Девушка, которую любят все

Девушка, которую любят все

Rusathletics.com публикует интервью лучшей спортсменки 2009 года олимпийской чемпионки, двукратной чемпионки мира в ходьбе на 20 километров Ольги Каниськиной, которое титулованная спортсменка дала журналу PROспорт.

РОДНЯ

Ольга Каниськина, миниатюрная девушка с нечеловеческой силой воли, с 2007 года не знала ни одного поражения. Еще ни одной легкоатлетке не удавалось собрать коллекцию наград столь высокого достоинства. Корреспондент PROспорт узнала, как уроженка Саранска с дипломами швеи и математика стала чемпионкой мира и Олимпийских игр в ходьбе на 20 км

Когда Ольга попыталась подсчитать своих родственников, у нее ничего не получилось. После первого же колена сбилась со счета. И дело даже не в том, что у нее их очень много, а в том, что в родных селе и городе что ни житель, то, считай, родной человек. Если не по крови, то в душе.

«У нас в Мордовии так. Вдали холм, на холме лес, под лесом село. Подлесная Тавла. Оттуда родом моя мама. Рядом соседнее село Напольная Тавла. Оттуда родом мой папа. Когда они поженились, то переехали в Саранск, где одна наша родственница завещала папе квартиру», — просто и понятно объясняет Каниськина.
Обычная панельная многоэтажка на окраине Саранска — города, который можно обойти пешком за день. Однокомнатная квартира на втором этаже – «малая родина» Ольги. Сегодня почти любой житель этого дома покажет, где живут Каниськины. И не потому что она известная чемпионка, а потому что дом — все равно что большая семья, где все друг друга знают. Тем более Каниськиных, которых растили всем двором.

Мама
«Я до сих пор очень четко помню тот день, когда маму увезли в больницу. Был выходной, ей стало плохо, и мы вызвали скорую. Врач сделал укол, повышающий давление, и это было ошибкой. Давление стало еще выше, и маму забрали в реанимацию, — вспоминает Ольга. — это было в выходной. В понедельник нас провожала в школу соседка. Когда закончились уроки, за мной пришла крестная и сказала, что мы поедем в деревню. Помню, как молча собирали вещи, молча ехали в автобусе. И когда приехали к бабушке, крестная сказала, что мама умерла. У меня началась жуткая истерика, все стали поить меня таблетками. Когда маму привезли из морга, Я не могла смотреть на гроб, не могла понять, кто и зачем забрал маму. Ее похоронили на деревенском кладбище. Ей был всего 31 год».

Близкие люди
После этого семьей восьмилетней девочки и ее шестилетнего брата Василия стала многочисленная родня — тети, дяди, крестные, дедушки и бабушки. «У мамы было три сестры и брат, у папы — две сестры и два брата. У всех у них были мужья, жены, дети. Все они были разного возраста, и все они стали нашей единой семьей», — Каниськина даже не представляет, что могло бы быть как-то иначе. Простые, добродушные люди заботились о двух оставшихся без матери детях искренне и бескорыстно.
«Наши многочисленные тети и дяди говорили папе: «Женись, Николай!» Даже наша бабушка, мамина мама, искала ему невесту. Как-то к нам домой пришла незнакомая женщина, которую нам сказали называть мамой. Мы с братом переглянулись и замолчали. После этого папа сказал: «Хватит!» Он сам стирал, убирал, косы мне заплетал, — кажется, что, повзрослев, Ольга до сих пор корит себя за детский эгоизм.
Единственным развлечением для ребят из промышленного Саранска были поездки в деревню. «Мы все вместе нашей семьей пололи грядки, садили картошку, убирали картошку, кормили скотину. Хоть папиной зарплаты строителя нам и хватало, свой огород был всегда кстати, — удовольствия ради Каниськина и сейчас не откажется покопаться на грядках. — Деревня — это мое счастье. И всех, кто здесь живет, я искренне люблю».

Ходьба
Каниськина до сих пор смотрит на мир широко открытыми глазами и с искренней улыбкой. Улыбка у Каниськиной такая же обезоруживающая, как и ее фамилия — легкая и веселая. И точно так же беспечно и по-детски она смотрит на мир. А как же может быть иначе?
В свои 24 года Каниськина по большому счету не знала ни одного поражения. Ее первый международный старт — Кубок мира — состоялся в 2006 году. И сразу пятая — разве это не успех для дебютантки? Через несколько месяцев за ним последовал чемпионат Европы, и сразу на подиум — вторая. В 2007 году на чемпионате мира — победа, в 2008 году на Олимпиаде — победа, в 2009 году на чемпионате мира — еще одна победа. Причем ее преимущество растет по нарастающей: в Осаке-2007 она выиграла у соперницы 33, олимпийском Пекине — 36, в этом году в Берлине — уже 49 секунд.

Стимул
«В детстве я словно купалась в любви: меня любили окружающие, я их любила. Никогда не думала, что от меня чего-то ждут, что я кому-то что-то должна. Хочешь заниматься танцами — пожалуйста, пошла на легкую атлетику — и ладно, — улыбается Ольга. — Я почему у Людмилы Федоровны осталась? Потому что весело было, дружно дурака валяли. Так сдружились, что не хотели расставаться и летом, а потому в конце школьного года дружно начинали работать и летом опять встречались в лагере».
Заманить Каниськину на ходьбу не стоило большого труда. Людмила Русяйкина попросила по-доброму: «Олечка, давай попробуем!» — «Да вы что, Людмила Федоровна!» — запротестовала Каниськина. «Никогда не забуду, что я пережила за эти три километра на первых в жизни соревнованиях. Какой ужас я испытала, когда диктор на весь спортивный городок объявил: «Вот идет последний участник. Посмотрите на ее технику!» Я со стыда была готова провалиться». Но если тебя все любят, зачем долго расстраиваться?
«Конечно, мне хотелось чего-то добиться, но у меня не получалось быть лучшей даже среди ровесников. Моей заветной мечтой было выполнение норматива мастера спорта, а уж чемпионат мира или Олимпийские игры — об этом и не думалось».
Мечта исполнилась в 18 лет. Только зачем была нужна спортивная ходьба швее-закройщице?

Швейная машинка
Если у вас нет швейной машинки, значит, у вас нет семьи. Иначе как без машинки? Тем более что в магазины при 40-м размере одежды и 34-м размере ноги лучше не заходить. У Оли машинка была, а нарядов не было. Исправить это можно было только в швейном училище, выпускницы которого получали сразу две специальности — швея и закройщик.
После учебы у Ольги появилось не только несколько хорошо сшитых костюмов, но и хорошее предложение. Ей в один голос твердили: ты шьешь лучше, чем ходишь. «Приезжай в Москву, тут швеям хорошо платят! Завязывай со своим спортом, ничего у тебя не получится», — услышала Ольга в телефонной трубке. И тут Каниськина первый и единственный раз в жизни разозлилась: «Как так – у меня да ничего не получится! Откуда вы знаете?!»
«Сами того не сознавая, друзья-подруги нажали на мою секретную кнопку. Спасибо вам, мои дорогие отговорщики», — благодарит своих бывших коллег Каниськина, сидя в московском кафе и заказывая кофе со сливками. Она только что получила сертификат на очередной автомобиль люкс-класса и кладет его в изящную сумочку рядом с ключами от трехкомнатной квартиры в Саранске.

Чегин
Поначалу Чегин не хотел брать Каниськину в группу. Заморыш с косичкой не тянула даже на второй сорт. «Возьми девочку, старается», — давила на жалость Людмила Русяйкина. Но Чегин не из тех, кого проймешь. «Она нормально-то ходить не может, зачем она мне?» — отрезал мэтр.
По классификации Чегина человек эволюционирует по следующей шкале: спортсмен — трудяга — пахарь. «Человек по своей природе очень ленив. Дай волю — только бы спал, ел и телевизор смотрел. У меня такое не пройдет. Тотальный контроль и работа — это то, что приносит результат», — литературно выразился Чегин.
Переломным моментом в судьбе Каниськиной стала вторая встреча с ним. «Чегин приехал на наш сбор, включил секундомер, замерил скорость — видит, неплохо иду. Покричал на меня, еще лучше пошла. Эта способность к прогрессу его подкупила», — и по сей день Ольгу охватывает восторг при воспоминании об этом моменте.

Косичка
Перед чемпионатом мира в Осаке Чегин сказал: «Заплети косу!» Каниськина сначала заплела, потом подумала: а зачем? Поняла: размахивая хвостом, привлекаешь внимание, а в спортивной ходьбе чем дальше от судей, тем спокойнее. Главное условие скороходов — обязательный контакт ступни ноги и земли. Оценивает его выполнение только глаз судьи — весьма субъективный инст­румент.
Удивительно, но факт: Каниськина каждый раз выигрывает чисто — без предупреждений. Или почти чисто. Секрет идеальной техники прост. «Идти надо расслабленно, будто сколь­зишь по солнечному лучу», — переводит слова тренера самая титулованная его воспитанница.

Резонанс
Каждый раз победу Каниськиной на родине отмечают, как в первый раз. После известия из далекой японской Осаки, прибывшего в мордовские села рано утром, дедушка купил водки и по дороге домой угощал всех желающих. Бабушки сновали от стола к плите, от плиты к столу, как ткацкие челноки. А администрация готовила речи и букеты. На саранском вокзале поезд встречали, как эшелоны Красной Армии в войну, — цветами и аплодисментами. «Когда они мне позвонили, я ничего не услышала, — золотой олимпийский номер Каниськиной работает всегда и везде. — Но поняла, что это звонок из деревни, — связь была ужасная».

Секрет
Все 43 килограмма Каниськиной — это сплав железа и золота. Чегин признается: «Редко когда тренеру достаются такие работяги. Она сожмет зубы и сделает все, что скажешь».
Однажды в Саранске во время соревнований Каниськина получила тепловой удар и потеряла сознание. Пришла в себя, встала и пошла дальше.
 «Иногда я теряю за дистанцию пять килограммов, а иногда, если самочувствие хорошее, граммов сто», — Каниськина берет свое потом и  волей.
Даже второе — уже высшее — образование — тому подтверждение. Разгрызть математическую формулу — это все равно что пройти двадцатку: сложно, но можно. А таких двадцаток у нее больше, чем формул для диплома математического факультета Мордовского университета, что получила в этом году.

Мужчины

Пока что мужчины в жизни 24-летней чемпионки только в качестве коллег. Она единственная, кто тренируется в мужской группе. «Когда кто-то из ребят задает на тренировке темп, держаться за ним легче», — для Каниськиной пять километров в день — как отдых. «Если я выйду замуж за спортс­мена, то, наверно, стану тренером, — представляет лучшая невеста Мордовии. — Ну а если не за спортсмена, то тогда не знаю».
Но свадьбы пока не будет. Слишком велик олимпийский соблазн 2012 года. В случае победы воспитанница мордовской школы Ольга Каниськина станет выдающейся спортсменкой. Остался один лишь шаг.
До этого максимум, на что могут рассчитывать потенциальные женихи, — персональная улыбка Каниськиной. Ее, считай, уже получил обычный таксист, автор вот этого незатейливого, но искреннего сочинения:

Шаг за шагом под дождем
Мы за золотом идем.
Ольга – классный скороход.
Хлещет дождь. Вперед! Вперед!
Шаг за шагом, метр за метром…
Оля, ты быстрее ветра!
Я у «ящика» сижу.
Пиво пью. Тебя люблю.
Длинный делаю глоток —
За тобой идет поток.
Я бутылку, ты вираж.
Вместе, Оля, входим в раж.
Шаг за шагом под дождем
Мы за золотом идем.
(Олег Коротков, Пермь, 25 лет)
 

Текст: Татьяна Милевская Фото: Геворг Маркосян