Спортсменка, студентка и просто красавица

Спортсменка, студентка и просто красавица

Олимпийская чемпионка в прыжке в длину Татьяна Лебедева рассказала, когда планирует начать сезон, почему не будет выступать зимой и на каком виде сконцентрируется летом.

— Татьяна, на ближайшем международном турнире "Русская зима" вы будете присутствовать как зритель. Почему?

— Потому что только в январе врачи разрешат мне бегать, а полноценно тренироваться смогу после тщательного повторного осмотра.

— Рецидив старых травм?

— После летнего чемпионата мира в Берлине я отправилась на консультацию к своему лечащему врачу в Финляндию. Думала, что предстоит обычная чистка в ноге. На восстановление после таких процедур уходит месяц, и я бы успела подготовиться к зимнему сезону. Но врач настоял еще на одной операции, которую мне сделали 22 октября. Обследование показало, что у меня задета кость. Пришлось все делать вместе: вычищать все ненужное вокруг кости, подпиливать шпору и крепить ахилл титановыми штифтами.

Мне прописали три месяца покоя, чтобы кость наросла. Но я тихонечко стала бегать, хотя запретили. Почувствовала, что к вечеру нога начинает ныть, и прекратила самодеятельность, не стала торопиться.

— Когда планируете начать подготовку?

— В январе сделаю медицинские тесты, и как только врач скажет, что могу тренироваться, так сразу начну. В феврале и марте планирую поехать на сборы в Португалию. Если бог даст, то в конце мая приму участие в соревнованиях.

— Иными словами, на зимнем чемпионате мира в Дохе вы не сможете выступать?

— К сожалению. Как бы ни хотела, но придется пропустить. Состояние у меня, прямо скажем, не очень хорошее. Ощущаю себя в какой-то мере беспомощной. Хочется бегать, прыгать, тренироваться, а нельзя.

— На какой из прыжков вы будете делать упор в будущем сезоне?

— Все-таки на тройной. После чемпионата мира соперницы меня здорово завели, а это добавляет мотивации.

— Чем заполняете сейчас свободное время?

— Учебой в Дипломатической академии. Каждую неделю прилетаю на лекции из Волгограда в Москву. Второй курс, сессия, экзамены. К лету занятия придется отодвинуть на второй план, так что сейчас стараюсь полноценно заниматься.

— На прошлой неделе вы присутствовали на отчетно-выборном собрании Олимпийского комитета России. Означает ли это, что в дальнейшем планируете найти себе применение в руководстве ОКР?

— Квота от нашей федерации легкой атлетики составляла три человека. Мне предложили, и я согласилась быть делегатом. Хотела использовать эту возможность, чтобы поближе познакомиться с руководителями ОКР и других федераций. Конечно, я многих знаю, но общение, разные мнения, анализ происходящего никогда не помешают.

Что касается планов относительно работы в ОКР, то не буду зарекаться. Никто не ведает, как повернется жизнь. Правда, я не из тех, кто стремится во что бы то ни стало занять руководящий пост. Для меня главное — какую пользу я смогу принести. Если появятся идеи и будет желание изменить ситуацию к лучшему, то почему бы нет? Мне кажется, что в крови русского человека всегда присутствует максимализм, желание идти до конца.

— Как действующая спортсменка, а не как будущий спортивный чиновник что бы вы сейчас изменили в легкой атлетике?

— Если сравнивать наш вид спорта, допустим, с 80-ми годами, то сейчас проводится гораздо больше различных соревнований. Но бросается в глаза некий дисбаланс. Российские турниры оплачиваются не так, как международные. Дома мы соревнуемся, грубо говоря, бесплатно, а за рубежом — за приличные призовые. Менталитет российских спортсменов меняется, всем хочется заработать на жизнь, поэтому многие предпочитают выезжать на турниры за рубеж, нежели участвовать во внутренних стартах. Последствия не надо объяснять. Наших знаменитых легкоатлетов больше знают и чаще видят за границей.

Но и у международной федерации есть упущения, на которые бы стоило обратить внимание. Например, некоторые легкоатлетические виды являются пасынками. В этом сезоне впервые будет проводиться Бриллиантовая лига, из которой убрали метание молота, другие дисциплины, по мнению организаторов, не столь популярные. А между тем спортсмены собирали подписи в поддержку этих видов, чтобы не было дискриминации. Зачем тогда вообще нужны эти дисциплины? Как их развивать? В настоящий момент эта тема вынесена на обсуждение. Насколько я знаю, ИААФ в экспериментальном порядке намерена все-таки какие-то непопулярные дисциплины включить. Это было бы справедливо. В конце концов мы все, легкоатлеты, одна большая спортивная семья и должны поддерживать друг друга и отстаивать права коллег.

Кстати, о проблемах отечественных спортсменов. Главная из них — это отсутствие социальных гарантий. В любой ситуации (самая распространенная — травмы) спортсмен должен знать, что он защищен, что государство не бросит его на произвол судьбы и не оставит в одиночестве решать проблемы.

— Вы являетесь депутатом Волгоградской областной думы, вам и карты в руки, чтобы эти проблемы решать.

— Сейчас мы готовим законопроект о защите волгоградских спортсменов. Пока этот документ распространяется только на олимпийских чемпионов. Если спортсмен стал победителем Игр и проживает в Волгоградской области, то он и его тренер ежемесячно будут получать 30 тыс. руб. Это сделано для того, чтобы выдающиеся спортсмены не переезжали, оставались в Волгограде, пропагандировали спорт и растили новые кадры.

В будущем, я думаю, список стипендиатов должен быть расширен. Было предложение, чтобы правило распространялось и на других спортсменов, которые выиграли Олимпиаду, не только представляя волгоградский регион, но и проживая в нашей области более десяти лет. У нас есть олимпийская чемпионка по гребле Мария Тимофеевна Шубина, которая уже более 30 лет живет в нашем городе. Преподает, тренирует, инвестирует свои знания в будущее. Разве она не достойна стипендии? Так что эти вопросы надо решать.

Источник: "Время новостей", автор: Ольга Ермолина