Евгения Полякова: «К 10,99 подобраться можно»

01 Авг, 2007  |  Новости

24-летняя Евгения Полякова впервые в карьере стала в Туле «летней» чемпионкой России, пробежав в финале стометровку за 11,09 сек. По окончании соревнований она заявила в интервью Rusathletics.com о том, что для нее вполне реально за оставшееся до чемпионата мира время подобраться к результату 10,99 сек., что гарантирует в Осаке медаль.
— Вы рассчитывали здесь на победу?
— Признаться, нет. Хотя быть в тройке рассчитывала. Думала, что чемпионкой станет либо Катя Григорьева, либо Наташа Русакова. Этих сильных бегуний уж никак со счета нельзя было снимать. Чемпионка Европы в эстафете 4х100 м Юля Гущина как фаворитка не рассматривалась, потому что ее конек – 200 метров. А “сотку” она бежала так, для разминки. Я же здесь показала свой лучший личный результат – 11,09 сек. Точно так же я пробежала и на Мемориале братьев Знаменских в начале июня, но там очень сильный ветер дул в спину, и поэтому результат не засчитали.
— В какой компании спринтерш вы рассчитываете поехать на чемпионат мира?
— Мне представляется, что наша компания спринтеров в Осаке должна выглядеть так: Григорьева, Русакова, Гущина, я и Ирина Хабарова. Мы тренируем эстафету, у нас слаженный коллектив, и что-то менять нет смысла. В прошлом году я так быстро еще не бегала, поэтому на чемпионате Европы в Гетеборге не выступала. Подъем моих результатов начался с нынешней зимы, когда я впервые стала чемпионкой России, а потом в Бирмингеме на чемпионате Европы заняла второе место на личной стометровке.
— Расскажите о себе.
— Я – москвичка. Девять лет занималась футболом, а потом пришла в легкую атлетику.
— ???
— Да-да, бегаю всего пять лет. Из 24-х, что живу на белом свете. Так получилось, что, играя в футбол, получила серьезную травму, мне сделали операцию, пришла восстанавливаться в легкую атлетику, там и осталась. Если бы не травма, то так бы до сих пор и играла. Странно, да?
— Не скрою, да.
— Ну, нравится мне женский футбол. Хотя там мне было труднее, чем в легкой атлетике. Здесь ты бежишь за себя и рассчитываешь только на себя. Поэтому здесь проще.
— А вы, выбрав спринт, не чувствуете некоей безнадеги? Ну, как наши футболисты-мужчины? Ведь спринт – удел темнокожих спортсменов…
— Нет, я так не считаю. Потому что, например, прошлую Олимпиаду выиграла белоруска. Так что все, как говорится, в наших руках и ногах. Правда, я по росто-весовым показателям не дотягиваю до лучших мировых образцов. Маленькая очень. И все равно надежды не теряю.
— За счет чего за пять лет в вашей спринтерской карьере произошел такой прогресс?
— Как ни странно, я это связываю в первую очередь с поддержкой родителей и других близких людей. На самом деле это очень много значит. Потому что, если люди в тебя не верят, то ты сам постепенно перестаешь в себя верить. Ну, и за счет работы с тренером Николаем Чемерисовым, хорошим взаимопониманием в коллективе и собственного старания.
— Чего хотите добиться теперь?
— Попадания в призовую тройку на мире. Хочу поехать на Олимпийские игры. Хочу там тоже быть в тройке. Хочу установить рекорды и заниматься, заниматься, заниматься легкой атлетикой.
— Считаете ли вы реальным для себя хотя бы немного улучшить собственный результат за оставшееся до чемпионата мира время?
— Буду стараться. Резерв, думаю, есть. К 10,99 подобраться можно. Этого результата, думаю, будет достаточно для медали. Даже 11,05, полагаю, хватит.

Ирина АННЕНКОВА

01 Авг, 2007, v.olkhovskiy