Чемпионка и рекордсменка мира в беге на 400 м с барьерами Юлия Печенкина, завоевавшая в Туле очередное «золото» на своей коронной дистанции с четвертым результатом сезона в мире – 53,61 сек., пожаловалась здесь RusAthletics на то, что уже буквально истерзана аллергией. Только за один последний месяц ей сделали уже семь проколов гайморовых пазух.
— Еще весной в Адлере вы рассказывали ужасы про мучающую вас аллергию.
— Так только после Кубка Европы, который я, кстати, выиграла, мне семь раз прокалывали нос. А уж сколько антибиотиков я проглотила – не счесть. Думала, признаться, что все уже пропало. До чемпионата мира не доживу.

— Где кололи?
— В Кремлевской больнице. Где через день, где через два. И так две недели подряд. В общем – ужасно. В итоге доктора пришли к выводу, что осенью мне не избежать операции.

— Но результат ваш – замечательный, И если бы не аллергия, Тула наверняка опять, как несколько лет назад, стала бы вновь родиной высшего мирового достижения имени Печенкиной?
— Ну, не знаю. Зато знаю, что полгода я, как жертва недолеченной инфекции, толком и не тренировалась, и не выступала. Гной, господи, как же это все ужасно. Давило сердце и все такое. Сделали эхограмму – оказалось, я на ногах перенесла миокардит, то есть воспаление сердечной мышцы.

— Юля, но диагноз крайне опасный.
— Я услышала и впала в шок. Неделю раздумывала – то ли бросать, то ли еще повременить? То ли восстанавливаться, то ли что? Но попалась хорошая врач-лор в кремлевской больнице, сказала, что введет меня в ремиссию, до мира, пообещала, что дотяну, а в сентябре нужно будет оперировать. Потому что моя болезнь терапевтическими методами не лечится и, если не сделать операцию, меня ждет нескончаемый процесс. Вот сейчас с трудом, с трудом выцарапываюсь.

— Пока получается. Хотя вы бледны, извините, как смерть.
— Вроде, да. Здесь бежала на нагрузке, не сбрасывала ничего, поскольку времени не хватает. Показала промежуточный результат. Меня он устраивает. А что касается бледности, так я же вообще немощь ходячая. Хорошо еще набрала три килограмма, а то ходила-качалась.

— Ваши врачи учли, где вы будете выступать? Ведь в Японии совсем иной климат, и он может спровоцировать рецидив.
— Меня лечили простые, неспортивные врачи. Так что не знаю, что они учли. Хотя я им тоже вопрос про японский климат задавала. Они прописали мне какой-то спрей гормональный на месяц. Сейчас, слава богу, ВАДА разрешила ушные-глазные кортикостероиды. И иммунное лекарство мне прокололи. Дай бог, продежусь. Просто уже иду, как говорится, ва-банк.

— На сбор во Владивосток едете?
— Валерий Куличенко без тренера ни за что не оставит меня одну дома. А мой тренер Валентин Маслаков обязан ехать во Владивосток. На нем эстафета 4х100 и так далее. Конечно, лучше бы мне остаться дома. Лучше я в Осаке недосплю. Я не сторонник долгих пребываний где бы то ни было. Ну, а уж что будет, то и будет.

— Кого ожидаете себе в соперницы в Осаке?
— Свое собственное здоровье.

Ирина АННЕНКОВА