Валентин Балахничев: «За Исинбаеву в Берлине будут болеть не меньше, чем за немцев»

Валентин Балахничев: «За Исинбаеву в Берлине будут болеть не меньше, чем за немцев»

В субботу в Берлине стартует чемпионат мира по легкой атлетике. Перед его началом корреспондент газеты «Спорт-Экспресс» Сергей Бутов встретился с президентом ВФЛА Валентином Балахничевым и задал ему несколько вопросов.

— Два года назад в Осаке сборная России выступила, очевидно, ниже своего уровня. А год спустя, на Олимпиаде в Пекине, как минимум на уровне. Даже, может, в чем-то прыгнула выше головы. Это о чем-нибудь в преддверии берлинского первенства говорит?

— О том, что мы концентрируемся на главном старте четырехлетнего цикла. Впрочем, это не означает, что в Берлине российские легкоатлеты будут отбывать номер. Как известно, в свое время мы прошли через серьезный кризис на мировых первенствах, когда дважды, в 1995 и 1997 годах, привозили с них всего по одной золотой медали. Но после этого смогли выйти на тот уровень, который полностью соответствует популярности этого вида спорта. Да и уровню его ресурсного обеспечения, за что мы благодарны министерству спорта.

— Два года назад в Осаке гигантское значение имел климатический фактор. Кто может выступать в условиях жаркого и одновременно влажного климата, а кто не может, кто умеет с минимальными потерями проходить временную адаптацию — все это накладывало прямой отпечаток на результаты. Будет ли какая-нибудь специфика у берлинского первенства?

— Неправильный анализ климатического и временного факторов и впрямь значительно снизил потенциал спортсменов. Должен признать, что в 2007-м тренерам не удалось отследить заключительный этап подготовки. Вроде приняли правильное решение готовиться во Владивостоке, но никто не удосужился съездить и посмотреть, в каких условиях сборникам придется проживать, питаться и тренироваться. Ситуация была ужасающая. Спортсмены жили в туристической гостинице…

— Вместе с китайскими туристами.

— Да. И это было серьезной проблемой. Мы исправили эту ошибку в Иркутске, где готовились к Олимпиаде.

В Берлине вопрос акклиматизации не будет стоять столь остро, но Европа все равно требует тщательно продуманного подхода к моменту приезда спортсменов. Как и в Пекине, у нас не будет заезда единой группой. Их, групп, будет несколько, и прибывать в Берлин они станут в течение всей первой половины чемпионата. Будем учитывать пожелания спортсменов, но в среднем за 3 — 5 дней непосредственно до старта. Этого достаточно, чтобы успеть пройти социальную адаптацию, то есть банально узнать, как добираться до стадиона, провести несколько тренировочных занятий. А до этого спортсмены будут находиться в привычной среде — в Подольске или Туле.

— Очевидно, что для спортсмена важнее всего дорожка или сектор, но фактор стадиона, наверное, тоже имеет какое-то значение. Тем более что берлинская арена необычная, принимавшая Олимпийские игры еще 1936 года.

— Думаю, на ход самих соревнований это не повлияет. Все стадионы сертифицированы, на всех установлено идентичное спортивное оборудование. Разница только в антураже. Впрочем, легкая атлетика — не футбол, где публика, как правило, болеет за одну команду. Здесь на стадионе соберутся люди, переживающие за спортивный результат как таковой и поддерживающие всех без исключения атлетов. Думаю, Лену Исинбаеву берлинские зрители будут приветствовать с не меньшим восторгом, чем немецких атлетов.

— Немцы известны как хорошие организаторы. Но сегодня к организации вообще принято относить не только синхронизацию работы всех служб стадиона, но и маркетинг, умение заполнить трибуны. В Осаке трибуны были заполнены до отказа всего пару раз за все первенство. Стоит ли ожидать аншлагов в Берлине?

— Насколько мне известно, практически все билеты уже раскуплены. И это не только заслуга организаторов берлинского чемпионата. В немалой степени это заслуга прежних организаторов соревнований, которые до этого проходили в Германии. В результате там налицо огромный интерес к спорту. Да и географическое расположение Берлина, который находится в самом центре Европы и легко доступен, также играет весомую роль.

— Лично для меня очевидно, что одной из главных проблем московского чемпионата мира, который, как известно, пройдет в 2013 году, станет именно заполняемость трибун. Постараетесь ли вы изучить работу организаторов Берлина-2009 с болельщиками?

— Безусловно. Туда едет большая группа известных отечественных технологов — Михаил Степанянц, Александр Полинский, Михаил Бутов. Все эти люди уже сейчас готовятся к московскому чемпионату. Вы правы, задача будет трудной. Но выполнимой, если подойти к ней серьезно, уже сейчас начать пропаганду этого чемпионата.

— Многим кажется, что одна из причин незаполняемости трибун даже на самых крупных легкоатлетических форумах, в том числе и чемпионата мира, состоит в несовершенстве программы. Вы согласны с таким мнением?

— Нет. Полагаю, все 47 видов легкой атлетики раз в два года по-настоящему интересуют зрителей. Скорее я бы говорил о слабом менеджменте, нежелании потратиться на рекламу, привлечь туристов и неумении преподнести событие так, как оно того заслуживает.

— Бытует и еще одно мнение: мол, пост-олимпийский чемпионат мира ничего не решает, не является показательным — ну и так далее. При этом, как мне кажется, принимать эту позицию — значит, заведомо соглашаться с тем, что существуют только Олимпийские игры, а все остальное не достойно внимания.

— Это сложный вопрос. На таких чемпионатах есть реальная возможность проверить резерв. Например, в Берлин мы повезем сразу шесть человек, ставших победителями чемпионата Европы среди молодежи. Понимаете, тренеры ведь не планируют подготовку сразу на четыре года. Да, есть общее направление — Олимпиада, но в каждом новом сезоне они решают свои стратегические задачи. Чемпионат мира для тренеров — прекрасная возможность проверить, правильным ли они идут курсом.

— Недавно Наталья Антюх с гладкого бега на 400 м перешла к барьерному, причем сделала это довольно успешно. А что если Исинбаева завтра начнет прыгать, скажем, тройным? Как лично вы относитесь к подобным экспериментам, когда речь идет об атлетах уровня сборной России?

— Мне кажется, это личное дело спортсмена и тренера, тем более что та же Антюх именно с барьеров начинала свою карьеру. Я приветствую такие переходы, если они не смахивают на авантюру, а совершаются с целью повысить результат.

— Обидно, что первое за много лет поражение Исинбаевой пришлось в канун старта чемпионата. Наверное, лишнего психологического давления ей не избежать.

— Это не про Лену. У нее не настолько слабый характер. Мы общались с ней по телефону. Меня удовлетворило, что она сама нашла для себя объяснение поражению.

— Помимо женского шеста в России появился другой супервид — мужская высота, где за статус первого номера сражаются сразу несколько человек. В том числе Иван Ухов. После таких историй, в которой он однажды побывал, другой просто закончил бы со спортом, а Ухов, наоборот, здорово прибавил. Вы не удивлены?

— Ухов и до инцидента в Лозанне (если я правильно понял, что вы имеете в виду) прыгал хорошо в группе Евгения Загорулько. Получил там прекрасную школу. Жаль, что они в конце концов расстались с тренером, но это тот самый случай, когда между двумя сильными прыгунами, в данном случае Сильновым и Уховым, рано или поздно возникает конкуренция. Время показало, что новый тренер Ухова — Сергей Клюгин — дал ему колоссальное чувство прыжка. Дай бог, чтобы у Ухова и дальше все шло хорошо.

— Ухов не общается с журналистами, опасаясь вопросов о том инциденте?

— Он действительно замкнутый парень, но я с ним неоднократно разговаривал, и никаких проблем в общении между нами не возникало. Думаю, просто никто из ваших коллег не смог найти к нему подход. Что я могу сказать? Ищите, вы ведь профессионалы…
 

http://www.sport-express.ru/newspaper/2009-08-10/14_1/