Экс-рекордсменка мира в метании молота Гульфия Ханафеева на чемпионате мира в Осаке выступила неудачно, оставшись далеко за чертой призеров. Сейчас она в составе сборной России находится на учебно-тренировочном сборе в Адлере, где поделилась с корреспондентом RUSATHLETICS своими мыслями относительно причин провала в Японии, а также о подготовке к Олимпиаде в Пекине.
«Несколько дней назад из Адлера в Москву по делам уехала моя лучшая подруга Дарья Пищальникова, и здесь стало совсем тоскливо, — рассказывает Гульфия Ханафеева. — Вспоминая недавнее прошлое, могу констатировать, что накануне стартов в Осаке в нашей сборной было много непонятного, спортсмены были, скажем так, разрознены. Это состояние, думаю, передалось и мне. Психика оказалась несколько расшатанной, хотя хотелось показать хороший результат. Все было нацелено только на него. Мысли о чемпионате мира стали, без преувеличения, просто наваждением. Сейчас мне кажется, что я, наверно, свихнулась на этой почве. И как следствие — потеря за потерей в мелочах. Таких, как точность, ритм, амплитуда. Это по технике. Да, и с этими недостатками я могла метнуть далеко. Ведь готова была отменно! В первой финальной попытке метнула на 67 м — мало, надо дальше. Во второй — далеко, но за сектор. Мысли стали лихорадочно прыгать: надо так же и подальше, а я подстраховалась, хотела попасть в сектор. Но максимум получился недостаточный — всего 69 м. А все неточности, словно через увеличительное стекло, вышли на этих соревнованиях. Но ладно бы все это. Главное, в этот день не было мне удачи и везения. Что ж, значит, не сейчас, значит, все впереди. Сейчас рассказываю и как будто заново все переживаю.

Сразу после старта пришло осознание неудачи:»вот и все. Вот и закончился для меня чемпионат мира. Да, что-то не получилось». Тяжелые мысли бродили в голове: мой труд не воплотился в результат. Домой потом не поехала. Сразу отправилась на базу в Подольск, где готовилась к Парижу. И все это время на душе огромными когтями скребли кошки. Вывод из всего происшедшего сделала один: нельзя забывать про мелочи, ведь целое собирается именно из них. Теперь работаю над гибкостью, возвращая свою мобильность, свободу, ритм в движениях. Положительные изменения уже есть, метаю легче, свободнее. Больше стала понимать суть своей работы, все-таки опыта-то прибавилось.

Домой не попала сразу после мира, поскольку надо было ехать в Париж на соревнование DECANATION, в общем, не было времени хандрить! В Париже старт начался тяжело, но я выиграла, «обметала» чемпионку мира немку Франку Дитцш в последней попытке (70,15 м против ее 69м). Потом думала, что все, можно и домой съездить. Однако мой менеджер предложил стартовать в Польше. Там я стала второй (68 м) после олимпийской чемпионки Камилы Сколимовской (69 м). Потом отправилась в Южную Корею, где опять стала второй вслед за Сколимовской. И последним моим стартом в сезоне стал чемпионат мира Вооруженных сил в Хайдарабаде. Это была самая веселая поездка. В Индию мы полетели на военном самолете. Туда и обратно провели по 17 часов. С остановками в Екатеринбурге, Душанбе, Бомбее. Все спортсмены боялись подхватить какую-нибудь заразу или отравиться. В общем, там я проиграла китаянке: она 72 м метнула, а я опять стала вторая — 69.28 м. И еще хохма: мама пишет, ты, говорит, что, эстафету бегала в Индии? Оказывается, по радио и по телеку сказали, будто я изменила специализацию и бегала эстафету. Когда надоело отнекиваться, стала отвечать: да, бегала. Только кто же меня поставит эстафету-то бежать?

Сейчас я в Адлере, и все то же. Работаю над собой, тренируюсь, слушаюсь тренера, общаемся С Дарьей, поддерживаем друг друга, радуемся жизни. В декабре собираемся в Португалию на сбор.
Полагаю: что для победы в женском молоте на Олимпиаде достаточно будет результата порядка 76 метров. Впрочем, беру по максимуму. Я рассчитываю даже на больший. Вот только не знаю, получится ли? Хочу мировой рекорд побить! На январь-февраль тоже, возможно, останусь тренироваться в Португалии. Если там нам понравится. Зимой впереди два старта в Адлере, зимний чемпионат России и всероссийские соревнования памяти Лунева. Морально поддерживали меня все это время, конечно же, личный тренер и мама, которая стала волноваться еще больше. Теперь даже спрашивает, сколько на тренировке метаю? А материально меня поддерживают Москва, Саранск и родной Челябинск. Лысенко тоже тренируется в Адлере, вижу ее каждый день. Близко не общаемся, но здороваемся уважительно».

Ирина АННЕНКОВА