Октай Мирзоев об уникальности ярчайших тандемов Шубенков — Клевцов, Гулиев — Мухин, поиске талантов и тренерской работе

14 мая, 2020

Октая Мирзоева в легкоатлетическом мире знают как автора многочисленных книг, учебно-методических и научных трудов и, конечно, как руководителя комплексной научной группы сборных команд России по легкой атлетике. Научно-методический интерес Октая Мирзоевича в мире «королевы спорта» связан со спринтерским и барьерным бегом. В КНГ он работал еще в прошлом столетии — с 1993 по 1996 года, а в веке текущем помогает нашим спринтерам и барьеристам с 2004 года и по сегодняшний день. Мирзоеву удалось около двух лет поработать и в научной группе сборной команды СССР. Об уникальности ярчайших тандемов Шубенков — Клевцов, Гулиев — Мухин и особенностях их систем подготовки, поиске талантов и путях их развития доцент кафедры теории и методики легкой атлетики им. Н. Г. Озолина РГУФКСМиТ Октай Мирзоев рассказал в интервью пресс-службе ВФЛА. Читаем!

И ждем завтра второй части интервью, в которой узнаем про анализ тренировок спринтеров и барьеристов и то главное, на что надо обращать внимание в работе, чтобы бежать так же быстро как Шубенков и Гулиев, научные материалы и взгляд на спортивную науку и резервы подготовки легкоатлетов, некоторые перспективы российской легкой атлетики.

Про тандем Гулиев — Мухин

Этому тандему уже много лет, Рамиль работает с Олегом Мухиным с весны 2008 года. В основу деятельности тренера Рамиля, также как и Сергея Клевцова, лёг, в большей мере, один принцип – поэтапное повышение объёма тренировочных нагрузок и интенсивности выполняемых упражнений, то есть они отсекли такое понятие как форсирование процесса подготовки, что наблюдается в юношеском и юниорском возрасте.

Спортсмен, до прихода в легкую атлетику, имел определенный уровень подготовленности, так как прошел такие виды спорта, как гимнастику и плавание. Потенциальные возможности будущего спринтера, его психологическая устойчивость и проявляемые знания тренера в процессе всех лет их совместной деятельности также сыграли большую роль. Поверьте мне, что это не просто слова, взятые ни откуда. Это так и есть. Скажу больше, что более чем трёхлетняя изоляция тренера и спортсмена от международных стартов (период август 2010 г. – март 2014 г.), которую можно было избежать, и предполагала проявление таких знаний и умений со стороны тренера и огромного терпения со стороны спортсмена. Творческий подход тренера чуть ли не к каждой тренировке – в этом также кроется успех. Он уделяет достаточно внимания и использует в своей деятельности научные разработки прошлых лет, а также ту методическую информацию, предлагаемую мной, которая, в свою очередь, основана на выступлениях Рамиля на международных соревнованиях.

То есть, люди постоянно находятся в поиске и им, поверьте мне на слово, важны даже незначительные нюансы, способные пусть не намного, но улучшить результат.

В этой цепочке определенно сыграли значение те условия, которые предложили и предлагают, и по сей день, Федерация легкой атлетики Турецкой Республики и родной спортивный клуб легкоатлета «Фенербахче».

Про методику тренировок Рамиля Гулиева

Озвучу несколько аспектов, которые, на мой взгляд, были пересмотрены в подготовке Рамиля, в отличие от общепринятых. Первое. Был полностью изменен подход к методике совершенствования специальной выносливости. Второе. Был изменен подход к формированию скоростно-силовой подготовки. Здесь сыграли роль не только знания тренера, но и тот спортивный инвентарь и оборудование, которые появились в последние годы. Третье. Полноценный анализ соревновательной деятельности спортсмена и его потенциальных соперников. Четвёртое. Разработка индивидуальной тактики бега на 200 м. Фактически здесь была построена цепочка: практика + наука = результат. То есть, в ряде указанных подходов мы рассматривали практику через призму науки. И это оказалось действительно востребованным.

Завершая ответ на данный вопрос, хотелось бы добавить, что спортсмен, например, практически не пользуется услугами психолога, так как сам может мобилизоваться тогда, когда ему требуется. Но, часто обращает внимание на показатели, характеризующие морфологический статус. Там, где они находятся на сборах, возможность тестирования этих показателей имеется.

Про методику тренировок Сергея Шубенкова 

Бег на 110 м с барьерами, в отличие от бега на 200 м, является техническим видом легкой атлетики. В связи с этим, меня в большей степени интересуют аспекты, связанные с совершенствованием технического мастерства. Это одно из главных направлений в подготовке спортсменов уровня Сергея Шубенкова, позволяющих поддерживать высокий уровень спортивных результатов. Так вот, этому направлению Сергей Клевцов в подготовке своего ученика уделяет много внимания. К примеру, они пересмотрели ритм бега на отрезке «старт-1й барьер», «уйдя» от 8-ми шагового к 7-ми шаговому бегу; создали свою концепцию техники бега между препятствиями; внесли индивидуальность в технику преодоления барьеров; разработали технологию подготовки, позволяющую на фоне поддержания высокого уровня специальной выносливости на второй половине дистанции поддерживать и технику бега после 5-го барьерного цикла. Но, опять-таки люди всегда в поиске. По-другому нельзя. Уверен, что тандем Клевцов-Шубенков имеет в запасе достаточно козырей, связанных с совершенствованием тренировочного процесса, основанного на особенностях международного календаря соревнований. В 2019 году, находясь в трудной ситуации, Сергей Клевцов ещё раз проявил свои знания и умения.

Про вклад Шубенкова — Клевцова в историю российского барьерного спринта

Однозначно, что Сергей Шубенков и его наставник Сергей Клевцов уже внесли огромный вклад в современную историю российской «королевы спорта». Спортивное долголетие Шубенкова ещё раз подтверждает сказанное, что один из принципов определения таланта – это не форсировать подготовку, по крайне мере до 19-ти летнего возраста. Мы с Сергеем Клевцовым уже опубликовали два материала (третий готовится к публикации) о поэтапном становлении спортивного мастерства Шубенкова. Надеюсь, что в будущем опубликуем ещё несколько материалов.

Про форсирование подготовки, Грамотных Тренеров и поиск талантов

Я убежден в том, что в стране имеются мальчики и девочки, которые будут способны проявить свое мастерство через определенное количество лет. Сегодня сложно провести или проводить рациональный поиск талантов, а ещё сложнее этот талант довести до ума. Основная потеря происходит в юношеском и, частично, в юниорском возрасте. Корень зла здесь кроется в достижении скороспелых результатов и, не всегда, не по вине тренеров.

У меня свое мнение касательно вопроса талантливых детей, которое базируется исходя из практической деятельности. Посмотрите, что происходит. На первый взгляд предполагаемые талантливый мальчик или талантливая девочка в свои, к примеру, 10 или 12 лет показывают уже высокие результаты в тестах, характеризующих физическую подготовленность. Потенциал их очевиден на этом этапе. Теперь этот потенциал надо развивать планомерно и с умом. Немного отвлекусь от вопроса. Давайте дадим человеку вкусные (свежие) продукты и попросим его приготовить еду. Если продукты вкусные, то и еда вроде бы должна быть вкусной. При этом мы не знаем, а умеет ли он готовить или готовит так себе. К чему я это? Прежде чем говорить о том, что ребенок талантлив или нет, надо этот талант у него раскрыть и приумножить. О том, что он талантливый человек, мы узнаем только через несколько лет и благодаря Грамотному Тренеру. А если с тренером не повезёт, то … и еда будет не вкусной, несмотря ни на что. В этой связи, осмелюсь сказать следующее о Шубенкове и Гулиеве. Я часто слышу от людей, что и Клевцову, и Мухину повезло, что им «упали» сверху такие ребята, то есть повезло … тренерам?! Но, при этом, почему-то не говорят, что только индивидуальный подход, знания и умения тех же тренеров позволили им не просто раскрыть возможности барьериста и спринтера, но и приумножать эти возможности. Об этом мы много беседовали и с Сергеем Клевцовым, и с Олегом Мухиным. Мало ли в России спортсменов, которые изначально проявляли свой талант на первых порах, а после уходили в небытие.

Приведу Вам такой пример из жизни. Моему тренеру, заслуженному тренеру СССР А. Г. Сафарову, как-то привели низкорослого мальчика. Его отговаривали, чтобы он не брал этого юного спортсмена. Обрекли его на бесперспективность. Тренер не послушал и отмахивался от этих «доброжелателей». Опуская все подробности, скажу о некоторых итогах их совместной деятельности. Так вот, этот низкорослый мальчик – Александр Корнелюк, стал серебряным призёром Олимпийских игр в эстафетном беге 4х100 м и бежал в финале бега на 100 м на Играх в 1972 г. и добился очень многого. Этим я хочу сказать, что не всегда на первый взгляд не талантливого мальчика или девочку следует лишать тренировок. Тем более в наше время, когда речь идет не об отборе в группы, а наборе в легкоатлетические группы.

И ещё один аспект. Как-то меня заинтересовала тема, которая, кстати, тоже перекликается с вопросом о талантах. Так вот, я решил с моим студентом написать выпускную квалификационную (дипломную) работу, где просмотрели дальнейшую спортивную жизнь финалисток первых четырех чемпионатов мира среди 16-17ти летних легкоатлетов в беге на 100 м. Это, между прочим, 32 спортсменки. Согласитесь, что само участие в финале столь масштабных соревнований для юных бегуний не только есть высокое достижение, но и свидетельство их таланта и перспективности. Как показали результаты наших исследований, из 32 легкоатлеток только две проявляли свой талант на протяжении длительного времени.

О тренерской школе

За поисками талантов среди детей мы забыли о нашей тренерской школе, то есть о тренерах. Порой складывается впечатление, что талантливые дети, пришедшие в спорт, смогут проявить свои способности без чьей-либо помощи. Найдем мы несколько десятков талантов, а где будем искать талантливых тренеров? Давайте проведем мониторинг тренерских кадров и убедимся, какое количество наставников в легкой атлетике осталось и откуда они «родом». Уверен, что большая часть из них, «родом» из советской школы, а ТРЕНЕРОВ осталось не столь много. А удастся ли нам подготовить новую плеяду тренеров? В советское время талантливых детей из деревень и сёл приглашали в города, где имелись школы-интернаты спортивного профиля (по аналогии училищ олимпийского резерва) и др. Там они находились на полном государственном обеспечении и с ними занимались. И отдельные ребята достигали больших побед. Можно ли сделать сейчас такое? Сомневаюсь. Хотят сразу и сейчас. А потом как будет?
Очень надеюсь, что ту «Стратегию – 2030», которую разрабатывает Министерство спорта страны и в самом деле особое место в ней займет вопрос о резерве, в том понимании, в котором оно должно быть.

Про российский спринт с женским лицом

Если взять данные по современной истории российского спринта, действительно число женщин, выступавших на международных стартах, значительно выше числа мужчин. Почему же такая ситуация? По всей вероятности, методические подходы, связанные с подготовкой в женской легкой атлетике, гораздо лучше разработаны, чем у мужчин. И эффект от использования, к примеру, скоростно-силовых средств (упражнения с отягощением, прыжковые упражнения) лучше воспринимается женским организмом, нежели мужским.

Про прогнозы

Любой прогноз, в любом виде спорта, строится на основании анализа выступлений спортсменов на соревнованиях. Соревнования – это конечный продукт, где оценивается тенденция развития вида легкой атлетики и на основании чего можно делать прогноз. Данный прогноз может вбирать в себя не только как развивается тот или иной вид легкой атлетики, но и предположить – стоит ли, отвечая на Ваш вопрос, в раннем возрасте гнаться за результатом или можно несколько подождать.

Приведу Вам пример по двум легкоатлетическим дисциплинам – бег на 200 м у мужчин и 110 м с барьерами. Проводя анализ соревновательной деятельности в этих дисциплинах, мне удалось определить, что победителями и призёрами чемпионатов мира (1983-2019 гг.) в беге на полкруга по стадиону в основном становились спринтеры в возрасте от 20 до 29 лет, из них чемпионами 7 раз становились спортсмены в возрасте 20-24 и 10 раз – 25-29 лет. Кому на день проведения финальных забегов было 19 лет и меньше, было всего 6 человек из 136 финалистов. В беге на 110 м с барьерами, из 136 финалистов 79,5% — это те, кому от 20 до 29 лет. А чемпионами мира становились барьеристы в возрасте от 20 и выше, и даже те, кому было за 30. А спортсмены юниорского возраста ещё ни разу за период проведения «летних» чемпионатов мира не сумели войти в восьмерку сильнейших. Такая тенденция наблюдается не только в этих видах спринтерского и барьерного бега и не только у мужчин.

Согласно Федеральному стандарту, в легкоатлетическую секцию можно набирать детей с 9-ти лет. Поэтому, исходной позицией служит этот возраст. Там расписано, по каким показателям можно определять детей в секции. Но, с тем, что предлагается в стандарте, я согласен не в полной мере.

Думаю, стоит учитывать скоростные способности, быстроту, можно включить прыжок в длину с места, прыжок в длину с разбега, метание мяча. Опять-таки повторюсь. Определив талантливого ребенка на начальном этапе отбора, я не смогу с большой уверенностью сказать, что он или она через несколько лет добьется успеха. И, напротив, тот, кому не удалось проявить себя в столь юном возрасте, через несколько лет сумеет проявить себя. Всё в руках тренера, которые желательно, чтобы росли … от головы.
Ранее, как и очень многие, я тоже думал, что раз на раннем этапе демонстрируются результаты, которые лучше, чем у других сверстников, то это талант. Однако, всё не так. Талант может проявиться и через год, и через два и т. д. И, напротив, талант может проявляться год или два. А после … непонятно. На мой взгляд, о таланте можно говорить спустя нескольких лет тренировок и выступлений на соревнованиях. А главный «козырь» таланта – это длительные выступления спортсмена (не без помощи тренера) на высоком уровне. Сергей Шубенков – талант, Рамиль Гулиев – талант. Прогнозировать успехи можно и нужно, если Вы планомерно и без опережения событий будете вести подготовку. Главное, чтобы этому способствовали, помогали, но не ТОРОПИЛИ со стороны.

Про то, что все российские тренеры вышли из СССР

Все отечественные тренерские кадры — это в той или иной мере представители советской школы. Это потенциал сегодняшнего российского спорта, да и спорта на постсоветском пространстве. Благодаря именно советским тренерам, здесь все споры я отметаю, отечественный спорт занимает ведущие позиции в мире. Для формирования нового российского тренерского эшелона необходимо время. Слишком мало времени прошло после распада СССР. В то же время мы ускоренными темпами стали терять преемственность. Эти потери связаны с разрывом поколений. К сожалению, восстановить их нам в полном объёме уже не удастся. Так давайте хоть частично это начнем делать.

Про сильные стороны советской школы

Отечественные тренеры уделяли значительное время не только тренировочному процессу, но и методической, исследовательской работе. Свои знания и умения формировали посредством связи науки и практики. А главное – передавали их, делились со всеми, публиковали, но сейчас эта цепочка полностью отсутствует. Давайте вспомним Н. Г. Озолина, В. М. Дьячкова, В. И. Алексеева, Г. В. Коробкова, Л. А. Митропольского, В. М. Ягодина, В. А. Креера и многих других. Их разработки сегодня могут быть востребованы, ведь методические подходы, связанные с планированием тренировочных нагрузок для формирования программ подготовки, ещё никто не отменял. Давайте спросим у себя, можно ли вообще не тренироваться, а использовать только искусственные средства для повышения спортивной работоспособности? Добьетесь ли Вы тогда высоких результатов? Определенно – нет.

Мне посчастливилось напрямую общаться с Н. Г. Озолиным (научный руководитель моей диссертационной работы), начиная с 1990 по 2000 гг. Человек был одержим своей работой. Проявил высокие знания в науке, добился больших успехов как спортсмен и тренер. Это один из примеров. Какая была мотивация у таких людей? Этот вопрос я часто задал Николаю Георгиевичу. Ответ — «Люблю и предан своей работе и приятно видеть успехи страны».

Было бы правильным использовать, хоть на каком-то этапе, их опыт, ведь их мысли отражены в литературе, которая имеется в доступе. Давайте использовать знания и умения тех тренеров, которые достигли успеха в современной истории российской «королевы спорта». В этой связи и Сергей Клевцов, и Олег Мухин всегда открыты к диалогу и готовы оказывать помощь. Пока есть возможность, пусть и минимальная, надо ею пользоваться. Все эти моменты первоначально, как я говорил выше, можно решать в рамках тренировочных сборов, финансируемых государством. В этом направлении наша научная группа старается постепенно работать, привлекая тренеров с опытом для выступлений на семинарах, а это дается тяжело.

Мы ещё не совсем исчерпали свой потенциал. Есть надежды, если рационально ко всему подойти.

И ещё один аспект. В советский период количество знаменитых спортсменов, перешедших на тренерскую работу и добившихся высоких результатов уже как наставники, было очень велико. За последние 30-35 лет много ли российских именитых легкоатлетов перешли на тренерскую работу? А ещё интереснее. Почему они не идут? Почему их так очень и очень мало?

Про тренажёр

Идея тренажёра принадлежит Олегу Мухину. Мы её обсудили, внесли изменения и решили подготовить несколько материалов, с учетом того, что тренажёр уже применялся в практике. Данный тренажёр имел несколько модификаций. Каждая модификация совершенствовалась на протяжении десяти лет. По некоторым из них нами опубликовано достаточное количество методических материалов и получены патенты на изобретения.

Тренажёр способствует совершенствованию (поддержанию) техники бега по дистанции (мы её назвали «бег в лордозе» или «лордозный бег»), различных физических способностей и качеств, необходимых для легкоатлетов (легкоатлеток), специализирующихся в беге от 60 до 400 м. Благодаря использованию вспомогательного устройства в тренировочном процессе, выступающего в виде тренажёра, создаются благоприятные (комфортные) условия для улучшения скоростных и скоростно-силовых способностей, специальной выносливости, поддержания эффективной техники бега у бегунов (бегуний) на короткие дистанции. Эффект применяемой тренажёрной конструкции позволяет предложить комплексный подход к одновременному решению нескольких задач, способных положительно воздействовать на физическую и техническую подготовленность для достижения желаемых результатов. Однако вначале следует уделить внимание формированию той техники, которую «пропагандирует» тренажёр. То есть, тренажёр первоначально используется для построения техники бега, а затем и для совершенствования подготовки. Основная идея заключается в том, чтобы ОЦМТ двигал спортсмена вперед, а не наоборот. Отдельные члены сборной команды страны используют в своих тренировках.

Про резерв

С юными спортсменами всегда надо работать, невзирая ни на что. Это и есть резерв. И потом. Давайте помнить, что спорт – это одно из средств воспитания личности. Порой слышишь, в том числе и от специалистов, что вот сейчас надо заниматься только резервом, так как основной состав уже не способен демонстрировать результаты, они великовозрастные, надо работать на перспективу (исходя из сложившейся ситуации), то есть с прицелом на Игры 2024 и 2028 гг. Интересно получается. А что, раньше этого делать не надо было? Или может быть этот пласт легкоатлетов был не востребован? Или резервный состав появился после того, как временно приостановили деятельность Федерации? Может быть это косвенно и говорит о том, что резервом и не занимались? Как понимать?

По всей вероятности настало время, когда следует группе спринтерского и барьерного бега уделять внимание и целенаправленно готовить спортсменов к конкретным стартам. Это можно делать и без особых усилий. И приоритетом здесь является эстафетный бег. В этом направлении мы достаточно много сделали – построили методику подготовки и разработали полноценную комплексную оценку деятельности участников эстафетных команд, как в тренировочном процессе, так и в условиях соревнований. Всё это мы отразили в своих публикациях. Думаю, что ребятам, а тем более девушкам вполне по силам занять свое место в финальных забегах чемпионатов Европы. Подобное мы доказывали и не раз.

Конечно, желательно бы под эти задачи создать реальный центр или школу спринтерского и барьерного бега в стране. Здесь можно аккумулировать всё хорошее. Тем более, предпосылки и алгоритм действия есть.

Ежегодный мониторинг соотношения сил на международной легкоатлетической арене, который я стараюсь проводить после чемпионатов мира или Олимпийских игр, лишний раз подтверждает, и пусть это никого не обижает, что на данном этапе российские легкоатлеты (легкоатлетки) в массе могут вести конкурентную борьбу пока на европейских соревнованиях. Потенциал для этого есть. Несомненно, отдельные единицы могут составить конкуренцию соперникам на чемпионатах мира и Олимпийских играх.

Фото: Белорусская федерация легкой атлетики, личный архив О.Мирзоева

14 мая, 2020, press