Бутов: «По-прежнему считаю, что отстранение ВФЛА было несправедливым».

Бутов: «По-прежнему считаю, что отстранение ВФЛА было несправедливым».

Генеральный секретарь ВФЛА Михаил Бутов рассказал о том, что еще предстоит сделать федерации для того, чтобы вернуться в ИААФ.

Есть ли подвижки?
— Ситуация по-прежнему непростая. Хотя президент Международной федерации Себастьян Коу открыто заявил, что хотел бы видеть российских спортсменов на чемпионате мира-2017, который пройдет в Лондоне. Об этом же высказывались и руководители мирового первенства. Мол, готовы нас в Лондоне принять, если, конечно, мы все будем делать правильно.

Это уже само по себе подвижка. Потому что перед Олимпиадой никто не говорил, что хочет нас видеть в Рио. Но что последует за этими словами – не знаю. Честно признаюсь, не знаю. Известно одно: в пятницу президент ВФЛА Дмитрий Шляхтин встретится в Монако с руководителем рабочей группы ИААФ Руне Андерсеном. Надеюсь, после длительного перерыва в четыре месяца им удастся наметить какие-то следующие шаги.

При этом мы работу не останавливали. Делали все, на что указала нам рабочая группа еще в июне, — отметил Михаил Бутов в интервьюобозревателю «Спортфакта» Владимиру Гескину.

Могли ли поехать в Рио?
— В принципе, есть понимание того, что мы идем правильным путем. Но такое же ощущение было и весной. Честно скажу, думал тогда, что у нас есть шансы поехать на Олимпиаду, пусть и в усеченном составе. Было даже не ощущение, была уверенность в этом. В силу тех переговоров, которые проводились. Тем более что тогда были постоянные контакты с рабочей группой, с ИААФ.

А потом все перевернулось. Во-первых, появилось известное интервью Григория Родченкова в «Нью-Йорк таймс». Потом возникли проблемы у Ани Чичеровой – ее проба, взятая еще в Пекине, восемь лет назад, при перепроверке оказалась положительной. При том что Чичерова была в ИААФ одним из символов антидопинга. Это, думаю, очень сильно повлияло. Плюс не самыми, скажем так, удачными были беседы наших ходоков с членами рабочей группы. Вот из-за всего этого ситуация повернулась на 180 градусов, нас вновь стали прессовать. И, как результат, команда в Рио не поехала.

Что еще предстоит сделать?
— По-прежнему считаю, что отстранение ВФЛА было несправедливым, неправильным. Нам раз за разом повторяли: у вас государство вмешивается в спортивные дела. Так на то и международная федерация, чтобы помочь национальной, поддержать ее, чтобы этого вмешательства не происходило. А нам говорили: раз вмешиваются – отойдите в сторону.

Ну ладно, это надеюсь, уже дело прошлое. Президент ВФЛА летит в Монако – это важно, хотя обидно, что контактов с рабочей группой долго не было. Четыре месяца…

Нам, как известно, был предъявлен список того, что мы должны сделать и изменить. Много пунктов – и большую часть из необходимого мы реализовали. Но самое сложное, безусловно, это те критерии, которые ВФЛА выполнить в одиночку точно не может. Потому что их реализация не от нас зависит.

Один из таких вопросов связан с РУСАДА. И вот сейчас Министерство спорта вышло из состава учредителей агентства, а его финансирование пойдет напрямую от правительства. То есть, РУСАДА становится более независимым органом. По крайней мере, нет опасностей, с точки зрения рабочей группы, что министерство будет на агентство влиять. Я думаю, в ИААФ это оценят. Даже уверен в этом.

Второй шаг — это содействие проведению криминальных расследований. Опять же, ну как ВФЛА могла на это повлиять? Но сейчас есть признаки того, что и тут ситуация может поменяться. Потому что Следственный комитет ведет расследование, и наши следственные органы готовы сотрудничать. А прежде ВФЛА постоянно упрекали в том, что таких расследований нет. Как будто это зависело от нас.

И, наконец, третий пункт – организация образовательных антидопинговых программ. Тут дело тоже движется в нужную сторону.

Будем надеяться, контакты с рабочей группой теперь станут более продуктивными. Наконец, возобновилась переписка, мы ИААФ о всех наших изменениях информируем. Уже хорошо. Но мне хотелось бы, конечно, чтобы все это было активней, интенсивней…

Нужны ли нам доносчики?
— Рабочая группа ИААФ, действительно, предлагала нам озаботиться созданием в ВФЛА круга доносчиков, стукачей, которые бы нас вовремя информировали. Я в ответ пытался объяснять, что в нашем обществе такой «институт» неприемлем. Категорически! Другое дело, федерации, конечно, необходима объективная информация. Не в виде доносов, не дай бог. Речь должна идти об анализе того, что происходит с тем или иным спортсменом, с теми или иными тренировочными сборами, и так далее. Внутренний анализ – это нормальная, такая даже, я бы сказал, исследовательская работа.

Можно ли верить Себастьяну Коу?
— Конечно, я был очень разочарован, расстроен позицией, занятой президентом ИААФ Себастьяном Коу в июне. Но все-таки эпитеты, которые к нему сейчас то и дело приклеивают — русофоб, и так далее, — это не про него. Ну, совсем не про него. К тому же надо помнить: с ним предстоит сотрудничать, работать. Находить не только взаимоприемлемые решения для возвращения в ИААФ, но и для встраивания России в глобальные процессы, которые меняют легкую атлетику. Потому что они идут, и достаточно интенсивно. А мы, к сожалению, в них не участвуем, уже несколько месяцев.

Если и дальше не будем участвовать, то потом придется пользоваться той системой, которую построят без нас.

Сколько легкоатлетов, не попав в Рио, завершили карьеру?
— Думаю, абсолютное большинство ребят все-таки продолжат выступления. Но какой-то статистики, понятно, нет: чуть-чуть надо подождать. Потому что еще на восстановительные сборы не все приехали, кто-то пока не начал тренироваться. Но вот так, чтобы «я на Олимпиаду не поехал – и больше не буду выступать»… Лично я знаю только одного такого человека. Вы, скорее всего, тоже. Ну так Елена Исинбаева в любом случае намеревалась закончить выступления после Олимпийских игр.

А о других я очень сильно переживал, честно скажу. Все время вспоминал 1984-й и людей, для которых наш бойкот Лос-Анджелеса стал настоящей трагедией. Сколько судеб тогда было исковеркано!

Хочу надеяться, что ничего подобного после Рио-2016 все-таки не будет.