозолола оказались в анализе его мочи. Они признают, что Бен использовал неизвестный восточногерманский стероид фуразобол, а станозолол не применялся спортсменом много лет, потому что он лишал мышцы эластичности, что могло повлечь за собой травму.

Когда Джонсон сдал свою пробу, то она дала положительный результат на чистый, неусвоенный станозолол — один из самых легких в идентификации стероидов. Для того, чтобы он был обнаружен в моче, надо было, чтобы Джонсон принимал препарат во время самой процедуры сдачи допинг-пробы.