Интервью Валентина Балахничева на радио ‘Эхо Москвы’

Интервью Валентина Балахничева на радио ‘Эхо Москвы’

8 декабря в гостях у радио «Эхо Москвы» был президент Всероссийской федерации легкой атлетики и кандидат на пост президента Олимпийского комитета России Валентин Балахничев.
Е.МАЛОВИЧКО – Добрый вечер, в студии Екатерина Маловичко. Вечерний «Спортивный канал» на «Эхе Москвы» помогает мне вести звукорежиссер Марина Лелякова. Наталья Калугина также в студии. В гостях у нас сегодня кандидат на пост президента Олимпийского комитета России, а ныне президент Всероссийской федерации легкой атлетики Валентин Балахничев. Добрый вечер, Валентин Васильевич! Несколько новостей в начале канала. (Читает спортивные новости). Если тренера у нас назначают, то президента Олимпийского комитета России пока еще, слава Богу, выбирают. Правда, почему-то перед Олимпиадой, а не после. Ну, и в том числе и об этом, я надеюсь, мы сегодня поговорим с Валентином Балахничевым. Итак, Валентин Васильевич, добрый вечер. Ну что же, с чего же нам начать? Наверное, с самого простого: с Вашей предвыборной программы.

В.БАЛАХНИЧЕВ – Ну, Вы знаете, это достаточно сложный вопрос. И я думаю, что я могу рассказать только о части своих идей, которые могут быть выдвинуты в качестве предвыборной программы. Я не буду скрывать о том, что меня глубоко беспокоит состояние олимпийского движения в России. И это не только потому, что я возглавляю самую крупную, наверное, одну из самых успешных федераций. Я приобрел опыт, который хотел бы использовать, развивая олимпийское движение. Но то, что, на мой взгляд, недостаток олимпийского движения в том, что у нас нету концепции этого движения, мы не знаем, куда мы движемся. И по всей видимости, концепция могла послужить бы основой федеральной программы развития олимпийского движения Российской Федерации, что по закону о физкультуре и спорте дает возможность финансировать из федерального бюджета то, о чем все время говорит Леонид Васильевич Тягачев. У нас отсутствует бюджетное финансирование, которое возможно только в случае наличия федеральной программы защищенной правительства Российской Федерации. Мне кажется, это очень важный элемент, отсутствие которого мешает нам двигаться дальше.

Н.КАЛУГИНА – Но председатель, руководитель Росспорта Вячеслав Фетисов не раз говорил о том, что федеральная программа по спорту и по физкультуре принимается, принята и начала действовать.

В.БАЛАХНИЧЕВ – Что не запрещает создать такую программу Олимпийскому комитету, определить долгосрочные перспективы и стратегию развития. Я говорю об этом. Это серьезная задача, с которой надо справиться в ближайшее время. Это, считаю, элемент, который очень важен для развития любой организации, в том числе для Олимпийского комитета.

Е.МАЛОВИЧКО – Вот давайте вот разберемся с финансированием. Вот этот вопрос, он возникает очень часто, да? Откуда брать деньги на подготовку спортсменов, кто этим должен заниматься? У нас есть Росспорт – бывший Госкомспорта. У нас есть Олимпийский комитет России. Вот как это дело устроено сейчас?

В.БАЛАХНИЧЕВ – Ну, дело в том, что совершенно верно, что Росспорт финансирует подготовку спортсменов, проведение спортивных мероприятий. А Олимпийский комитет в настоящее время в силу отсутствия финансирования из федерального бюджета практически отвечает за представление наших интересов в международном олимпийском движении, в МОКе. И, кроме прочего, фактически является фондом, который накапливает деньги для будущего призового фонда спортсменам по итогам Олимпийских игр. Мне кажется, этих функций Олимпийскому комитету недостаточно, потому что по той же Олимпийской хартии Олимпийский комитет должен содействовать развитию спорта высших достижений и массового спорта, что он не делает. Более того, могу сказать, что, наверное, Олимпийский комитет является одной из организаций общественных спортивных Российской Федерации, которые не проводят своих спортивных мероприятий. Формальное участие во Всемирных юношеских играх, проводимых Юрием Михайловичем Лужковым – это не главная задача, это не все, что должен делать Олимпийский комитет. Я думаю, что Олимпийский комитет должен иметь свою спортивную программу как в виде спортивных мероприятий под патронажем Олимпийского комитета, так и быть задействованным в подготовке сборных команд. Ну, Вы выкинули из этого корыта финансового еще одну очень главную составляющую, по всей видимости, главную составляющую, я не оговорился. Это – субъекты Российской Федерации. Если посчитать, сколько денег тратят они на подготовку резерва сборной команды, сборных команд, на содержание детских спортивных школ, школ высшего спортивного мастерства, училищ олимпийского резерва, строительство спортивных баз, выяснится, что объемы финансирования много превышают объемы финансирования, наверное, все-таки из федерального бюджета на сборную команду России. И вот это самое плохое, мне кажется. Самое плохое потому, что Олимпийская хартия не позволяет субъектам Российской Федерации занять достойное место в Олимпийском комитете, потому что большинство в Олимпийском комитете должно принадлежать федерациям по видам спорта. Но в такой же пропорции. В настоящее время на выборах будет голосовать 320 делегатов, из которых 62 территории. Это несопоставимый размер: финансирование в объеме 75% и 20% голосов. Мне кажется, здесь что-то не так. Мне кажется, надо привлечь субъекты Российской Федерации, обладающие огромным резервом подготовки атлетов. Только одно привлечение их к работе, к совместной работе, придание им определенного высокого статуса позволит резко увеличить возможности нашей подготовки.

Н.КАЛУГИНА – Валентин Васильевич, я все-таки немножко о быте. Вы – человек с Лужнецкой, 8. Вы работаете президентом федерации легкой атлетики, Вы каждый день ходите на работу, Вы знаете, что происходит на тех этажах, которые отданы исключительно Олимпийскому комитету России. Так чем занят ОКР ежедневно? Что там происходит ежедневно? Скажу честно, это тайна даже для меня, для спортивного журналиста.

Е.МАЛОВИЧКО – Ну, это тайна для всех журналистов, которые приходят вот на пресс-конференции туда, и тишина.

В.БАЛАХНИЧЕВ – Знаете, я член Исполкома Олимпийского комитета. Могу сказать, что Олимпийский комитет работает, но его функциональные возможности ограничены. И по всей видимости я могу отметить только огромную роль и работу только одного человека в Олимпийском комитете – это президента, который в конечном итоге отчитывается в очень приятной, удобной форме для всех нас. Он зарабатывает деньги. Другой вопрос, как они должны тратиться? Как я сказал, что в данном случае получаемые средства расходуются только на призовой фонд. Мы не получаем средств, необходимых на подготовку атлетов от Олимпийского комитета. Мне кажется, надо несколько пересмотреть не только премиальный фонд, который должен быть сбалансирован: сколько спортсменам, столько и тренерам. Но также надо попросить действующего, нынешнего и будущего президента, чтобы он пересмотрел статьи расходов, чтобы все-таки он выделил деньги на проведение спортивных мероприятий, на оказание помощи, большей помощи федерациям по видам спорта. А может быть, поучаствовал и в региональных программах своими ресурсами. Но дело в том, что ведь Олимпийский комитет отчитывается медалями, и он тем и интересен спонсорам, потому что мы завоевываем много медалей. Но медали-то завоевываются спортсменами федераций территорий. Надо подумать о том, чтобы компенсировать наши расходы или помочь отдельным статьям, которые не может закрыть федеральное агентство физкультуры и спорта.

Н.КАЛУГИНА – Я хотела бы обратиться к наиболее явной деятельности Олимпийского комитета – к международной деятельности и вспомнить славный случай в Солт-Лейк-Сити с двумя медалями по фигурному катанию, когда все руководство Олимпийского комитета, присутствовавшее на зимних играх, было в полной растерянности. Кандидат Балахничев, как бы Вы разрулили эту ситуацию?

В.БАЛАХНИЧЕВ – Во-первых, конечно, там было безобразие. Я считаю, что второй комплект золотых наград был выдан не по праву, и надо было настаивать на своем и не соглашаться, ни в коем случае не соглашаться на второй комплект золотых медалей. Это было явное унижение, и с этим мы мирились. Здесь, конечно же, наверное, сыграла свою роль и федерация фигурного катания, которая также в силу политических причин, — я их понимаю, — пошла на поводу у международной федерации фигурного катания, не желая с ними спорить. Вот здесь как бы могу привести другой пример: Эдуарда Хусаинова, который всем казался скандалистом в международном боксерском движении. А это привело к тому, что все-таки вопрос о судействе в конечном итоге поднят, и благодаря Хусаинову будет проведена внеочередная конференция Европейской ассоциации бокса, на которой будет заслушан вопрос о негодном судействе. Мне кажется, надо быть более агрессивным, более активным, отстаивая интересы сильной стороны, сильной команды.

Н.КАЛУГИНА – Ну, хорошо, Вы как президент, Вы стали президентом ОКР. Вы как президент, на Олимпийских играх попадаете в подобную ситуацию, что Вы делаете?

В.БАЛАХНИЧЕВ – Во всяком случае, я буду оспаривать это решение, никогда не соглашусь с ним и буду добиваться, согласно действующему законодательству спортивному, решения в нашу пользу. Вплоть до Лозаннского арбитражного суда.

Е.МАЛОВИЧКО – Валентин Васильевич, ну, тогда, Вы знаете, вот есть медали, которые надо, безусловно, оспаривать и отсуживать, но если вопрос о медалях, о некоторых бывает спорный, то вот я Вам скажу, раз в 4 года, вот я как спортивный журналист, я сталкиваюсь с тем, что какая-то группа обывателей, я бы сказала, 90% людей просто садятся к телевизору и начинают вот как бы вот готовиться, готовят листочки бумаги и ждут, когда они смогут вот подсчитывать медали и гордиться своей страной. 4 года никому не интересно, что у нас в спорте происходит, но раз в 4 года все садятся у телевизора и спрашивают: «Ну, где же наши медали?» И когда медалей нет, все говорят: «Ну, отчего же это?» Ну, летние игры у нас прошли. Давайте я задам такой банальный, но популярный такой вопрос, который будет сейчас задаваться на каждом углу вот ближайшие два месяца: почему наша сборная так все хуже и хуже выступает, в частности на зимних Олимпийских играх?

В.БАЛАХНИЧЕВ – Во-первых, я сторонник следующей формулировки, что наша сборная – зимняя и летняя — имеет огромный потенциал. Я особо хотел бы остановиться на летних играх, но по зимним играм, мне кажется, здесь есть большая ошибка, допущенная прежним руководством Олимпийского комитета при формировании системы выборов президента Олимпийского комитета и отчета всего Олимпийского комитета. Дело в том, что выборы проходят на следующий год после окончания Олимпийских игр. Таким образом, мы сейчас получаем выборы президента и всего состава Олимпийского комитета буквально за полтора месяца до начала Олимпийских игр. Как правило, первый год уходит на зализывание ран или чествование победителей. Потом идет полгода или год подготовка к выборам и времени на подготовку, на контроль за организацией подготовки к зимним Олимпийским играм не остается. Я считаю, что это одна из вроде бы внешне не значимых, но очень сильных ошибок, которые допущены нами при организации всего олимпийского движения в России. И должны быть выборы проводиться почти через два года после Олимпийских игр. Они должны проходить, по всей видимости, через месяц после окончания, может, два после окончания Олимпийских игр, не позже, чтобы старое руководство могло отчитаться, а новое приступить к работе в нужное время, иметь запас для подготовки к зимним Олимпийским играм. Я буду стараться как член Исполкома и на олимпийском собрании, и на исполкомах Олимпийского комитета пытаться изменить ситуацию, внести поправки в действующий устав Олимпийского комитета России.

Н.КАЛУГИНА – Валентин Васильевич, но ведь хорошо известно, что отчетно-выборное олимпийское собрание должно было пройти этим летом. Практически несколько месяцев мы вообще находимся без легитимного руководства Олимпийского комитета России. А вот как это получается?

В.БАЛАХНИЧЕВ – Нет, абсолютно легитимное руководство. Оно выполняет свои задачи и продолжает работу. Оно, конечно, отвлечено на политические действия, связанные с выборами, но дело в том, что мне кажется, что просто можно было провести в первых числах января текущего года. И эта тема могла быть закрыта не… Я не пойму, что мы ожидали, что мы ждали, что мы добились за эти прошедшие почти год? Мне кажется, практически ничего. Надо было все-таки проводить раньше олимпийское собрание.

Е.МАЛОВИЧКО – Валентин Васильевич, но вот же и многие федерации, как, например, федерация плавания вот проводит выборы перед Олимпийскими играми. Откуда вообще эта традиция пошла, и реально вот Вы захотите ее как-то изменить, а президенты федераций на это пойдут?

В.БАЛАХНИЧЕВ – Я не хочу комментировать. Дело в том, что хочу сказать, что мои выборы прошли через 1,5, по-моему, 2 месяца после Олимпийских игр в октябре. Я считаю, что все федерации должны проводить выборы по окончанию игр, потому что профессионалам анализировать успешные или неудачные выступления вполне хватает двух-трех недель. Не требуется года для того, чтобы выяснить, отчего мы плохо выступили или а что хорошего было в нашем выступлении. Все федерации должны проводить выборы по окончанию Олимпийских игр.

Н.КАЛУГИНА – Валентин Васильевич, я хотела бы задать такой, немножко личный вопрос. Валентин Балахничев в российском спорте известен как мушкетер, как рыцарь, фигура абсолютно белая, абсолютно благородная. Никогда я не слышала ни одного плохого слова о Вас.

В.БАЛАХНИЧЕВ – Спасибо.

Н.КАЛУГИНА – Если Вы попадаете во власть, то, извините, шишки на Вас полетят воленс-ноленс. Зачем Вам это нужно?

В.БАЛАХНИЧЕВ – Вы знаете, дело в том, что я уже был как бы во власти: 4 года был зампредом Госкомспорта России и вкусил и сладость этой власти и горечь оттого, что я работал, был ответственным за спорт, высшие достижения и массовый спорт. Пытался делать то, что я знал, то, что я мог. По всей видимости, работа была достаточно успешная, потому что замечаний в мой адрес не поступало и не поступает до сих пор. И я еще не уверен, смогу ли избраться в Олимпийский комитет России в качестве президента. Хотя скорее всего выдвигаюсь с точки зрения изложить свою позицию и привлечь на свою сторону максимальное количество делегатов, которые могли бы меня поддержать и могли бы реализовать ту программу, которую я предлагаю. Я ничуть не чураюсь того, что будет избран другой человек. А среди 7 представителей на этот пост, достаточно уважаемые люди. Конечно же, наверное, преимущество имеет действующий президент — Леонид Васильевич Тягачев. Однако я буду стараться независимо от окончания итогов голосования пытаться все-таки доказать, что моя программа полезна для России и может принести пользу олимпийскому движению. Это моя задача основная.

Е.МАЛОВИЧКО – Валентин Васильевич, но вот знаете, Леонид Тягачев возглавил Олимпийский комитет России после Виталия Смирнова. Это достаточно серьезная была нагрузка в некотором смысле. И, в общем, действительно тяжело ему пришлось на играх в Солт-Лейк-Сити. Вот если придет новый президент, он возглавит Олимпийский комитет России после Леонида Тягачева. Ну, как Вам эмоциональный оттенок вот такого…

В.БАЛАХНИЧЕВ – Знаете, здесь спортивное сообщество должно само избрать, что надо, какой руководитель должен быть. Это должен быть функционер, который знает свое дело или должен быть политический спортивный лидер. От осознания необходимости в том или другом руководстве будет приниматься решение, наверное, электоратом. С другой стороны, я хотел бы сказать о зимних Олимпийских играх и о летних. Мне кажется, что зимние Олимпийские игры у нас пройдут достаточно успешно только в том случае, если мы задействуем организационный резерв, если у нас на Олимпийских играх будет как можно больше тренеров и как можно меньше зрителей от России. Необходимо, чтобы все тренеры, личные тренеры спортсменов находились там и помогали своим спортсменам.

Е.МАЛОВИЧКО – Это же очень у нас насущная проблема. На самом деле, вот за прошедший цикл олимпийский очень много было разговоров именно об этом.

В.БАЛАХНИЧЕВ – Вот я об этом говорю, что как должен работать Олимпийский комитет: должен работать на публику, искать как можно больше помощников со стороны, не имеющих отношения к спорту или привозить на Олимпийские игры не функционеров, а технологов, которые будут работать со спортсменами? Я все-таки сторонник второй части, что Олимпийский комитет должен быть более технологичным, он должен отвечать в том числе за подготовку команды, как я ранее сказал. В нем должны работать профессионалы. А вот уж деньги, которые зарабатываются Олимпийским комитетом, могут зарабатываться и президентом, но могут зарабатываться и группой специалистов именно в сфере маркетинга, как это делается и в МОКе. В МОКе существует программа «Топ-3», которая успешно реализуется, не самим МОКом, а людьми, которые отвечают за маркетинг в Олимпийском комитете.

Н.КАЛУГИНА – Мне хотелось бы продолжить Катину мысль. Все дело в том, что Виталий Смирнов был не просто президентом национального Олимпийского комитета. Он в тот момент был чрезвычайно весомой фигурой в Международном Олимпийском комитете. Между тем, Леонид Тягачев – только фигура в национальном Олимпийском комитете. В МОКе он такого веса как Смирнов, как Тарпищев не имеет. И вот, становясь… если, дай Бог, Вас выберут, становясь президентом за 1,5 месяца до старта игр, как Вы себя будете ощущать на этих играх?

В.БАЛАХНИЧЕВ – Вы знаете, дело в том, что… Опять же Вы ставите меня в неловкое положение. Каждый из 7 может себя почувствовать в этом положении: выбранного президента Олимпийского комитета. Однако я могу сказать, что пришла информация из МОКа о том, что МОК поддерживает, что выборы, которые пройдут в Москве, пройдут на альтернативной основе, и что каждый человек, который выдвинулся – это человек, очень известный в мире спорта, к которым я хочу все-таки причислить себя, будучи первым вице-президентом Европейской ассоциации легкой атлетики. Все уважаемые. А вот Ваша оценка, то, что Леонид Васильевич как бы не достиг уровня Виталия Смирнова, да он просто не член МОК покамест. Если бы он был бы член МОК, может быть, мы увидели бы в другом качестве. Так же как у любого другого человека. Мы имеем, все 7 из нас имеют огромные потенциальные возможности и имеют возможности поднять авторитет российского спорта. Включая и Ирину Роднину, и Александра Попова, и Владимира Лесина, и Виктора Худочкина, Леонида Васильевича, конечно, как я сказал.

Н.КАЛУГИНА – Ну Вы-то как раз вице-президент международной федерации. Попов – член МОК. Тут…

В.БАЛАХНИЧЕВ – Не по этому, мне кажется, принципу надо выбирать президента, а по принципу пользы для России, для российского спорта. Вот электорат должен об этом задуматься. И я хочу повторить: я не иду на выборы в качестве президента, я должен обязательно занять этот пост. Я иду для того, чтобы выразить свою точку зрения, попытаться избраться. С другой стороны, мне кажется, что если бы я себе не выдвинул, то на меня бы многие мои коллеги в легкой атлетике, в других видах спорта обиделись бы, просто-напросто.

Е.МАЛОВИЧКО – Валентин Васильевич, вот до последнего времени был вопрос, пойдет ли на выборы Вячеслав Фетисов. Известно, что существуют некоторые разногласия между его политикой и политикой Олимпийского комитета. Вот нас тут просят, не нас, а Вас просят оценить деятельность Вячеслава Фетисова, потому что, ну, я думаю, еще и в том смысле, что это как-то вот некоторый индикатор отношений к переменам в нашем спорте. Вот как Вы оцениваете его деятельность, и какой, скажем так, ну, вектор что ли в Вашей собственной политике?

В.БАЛАХНИЧЕВ – Во-первых, Вячеслав Фетисов задал очень сильный вектор развития российского спорта. Он очень серьезно, эффективно использует административный ресурс. Он очень влиятельный человек, уважаемый правительства Российской Федерации. Он пытается много изменить, хотя многим не нравится та форма, которой он пользуется. Меня беспокоит его как бы накат на федерации некоторые. Мы с ним несколько раз нелицеприятно говорили и о моей федерации. Однако думаю, что он государственник, который реализует свои задачи. Конечно же, я думаю, что в его программе должны общественные спортивные организации занять более достойное место, более уважительное место. Но это предмет дискуссии с ним.

Н.КАЛУГИНА – Наверное, невозможно не вспомнить все-таки о Вашем виде спорта, легкой атлетике. Тем более что там разворачиваются, ну, скажем так: непонятные события в женском шесте. Все-таки расшифруйте, что произошло между Еленой Исимбаевой и Евгением Трофимовым.

В.БАЛАХНИЧЕВ – Ну, во-первых, мы можем только узнать из первых уст, что произошло, но они немного скрывают. Я думаю, что, во-первых, каждый тренер имеет право быть признанным тренером спортсменки и считаться тренером звезды всю свою жизнь. Каждый спортсмен имеет право изменить своему тренеру, уйти к другому тренеру и продолжить свою карьеру самостоятельно с другим тренером. В данном случае, конфликт произошел, исходя из ряда многочисленных факторов, которые не учитывали, во-первых, взросление, в данном случае, Трофимовым, взросление спортсменки и ее рост. А с другой стороны, Лена должна была выбирать свой путь, она его и выбрала. В данном случае, этот факт подчеркнул зависимое положение тренера в Российской Федерации от спортсмена, что необходимо изменить, необходимо поддержать тренера. Второе, показал излишнюю самостоятельность спортсмена при выборе того места, где он будет проходить подготовки, может быть, даже города, а может быть, даже и страны. Это вообще говорит о том, что у нас в спорте в целом не разработана система трансфертов, переходов как от тренера к тренеру, так и организационные моменты, что хорошо разработано в игровых видах спорта. Надо заняться этой практикой. А в целом я думаю, что когда Лена приедет в Москву, выступит на чемпионате мира в Москве, а потом, как мы договорились, она съездит в Волгоград, сможет пообщаться там со своими фанатами, я думаю, что все встанет на свои места.

Е.МАЛОВИЧКО – Не будет скандалов, ведь Евгений Трофимов у нас будет теперь старшим тренером сборной женской?

В.БАЛАХНИЧЕВ – Вы знаете, Евгений Трофимов – не скандальный человек, он – разумный человек. Он серьезно переживает, и надо его поддержать. Никаких скандалов не будет.

Н.КАЛУГИНА – Лена из России не уедет?

В.БАЛАХНИЧЕВ – Нет, ну, что Вы? Она патриот и об этом даже не может быть и речи.

Е.МАЛОВИЧКО – Спасибо большое, Валентин Васильевич.

В.БАЛАХНИЧЕВ – Пожалуйста.

Е.МАЛОВИЧКО – Вы развеяли многие наши сомнения, ответили на вопросы очень важные. Спасибо. Валентин Балахничев был сегодня у нас в гостях, кандидат на пост президента Олимпийского комитета России. Наталья Калугина, Екатерина Маловичко. Всего доброго!