Чичерова: «Я золото хочу»

Чичерова: «Я золото хочу»

Серебряный призер чемпионате мира в прыжке в высоту Анна Чичерова рассказала про вещий сон, приобретенные качества и про доктора Айболита.

— Аня, вы с такой болью  смотрели  на планку, которая так своенравно отняла у вас золотую медаль.

— Да я первые секунды ощущала такое отчаяние! Неимоверное! Попытка на 1.99 была просто отличная! Я не хвастаюсь, но по ощущениям  понимала, что это отличный задел для дальнейшей борьбы, могла и 2.04 взять сегодня,  судя по этой попытке.  Тем более,  на   тренировках прыгала на два метра.  Смотрели с тренером их  по кинограмме и видели, что у меня хороший запас. Конечно, тренировки  не соревнования, там ты один на один с планкой, но все равно, память  от этой высоты остается.  

— Но и 2.02 вы взяли с первой попытки.

— А потом что-то случилось, даже не могу сказать что, не понимаю сама. Чисто технически сломала разбег. И меня это просто взбесило! Я сама себя спрашивала: «Аня, почему ты никак не можешь грамотно использовать свою скорость и сделать качественный прыжок?»  А  прыжка даже  не сделала! Видимо так сильно хотела, что намудрила  хуже некуда.

— Я бы не сказала, что серебро чемпионата мира медаль хуже некуда.

— А вы знаете, что мне перед отъездом на чемпионат  на сборах в Подольске приснилась эта серебряная медаль?  Во сне чья-то рука протягивает мне плоскую медаль с каким-то рисунком на синей ленточке, а голос говорит: «На,  подержи». Я говорю, я не хочу, это же серебро, не хочу, чтобы оно прилипло ко мне, я золото хочу. Но медаль все равно моей руки коснулась. Пересказала сон мужу, он полез  в интернет и нашел фото медалей чемпионата мира. Переспросил меня: «Медаль точно не круглая во сне была?» Нет, говорю, плоская.  Он монитор разворачивает – один в один медаль из сна.  Когда меня наградили, я внимательно ее разглядела – она.

— Аня, ведь если быть друг с другом откровенными мало кто верил, что вы вообще на пьедестал поднимитесь. В апреле только первые шаги после операции сделали.

— Откровенно? Не сочтите меня  чересчур самоуверенной, но я всем говорила, что еду на мир и встану на пьедестал.  Я знаю,  что никто в принципе не верил,  что так получится, не рассматривали меня как медальный вариант.  Правда,  после  моих прыжков в квалификации Бланка Власич, сказала, что не сомневалась, во мне. А  тренер Фридрих   подошел ко мне и признался, что верил, что я попаду в призеры.  Но я то догадываюсь, что они не воспринимали меня как серьезного соперника. И исходящую от меня опасность почувствовали только  в финале, поэтому может у них и не получилось покорить  2.02  с первой попытки.  Мое  «легкое»  взятие 1.99  кончено  их немного переломило.  А я на сто процентов в себя  верила, хотела получить медаль. А  когда сильно хочешь, мечты сбываются . У  меня, конечно,   сбылась половина мечты, но в принципе, эта медаль очень дорога мне, я бы приравняла ее  по ценности к олимпийской, потому что слишком дорого она  далась.

— В ночь перед операцией не было страха, что она может изменить всю вашу жизнь?

— Нет, страха не было. Я шла на операцию с уверенность, мой доктор Айболит пришьет мне как зайчику новые ножки, и я буду дальше скакать, даже еще лучше. Но не все бывает так,  как запланировал,  и ситуация переворачивается на 360 градусов. И ты вынужден искать выход из нее, ведь он всегда есть. Самое главное не опускать руки.

— А что не так, что произошло?

— На толчковой ноге надо было делать глобальную операцию:  резать сухожилие и укорачивать его,  но доктор сказал мне , что за счет того, что нога будет долго в гипсе  сухожилие само подтянется. Связку мне сшили,  а  сухожилие, к сожалению,  не стянулось. И когда я приехала к врачу в июне он мне сказал:  срочно на МРТ!  Посмотрел и говорит: не может этого быть, потому что так не должно быть,  это неправильно.  Но что, есть, то есть. И вся проблема  в том, в  связи с тем,  что у меня поменялась биомеханика, стали воспаляться связки на маховой  ноге,  что доставляет мне массу неудобств,  даже просто во время бега.  Теперь приходиться прыгать в тейпе, заглушать постоянную боль.

— А о повторной операции речь не идет?

— Говорили с врачом об этом, но честно — я не знаю. Я так  много времени потратила на реабилитацию, что не хочу проходить все это снова. Решила, ну прыгаю в тейпе, да неудобно, но ничего страшного, еще попрыгаю.

— Может вы очень форсировали подготовку, и организм просто не выдержал?

— Я же говорю, что через многое прошла до и после операции, и я не хотела с наскока все испортить. Свой сезон, технические тренировки начала в конце мая.  Пропустила  коммерческие старты,  чтобы не нагружаться. У меня за этот сезон, всего прыжков 80  наберется, хотя  для того, чтобы чувствовать себя уверенной в секторе надо намного больше.

— Как же удалось показать такой результат?

— После операции начался новый виток в моей жизни. Когда я на нее решалась, в моем сознании шла глубокая борьба, правильно, неправильно,  а через внутреннюю борьбу ты приходишь к чему-то новому внутри себя. Становишься  сильнее. После операции, я обрела новые личные    качества:  нереальное терпение  и безграничную веру.  Вера переворачивает горы, поэтому, нужно  не отчаиваясь, идти к цели до конца.  У меня появилось какое-то неизвестное мне ранее внутреннее спокойствие. Раньше я так переживала перед стартом, нервничала в секторе, сейчас  очень уверенна в  себе, не могу понять,  как так получается.  Я получила интересный жизненный опыт, ко мне пришли вещи, которые очень важны в спорте.

— Какие?

— Я сначала не понимала, почему у меня за такой короткий  срок подготовки пошли результаты.  Я   всегда знала, для того  чтобы приобрести форму, поднять силовые показатели, отработать движение,  надо пахать как  бобик четко  четыре месяца.  А потом осознала, что все,  что я натренировала  за все годы никуда не исчезло, адский труд был не зря. У человека все накопленное никуда не исчезает, а  прячется в резервную копилку, и нужно уметь все извлечь, правильно распределить и  вовремя воспользоваться. Мастерство, как говорится, не пропьешь. Простите за грубость.

— Ну это не грубость, это проверенный факт. А вот не кажется ли вам, что Фридрих в секторе ведет себя несколько грубовато, не тактично что-ли?

— Ну что вы! Нет, конечно! Ариана  просто сильно прессингует и публику, и нас.  У нее манера такая.  Пытается задавить всех, но,   сама же под этот  эмоциональный пресс попадает, он на нее давит и она сегодня, например сломалась. А Бланка другая.  Тихо,  спокойно делает свое дело, а  когда у нее  все получается, дает волю эмоциям  начинает пританцовывать, двигаться свободно,  чувствует себя раскованно. А вы заметили, какая сегодня гробовая тишина воцарилась по просьбе Арианы?

— Вас она не смутила?

— Я спокойна прореагировала. Каждый выбирает для себя,  как ему легче прыгать. Аплодисменты не только ритм задают,  в этот момент  ты понимаешь,  что вся арена смотрит   только  на тебя, люди  ждут исхода твоей борьбы с высотой в именно в эту минуту, и ты мобилизуешься. Хотя   иногда хлопают очень быстро и  сбивают  с ритма. Вот Бланка руководит зрителями  и задает темп сама, этому надо учиться.  Я порой  хочу, чтобы мне аплодировали,  я заряжаюсь энергетикой, а  иногда мне нужна тишина и спокойствие для концентрации на прыжке.

— Власич реально могла взять 2.10 или играла со зрителями?

— Бланка не раз уже пыталась покорить 2.10 и у нее были очень хорошие попытки. Но сегодня я  наблюдала  прыжки с неудобного ракурса,  и не могу сказать   реально  это или нет.  На мой взгляд, она сегодня  немножко не в той форме, как было два года назад, тогда  были более реальные шансы. Но одно то, что она  пытается преодолеть эту высоту без страха, уже хорошо.

— Я заметила,  что на официальных стартах   вы выступаете лучше, чем на коммерческих.

— Другие приоритеты. На мире, Европе, Олимпиаде  ты понимаешь,  что за спиной страна,  за тебя переживают на тебя смотрят,  и ты делаешь все как  последний раз в жизни.

— Какие дальнейшие планы? Отдых?

— До сентября  я еще попрыгаю, впереди несколько стартов.  У нас ведь как говорят? Неважно,  с какой высоты начинаешь, важно на какой заканчиваешь.  Постараюсь выполнить то, что не получилось сегодня – завоевать золото. А потом   возьму тайм аут, подумаю. Может  за счет чисто временного промежутка отдыха  мне станет немного легче.

Валентина Красных специально для Rusathletics.com