По горячим следам

По горячим следам

Старший тренер в беге на выносливость Геннадий Суворов, который также является личным тренером олимпийской чемпионки в стипль-чезе Гульнары Галкиной-Самитовой и зимней чемпионки Европы в беге на 1500 метров Анны Альминовой, подвел итоги чемпионата мира и рассказал о проблемах у своих подопечных.

— Геннадий Михайлович, почему рекордсменка мира Гульнара Галкина-Самитова не смогла даже закончить забег на 1500 м на этапе «Золотой лиги» в Цюрихе?

— Гуля еще больше месяца назад травмировала ногу – на третьем этапе «Золотой лиги» в Риме. Это травма колена, которая больше всего ощущается при преодолении препятствий. Мы надеялись, что успеем залечить ее к чемпионату мира, но уже на третьем препятствии в финальном забеге нога дала о себе знать. Согласие участвовать на этапе «Золотой лиги» в Цюрихе мы дали давно, Гулю как олимпийскую чемпионку пригласили в Цюрих очень сильно заранее. Когда стало понятно, что даже интенсивное лечение не поможет вылечить ногу до конца, мы связались с организаторами в Цюрихе и попросили снять Гулю с соревнований. Но билеты уже были куплены, и организаторы очень попросили Гулю приехать и пробежать хотя бы в меру ее возможностей, в случае чего – сойти. Мы заранее предупредили, что спортсменка травмирована, и нас заверили, что никаких проблем в случае схода не будет. Так и получилось: Гуля попробовала побежать со всеми, поняла, что нога мешает, и сошла.

— Гуля ничего не рассказывала о своей травме до чемпионата мира, а после того, как заняла в Берлине четвертое место, отказалась общаться с журналистами. Что же там все-таки произошло в Риме?

— Во время преодоления барьера Гуле, чтобы избежать столкновения, пришлось прыгать немного в сторону. Она неудачно приземлилась на прямую ногу и в итоге травмировала колено. Сразу после Рима мы еще поехали на турнир в Афинах, и там, наверное, травма усугубилась. Пришлось убрать из тренировок прыжки и давать ей, в основном, гладкие беговые работы. Мы очень надеялись, что к чемпионату мира нога полностью восстановится. В забеге, действительно, никаких проблем не было, Гуля легко вышла в финал. Но в финале уже на третьем препятствии, что называется, развалилась. Колено не выдержало, а когда на дистанции ты фактически толкаешься только одной ногой, а вторую подставляешь, сложно на что-то рассчитывать. Скорее всего, теперь, после всех стартов, мы займемся лечением и пропустим зимний сезон. 

— Из-за этой травмы Гульнара пропустила чемпионат России в Чебоксарах?

— Нет, Гуля была освобождена от отбора в стипль-чезе как олимпийская чемпионка, но мы сначала хотели попробовать пробежать там гладкие 1500 м. Однако потом я увидел, что обстановка на этой дистанции складывается нервозная, девчонки-специалистки на этой дистанции думают, что мы сейчас выйдем и займем чье-то место. Я сразу говорил, что в любом случае, Галкина-Самитова побежит на чемпионате мира только стипль, но нам почему-то не очень верили и считали конкурентами. В такой ситуации, я решил, что не стоит накалять обстановку и мы приняли решение не выступать на чемпионате России.

— Что случилось с чемпионкой мира-2007 в стипль-чезе Екатериной Волковой, которая даже не дошла до финала?

— Уже, наверное, ни для кого не секрет, что у Кати в хлам разбитые колени. Для стипль-чеза это профессиональная травма. На том самом этапе «Золотой лиги» в Риме она пробежала за 9.17, вроде бы, подготовка шла по плану. Но потом я узнал, что она рассталась со своим тренером Вадимом Шаевым. В заключительный период подготовки получилось так, что я со своими учениками был на сборе в Подольске, а она тренировалась в Туле. Поэтому напрямую судить о ее форме я не мог, слышал только об этих неприятностях с коленями. Потом мы провели обследование, и с октября Катя приступает к лечению. Сезон для нее уже закончен, сейчас она уехала домой к ребенку.

— Еще одна ваша ученица Анна Альминова на чемпионате России блестяще выиграла 1500 м с личным рекордом, однако на чемпионате мира не сумела выйти в финал.

— В Цюрихе Аня показала 4.01 и доказала, что находится в нормальной форме. Знаете, я ей после Берлина сказал: «Ты научилась быстро бегать, но не выигрывать». Наверное, тут есть и моя ошибка. Как тренер, я недостаточно внимания уделял психологической подготовке. На чемпионате мира, когда из-за дождя забег перенесли на 40 минут, на ком-то, может быть, эта задержка никак и не сказалась. Но по Ане, когда она вышла на старт, я сразу, по внешнему виду, сказал, что она явно не в своей тарелке.

— То есть проблема была в психологии, а не в недостаточной физической форме?

— Если бы Аня на чемпионате мира была не в форме, она не пробежала бы в Цюрихе, то есть практически сразу после Берлина, за 4.01. Это близко к ее личному рекорду.

— У Ани личный рекорд 3.58,38, это несколько иной уровень. И показан он был как раз на чемпионате России в Чебоксарах.

— На чемпионате России возросшая конкуренция буквально вытолкнула Аню на этот результат. Например, Оксана Зброжек до Чебоксар на трех стартах подряд устанавливала личные рекорды. Вот этот настрой, концентрация на борьбу и помогли Ане пробежать так быстро. Кстати, та же Зброжек на чемпионате мира тоже не вышла в финал.

— Почему, кстати?

— Этого мне не смогли объяснить ни сама Оксана, ни ее тренер Светлана Плескач-Стыркина. Оксана говорит: вроде нигде не сачканула, все шло по плану, опыт есть, ну почему так вышло? Стыркина объяснить причину неудачи тоже пока не сумела. 

— Кому нужны все эти личные рекорды и лучшие результаты сезона в мире на чемпионате России, если на чемпионате мира люди не могут даже выйти в финал? Что можно сделать, чтобы такая ситуация не повторялась?

— Я не думаю, что тут дело в чисто методических просчетах. В конце концов, все тренируются у своих личных тренеров по разным методикам. Света Клюка у той же Светланы Павловны Стыркиной в прошлом году была четвертой на Олимпиаде, а сейчас в Берлине даже не вышла в финал. Я сторонник централизованной подготовки, в таком случае ситуация более управляема. Сборная команда ни для кого не закрыта, только в беге у нас списочный состав по девять человек на вид. Мне также кажется, нам стоило бы перенести сроки чемпионата России на более ранние. Я уже подготовил предложение на следующий год сделать чемпионат России в июне, чтобы люди успели выйти на второй пик формы к главному старту.

— Невозможно не обратить внимание, что еще в прошлом году, например, в женском беге на 800 м у нас была сумасшедшая конкуренция и весь финал выбегал из двух минут. Сейчас же две из трех наших спортсменок на чемпионате мира не могут даже дойти до финала, а Мария Савинова заняла там пятое место.

— А вы вспомните, как Савинова в свое время дебютировала на чемпионатах мира (на зимнем чемпионате мира-2008 в Валенсии не смогла выйти из забега с результатом 2.06,72 – Прим. Агентство «Весь спорт»). Тогда на нее свалили все грехи. А теперь Маша проявила себя молодцом, на летнем чемпионате мира была пятой. Ни Катю Костецкую, ни кого-либо другого, мы ни в коем случае не списываем со счетов. В Берлине так получилось, что большую часть нашей женской сборной в среднем беге составляли возрастные, опытные спортсменки. Это звоночек, что нужно искать новые имена, помогать им, растить смену.

— Как вам новшество чемпионата мира в Берлине с допуском в финалы упавших на предыдущих стадиях спортсменов?

— Конечно, когда в забеге на 800 м у Юры Борзаковского бежали 10 человек, причем допустили голландца Сома, который даже не финишировал, это непонятно. То же самое могу сказать и о допуске в полуфинал кенийки Джанет Джепкосгеи на женских 800 м. Но сразу после того женского забега мы с помощью Вадима Зеличенка внимательно изучили правила. Там написано, что на самом деле, рефери по бегу имеет право сам принимать решение о допуске спортсмена в следующий круг. То есть, даже если бы мы подали протест, его бы отклонили, потому что этот случай предусмотрен в правилах. Допуск спортсмена входит в полномочия рефери, судьи. И потом, давайте уж будем честными: если бы Маша Савинова упала, и ее допустили в следующий круг, неужели бы мы так же возмущались?

— Общий итог чемпионата мира для вашей группы – одно серебро в стипль-чезе Юлии Зарудневой – вряд ли можно назвать удовлетворительным. Что нужно сделать, чтобы такая ситуация не повторялась?

— Я не склонен считать эту ситуацию чрезвычайной. Выиграли бы Гуля и Юра Борзаковский – и нам бы сейчас аплодировали (смеется). Да, ошибки в работе были допущены, но никакой трагедии нет. Сейчас каждый должен сосредоточиться на решении своих непосредственных задач. Возможно, одним из путей выхода из этой ситуации станет переход на подготовку в среднегорье.

— Многие тренеры выступают резко против этой идеи тренироваться на среднегорье в Африке. Вы ее поддерживаете?

— Идею тренироваться на среднегорье как таковую никто не отрицает, там готовятся сильнейшие бегуны. Многим не нравилась именно Кения, с необходимостью делать прививки, в корне менять образ жизни и так далее. Но сейчас мы нашли вариант с ЮАР, которая находится в одном с нами часовом поясе, и вообще кажется более подходящей. Не секрет, что раньше наша команда была полностью закрыта и тренировалась только на территории страны. Теперь мы регулярно выезжаем в Португалию, появился и вариант с ЮАР. Это где-то вынужденная мера, так как в нашем Кисловодске почему-то изменился климат, и теперь уже в ноябре там лежит снег.

— Свою группу на первый экспериментальный сбор в ЮАР отправите?

— Все будет зависеть от того, кто примет решение выступать зимой. Мы специально решили сделать сбор в ЮАР с 15 ноября, так как ехать на высоту неподготовленным, сразу после отпуска, или с травмой не имеет смысла. Сейчас мы как раз согласовываем со спортсменами их планы на зимний сезон. Маша Савинова, например, решила готовиться к зимнему чемпионату мира. Про остальных пока ясности нет.

Интервью взято с сайта агентства "Весь спорт"
http://www.allsportinfo.ru/index.php?id=31412