Юлия Чермошанская: «Мама плакала, счастье было невероятное!»

Юлия Чермошанская: «Мама плакала, счастье было невероятное!»

Олимпийская сборная в полном составе вернулась домой, и у спортсменов уже новые планы. Но эмоции еще не улеглись, и корреспондент rusathletics.com попросила поделиться своими впечатлениями после победы на Олимпиаде в Пекине в эстафете 4х100м Юлию Чермошанскую.
— Юля, поздравляем тебя и всю эстафетную команду 4х100м с великолепной победой. Все понимали, что очень сложно будет выиграть, такие сильные команды Ямайки и Соединенных Штатов, но они не смогли нормально передать палочку и выбыли из борьбы, а вот у вас все получилось слаженно. Какой был настрой перед началом эстафеты?

— Конечно, мы не рассчитывали что выиграем, думали, что сможем побороться за третье место с Бельгией. После забегов, когда сняли американок, мы в душе, конечно, порадовались: ну все, мы уже в тройке будем. Команда Великобритании была также сильной, мы ее со счетов не сбрасывали. Главная задача была -палочку не потерять, на тренировках мы очень много времени передачу отрабатывали. Когда во время эстафеты на последнем этапе мне первой палочку передали, я смотрю — бегу первая, еще не понимаю, что происходит, но успела заметить, что команды Ямайки нет, ведь они очень сильные и должны были впереди бежать. До последнего метра не верилось, что мы выиграли.

— Юля, твой этап был заключительным, четвертым, самый накал страстей, финиш. Не волновалась, что тебе достался такой ответственный этап?
— Я считаю, что более ответственные этапы — это второй и третий, потому что там надо и за приемом и за передачей смотреть. Но мы так и тренировались особенно усердно в передаче, поэтому с этим все прошло гладко. Единственное, в полуфинальном забеге мы немножко замешкались при передаче с Юлей Гущиной. Юля после 400м бежала эстафету, и так получилось, что я немного рановато побежала. Но мы перед финалом подкорректировали, на расстояние в одну стопу отнесли мой старт, и все у нас нормально получилось.

— Мы знаем, что твоя мама также в прошлом великолепная бегунья, была на Олимпиаде в Пекине. Она вместе с Людмилой Владимировной Федоривой (ее дочка Александра тоже бежала в этой золотой эстафете), плакала, и сразу после вашей победы и во время награждения. Мама сильно переживала?
— Мама, как и все остальные, просто была в шоке, никто такого не ожидал. Все сидели на трибунах и плакали: моя мама, Людмила Владимировна, тренер Жени Поляковой Николай Чемерисов, счастье было невероятное. Моя мама, как и многие тренеры, из-за ограниченного количества аккредитаций на команду приехала на Олимпиаду по туристической путевке. Она не могла ко мне проходить не на разминочный стадион, не в деревню. На разминочный стадион пускали только спортсменов и аккредитованных личных тренеров, а с мамой я общалась через сетку, которой стадион был огорожен. На центральный стадион мама попадала по обычному билету, но это был третий ярус. Если была возможность, то она прорывалась поближе к дорожке, чтобы сфотографировать и за мной посмотреть, но это редко получалось. В основном все сидели наверху, там с «высоты птичьего полета» практически ничего не видно было.

— Какие планы на будущее? Собираешься на старты?
— Я побегу 200 метров на «Золотой лиге» в Цюрихе, потом Гран-при в Риети, еще возможно пару стартов. Мы еще с тренером многие вопросы не обговаривали. Зимний сезон, возможно, буду пропускать, потому что 200 метров зимой не проводятся, еще не знаю точно, что подскажет и решит тренер.