Чемпионка Олимпийских игр, мира и Европы, рекордсменка мира Елена Исинбаева одержала свою очередную победу на этапе «Золотой лиги». Мы публикуем отрывки из интервью, которое дал в Брюсселе ее тренер Виталий Петров агентству «Весь спорт» еще до старта на «Мемориале Ван Дамме».
— Виталий Афанасьевич, на последнем старте в Цюрихе Исинбаева как никогда была близка к поражению. Насторожились?
— В общем-то, никаких больших проблем у нас с Леной нет. Выбивают из колеи бесконечные переезды, особенно тяжелым получился перелет из Японии. Вижу, что она немного устала, причем усталость именно психологического плана. С физической формой проблем нет, нам удается ее поддерживать в тренировках. Но потери нервной энергии слишком велики. Нереально отсоревноваться на чемпионате мира в Японии и приехать в Европу такой же свежей. Не сомневаюсь, если бы для победы в Цюрихе надо было прыгнуть 4,90 м, Лена бы прыгнула. Но в принципе, там все получилось достаточно закономерно.

— Почему вы не заказали высоту мирового рекорда 5,02, а поставили 4,93 м?
— К рекорду надо быть готовым. А ставить 5,02, когда не очень хорошо себя чувствуешь, — неправильно по отношению и к себе, и к зрителям. Попытка улучшить мировой рекорд – это всегда событие, а попытка на 4,93 – ну, мало ли, сегодня не взяла, завтра возьмет. Я надеялся, если лучший результат сезона в мире получится, это ее немного заведет, взъерошит что ли.

— Не боитесь, ведь цена поражения на этапе «Золотой лиги» — миллион долларов?
— Ожидания сильно давят. Что бы кто ни говорил, если на столе лежит немножко денег, у каждого нормального человека появляется желание их взять. Спортивная жизнь не такая уж долгая, и кто знает, что ты будешь получать потом. От этого зависят все без исключения легкоатлеты. Немного обидно, потому что подготовка в этом году была очень хорошая, но ответственность, чемпионат мира, шесть обязательных этапов «Золотой лиги» — все это как-то сковало Лену. Для победы ее состояния хватает, а вот для рекорда…

— Объективно, готова сейчас Исинбаева установить мировой рекорд?
— Безусловно. Физически она была готова на протяжении сезона, готова и сейчас. Проблема в психологии, в какой-то тяжести, которую она никак не может с себя сбросить. Мне и нужен этот рекорд не потому, что я боюсь неудачи, сомневаюсь, а чтобы она сама почувствовала: «Я могу!». Как только Лена прыгнет 5,02 м, она почувствует необходимую уверенность. На отдельных соревнованиях – как в Париже и Риме, она была достаточно уверенна. Иногда, как в Цюрихе, мешала усталость или какие-то дополнительные факторы.

— Получается, «Золотая лига» с ее миллионным джек-потом для роста результатов Лены – только препятствие?
— Если бы не было миллиона, мы бы могли подобрать другие старты, по-другому построить подготовку. Дней десять после чемпионата мира передохнуть, а там подыскать комфортное место для рекорда. Сейчас мы зависимы от установленного календаря. Вернулись из Осаки, буквально через несколько дней прыгали в Цюрихе, пять-шесть дней отдыха – и вот Брюссель и через день уже Берлин. Все это не так легко, как может показаться. Плюс погода в Европе во второй половине сентября неизбежно портится. Это сказывается, но это жизнь.

— Наверное, мировой рекорд вы планировали на чемпионат мира.
— В Осаке мы рекорд, конечно, планировали. Лена хорошо прыгала, но после высоты 4,80, как она говорит, ушло здоровье. Это странно, здоровье не могло уйти, видимо, проблема была в концентрации. Первую попытку на 5,02 она вообще, считай, не побежала. Я советовал взять более жесткий шест и поставить промежуточную высоту – в районе 4,90 – 4,95 м, чтобы его почувствовать. Прыгать высоты с разницей в 22 сантиметра на одном и том же шесте очень тяжело. Я говорю: «меняй!», а Лена – «я ослабла, не могу…». Ну что тут скажешь! Если девушка не хочет, заставить ее практически невозможно. Для этого нужно быть просто извергом! Я же понимаю, что организм-то не мужской, и психология совсем не та. Вы, девушки, существа ранимые, хотя в спорте и должны себя побеждать.

«Дальше 2008 года заглядывать тяжело, слишком большой срок»

— Лена постоянно рассказывает об изменениях в технике своего прыжка. Вы видите перемены в лучшую сторону?
— Технически она растет. У Лены и так была очень хорошая вторая часть, но мы немного поменяли вход в прыжок через вталкивание и бег. Сейчас она уже начала чувствовать все движения. Я думаю, эти изменения впоследствии принесут ей большие дивиденды. Если, конечно, она будет продолжать делать свое дело с тем же желанием и куражом, как раньше. Мы все идем к цели стать первыми, но мало кто понимает, что за это первое место нужно отвечать. И если у вас, то есть будем говорить у нас, в России, отвечать проще, то здесь, в Европе, гораздо сложнее.

— В чем именно сложнее?
— Больше внимания, больше прессы, которая свободно разгуливает вокруг. В России журналисты так свободно не перемещаются. А здесь: вышла погулять в Монте-Карло, раз-два, и тебя схватили; вышла на тренировку в Формио – итальянцы тут как тут. Плюс постоянные телефонные звонки. Лена поставила меня буфером между собой и журналистами, разгрузить ее стараются и менеджеры. Я понимаю, что мы живем в обществе, в мире, и никуда от этого не деться. Людям свойственно хотеть большего: больше внимания, больше результата. Как говорится, рекорд не тяжело установить, от него отбрехаться тяжело.

— Но согласитесь, такое повышенное внимание во многом провоцирует и сама Лена: постоянными пресс-конференциями, рекламными акциями, активной общественной жизнью…
— Соглашусь. Женский срок выступлений значительно короче, чем мужской. С Сергеем мы начали попозже и постепенно раскручивали карьеру, а Лена уже сейчас чувствует, что пора, что надо. Девочка, которая шла к вершине, ни о чем не думая, — один человек, а женщина в 25 лет – совсем другой. Появилась ответственность перед родителями, клубом, спонсорами, своей страной. Я все прекрасно понимаю, но считаю, что до Пекина стоит больше концентрироваться на спорте. Важно удержаться в той форме, к которой она предрасположена генетически, не растратить себя по мелочам.

— А после Олимпиады в Пекине, получается, можно расслабиться?
— Я Лене постоянно повторяю: «80 процентов твоей будущей карьеры – это Пекин». Остальные 20 – Олимпиада-2012 в Лондоне, а теперь подтянулся и чемпионат мира-2013 в Москве. Дальше 2008 года заглядывать тяжело, слишком большой срок для спорта. Хотя шест и стабильнее, чем остальные дисциплины легкой атлетики, он все равно требует больших нервных и физических затрат. Проработана Лена очень хорошо. Сами посудите, с четырех до 15-ти лет занималась спортивной гимнастикой, сейчас ей 25 – то есть в спорте, в общей сложности, уже 21 год. Даже если бы она просто время от времени приходила на стадион и разминалась, все равно какой-то результат бы был. Я не боюсь, что она утратит физическую форму. Есть страх, как бы не потерять ту жажду борьбы, чемпионский дух, чувство превосходства над соперницами.

— Между тем, соперницы продолжают прогрессировать. Кого-то начали опасаться?
— Уверенные результаты многих, в первую очередь, Светланы Феофановой, я прогнозировал. Исходя из этого, и строил стратегию на сезон. Скажем, лучший результат Феофановой в сезоне 4,76 м. У нас 4,65 – вход в соревнования, 4,80 – вторая высота, которая должна быть победной, 5,02 – третья, мировой рекорд. Двумя высотами мы обязаны закончить борьбу и потом уже заниматься своими делами. Ну, добавят соперницы еще по пять, пусть даже по десять сантиметров. На следующий год мы планируем начинать с 4,70, второй высотой ставить 4,85. Мы готовимся подняться, так как тогда будет легче продвигаться и к рекордам. Все-таки не такая большая разница между высотами.

— Неужели все события в секторе так легко просчитываются?
— В шесте планировать очень просто. Тут все ясно, кто может добавить и сколько. Это в беговых дисциплинах, где идет чистая физиология, можно придумать, как, скажем, из результата на стометровке 10,3 сделать 10,0, или 1,47 на 800 м скостить до 1,45. А в шесте выше головы не прыгнешь. Соперницы у нас очень сильные, мы их уважаем. Они помогают нам, мы где-то помогаем прогрессировать им, но каждому дано свое. Я считаю правильным такой расклад: вход в соревнования – победа – рекорд. Другое дело, что надо быть к нему готовым, физически и психологически. Придумывать расклады за столом – одно дело, а воплощать их – совсем другое.

«Женщина в 25 лет уже думает о том, как организовать свою личную жизнь»

— Собираетесь что-то менять в подготовке до пекинской Олимпиады?
— Я думаю, как оградить Лену от излишнего внимания. После завершения «Золотой лиги» в Берлине и Мирового легкоатлетического финала в Штутгарте у нас будут два старта в Шанхае и Дэгу. Там, в более спокойной обстановке, мы и обсудим все с Леной и ее менеджерами. Подготовка к Олимпиаде, безусловно, должна быть приоритетом над всем остальным.

— Будет Лена выступать в зимнем сезоне?
— Обязательно. Я считаю, в нашем виде нужно выступать и зимой, и летом. Если нет травм, долгие перерывы не оправданны. Ты добьешься крайне незначительной прибавки формы, но при этом потеряешь чувство прыжка, которое куда важнее. Сделаешь упражнение не десять раз, а например двадцать, — а эффект получишь на каких-нибудь три процента больше. Должна быть мобильность, какая-то гонка на результат. И потом, ошибиться раз в полгода – проиграть полгода, а ошибиться раз в год – проиграть уже год.

— А вообще, поражение станет для Лены трагедией?
— Все мы люди. Жизнь идет, и чемпионов навечно не бывает. Ты чемпион ровно на то время, которое в тебе заложено, на время, на которое ты сам себя подготовил. Потом ты можешь и хотеть, и стремиться, но организм просто не ответит. Поэтому давайте не будем бояться поражений. Это спорт, и одни победы тоже притупляют. С Сергеем мы как-то за шесть лет не проиграли ни одного официального старта. Но одно дело мужчина в 25 лет, и совсем другое – женщина. Мужчина в 25 думает, как удержаться на том же уровне еще хотя бы лет десять. А для женщины главное организовать свою жизнь, определиться, замуж выйти. Спросите любую 25-летнюю девушку: 35 ей кажутся уже глубокой старостью. Я тут недавно прочитал в газете, как женщина стала бабушкой в 29 лет: она родила в 15, а ее дочка – в 14. Функция деторождения дана от природы, она все равно возьмет свое.

— А к вашим советам в личных делах Лена прислушивается?
— Я могу вклиниваться, что-то говорить, но жизнь есть жизнь. Приедешь домой, а там мама: «Ну доченька, когда ж замуж?» Встретишь подругу, а она тоже любовные дела обсуждать. Волей-неволей все эти разговоры капают на мозги. Одно дело, когда Лене было 19,20, 21 год, но возраст после 25 обязывает принимать какие-то решения. И потом, будем говорить дальше, кому нужны все эти титулы и деньги, если личная жизнь не сложилась?! Да, прекрасно быть героем, но нужно быть героем для чего-то, с какой-то целью. Я считаю, героем может быть только тот человек, который прожил свою жизнь полноценно. Мы не только тренеры, но и педагоги, мы обязаны видеть обе стороны медали. Я не говорю, что мы не должны тренировать. Нет, мы должны максимально развить возможности спортсмена, посмотреть, куда он может зайти. Но нельзя забывать, что есть жизнь и после спорта, которую тоже надо предвидеть.

— Как высоко потенциально способна прыгать Исинбаева?
— Потенциал не всегда выражается только физическими возможностями. Думаю, по физическим возможностям она может прыгнуть где-то в районе 5,10 м, а может быть, и 5,20. Но для того, чтобы так прыгать, должно совпасть очень много факторов. От рождения человеку дается какой-то базовый штрих, который затем удается или не удается реализовать. Огромная удача, что после гимнастики Лена нашла себя в шесте и показывала, показывает и еще будет показывать такие выдающиеся результаты. Но любая личность меняется, развивается, от рождения до смерти. Иногда общество тебя останавливает, иногда поднимает. Я надеюсь, что Лена найдет себя, и в спорте, и после него.

— Вы близко знаете Лену. Как вы думаете, чем ей стоит заняться после спорта?
— Уверен, что ей не нужно становиться тренером. Тренерская работа – это просто распыление для таких людей. Великих тренеров единицы, а как правило, нас вообще не ценят. Наверное, Лене стоит пойти по дорожке Александра Попова, Сергея Бубки, Вячеслава Фетисова. Эти люди, сделавшие большую карьеру в спорте, знают кухню и могут, уйдя в бюрократию и политику, принести куда больше пользы, чем те, кто приходят ниоткуда, пусть даже и с большими деньгами. Пока у Лены получается наладить хороший контакт с менеджерами, организаторами, национальной и международной федерациями. В целом, главное сейчас – задать правильное направление развития легкой атлетики. Наш вид уникален сочетанием шоу и результативности. Что бы там ни придумывали вокруг, как бы ни представляли соревнования, легкая атлетика без результата – не легкая атлетика. Это индивидуальный, объективный вид спорта для красивых и сильных людей. На данный момент я спокоен. Лена заработала немного денег, и еще, дай бог, заработает, которые позволят ей в случае чего уйти в политику, организовать свое дело, в общем, распорядиться своим будущим так, как она захочет.