«А судьи кто?»: председатель Всероссийской коллегии судей Антон Уйк

02 Апр, 2020

Российская легкая атлетика переживает очень непростые времена. Но несмотря на это, на протяжении всех лет кризиса и ВФЛА, и региональные федерации легкой атлетики, и отдельные энтузиасты-организаторы продолжают проводить в нашей стране соревнования самого разного уровня. Все эти старты, конечно, невозможно провести без участия в них судей — значимой составляющей нашей легкоатлетической семьи.

Возможно, судьи в легкой атлетике не являются заметными участниками соревновательного процесса, но их качественный арбитраж, несомненно, играет для королевы спорта важнейшую роль. Мы же, как правило, привыкли замечать только недостатки нашего судейского корпуса, огульно критиковать, не вдаваясь в детали и нюансы. Когда же все идет четко и верно, мы наших судей почти не замечаем.

О российской судейской системе в королеве спорта в нашей новой рубрике «А судьи кто?» рассказывает председатель Всероссийской коллегии судей, вице-президент федерации легкой атлетики Санкт-Петербурга, организатор многих крутых беговых российских событий Антон Уйк. Надеемся, что после этого интервью мы все немного иначе, а точнее, уважительнее и с пониманием, будем относиться к нашим судьям.

— Начнем со статистики. Сколько судей по легкой атлетике на настоящий момент есть в стране?

— На данный момент точной информации у нас нет. Этой статистики, думаю, сейчас нет ни у кого. Несколько лет назад мы пытались обобщить, узнать эти цифры, ВФЛА запрашивала регионы. В то время я возглавлял судейскую коллегию в Санкт-Петербурге и с трудом смог предоставить пофамильный список действующих судей. Для примера, только в Санкт-Петербургской коллегии на тот момент было 344 аттестованных арбитра. Итоговой статистики того времени у меня сейчас нет. В наших ближайших планах — создание реестра всех российских легкоатлетических судей. Могу предположить, что их будет порядка 8-10 тысяч человек.

— Наверняка, в реестре будет указана квалификация каждого судьи. Давайте подробнее расскажем о ней.

— Уровень квалификации судьи подтверждается его действующей категорией. Градация такая — от третьей категории до первой и далее ССВК — спортивный судья Всероссийской категории. Эту высшую (в рамках страны) категорию достаточно сложно получить, требуются объемные теоретические и практические знания, опыт судейства. Плюс, необходимо понимать, что любая судейская категория требует подтверждения. Для примера, ССВК — каждые четыре года, более низкие категории — каждые два года. Опять же, необходимо понимать, что легкая атлетика — это и технические, и беговые дисциплины. В идеале судьи должны быть разносторонними и знать правила по всем видам. Но конечно, знать все сложно. Каждый судья имеет свою любимую специализацию, свой «конек». На ней он, как правило, и заостряет свое профессиональное внимание. Отмечу, что в спортивный ходьбе, например, есть судьи по стилю ходьбы. И только сертифицированные судьи, предварительно сдавшие соответствующий экзамен, могут судить стиль ходоков.

— А как попадают в судейство? Это условные бывшие тренеры и спортсмены или среди них есть, например, люди и вовсе не имеющие легкоатлетический бэкграунд?

— В основном судьи по л/а – это бывшие спортсмены, тренеры или спортивные менеджеры. Касательно бэкграунда, он, на мой взгляд, совсем не обязателен. Например, я занимался греблей. Но так уж получилось, что в 16 лет заинтересовался судейством королевы спорта. Прошел весь путь от волонтера до главного судьи. Главное — это любить легкую атлетику, стараться разобраться в сути вопроса, постоянно развиваться и учиться.

— Как выглядит организационная судейская структура ВФЛА? Каким образом строится работа?

— Все просто. Всероссийская коллегия судей (ВКС) подчиняется ВФЛА. Главный руководящий орган ВКС — это президиум, который избирается на Всероссийской конференции судей. Конференция проходит раз в четыре года. Именно конференция выбирает президиум и председателя коллегии. Заседания президиума оффлайн проводить часто не получается из-за занятости и региональной разбросанности членов президиума. Стараемся для решения оперативных задач больше общаться онлайн. И, конечно, практически в каждом регионе страны есть свои региональные коллегии, мы на связи и с ними.

— Как проходят назначения судей на соревнования разного уровня?

— На Всероссийские соревнования и другие крупные российские старты календаря ВФЛА президиум ВКС назначает главный судейский корпус (ГСК). Состав ГСК мы предварительно согласовываем с ВФЛА. В рамках региональных соревнования судейские корпуса, соответственно, формируют и назначают региональные коллегии. Иногда просят нас усилить состав нашими специалистами. На мой взгляд такая «миграция» судей очень помогает обучению, совершенствованию и просто общению в нашем сообществе.

— Как в судейской среде выглядит процесс обучения? Какой профессиональный рост возможен?

— Конечно, чтобы подтвердить свою категорию или подняться на ступень выше, судье нужно пройти обучение. У нас порядка 30 сертифицированных лекторов, которые проводят обучающие семинары практически в каждом регионе нашей страны.

— А в какой стране, на ваш взгляд, система подготовки самая передовая? Есть ли вообще понятие «российская школа судейства»? На какое место вы бы поставили наших судей в мировом рейтинге?

— Из-за нынешней ситуации я не могу точно сказать, где уж прямо все здорово. Очень мало информации, да и когда ты не внутри процесса, сложно делать какие-то выводы. Со стороны многое не понять. В недавнем прошлом я проходил обучение судейству в Англии, получал опыт в Испании и Швеции. Не могу сказать, что уровень российского судейства ниже мирового. На мой взгляд, мы во–многом опережаем наших иностранных коллег. После проведения в России чемпионата мира в помещении 2006 и чемпионата мира 2013, Универсиады 2013 и командного чемпионата Европы 2015 у нас сформировалась отличная коллегия. Возможно, одна из самых сильных в мире. Опытная, организованная, в целом молодая. Наша задача — сохранить и приумножить эти традиции. В последние годы по понятным причинам участие в международных стартах невозможно не только для спортсменов, но и для судей. Конечно, эти ограничения тормозят развитие, но с другой стороны, наверное, нам надо искать внутренние резервы.

— В период, когда ВФЛА была полноценным членом тогда еще ИААФ, часто ли наших судей привлекали к судейству международных стартов?

— Не могу сказать, что это было очень часто. Но практически ни один крупный международный старт не обходился без участия специалистов из России. В настоящий момент у нас два судьи международной категории и один — европейской.

— Как выглядит судейский Олимп в легкой атлетике?

— Конечно, это чемпионаты мира, Европы и Олимпийские игры. Все как у спортсменов.

— Все понимают, что судейство — это хобби, а не заработок. Но все же, не можем не спросить про деньги, сколько в среднем судья получает за работу на турнире?

— Хороший и очень болезненный вопрос. Оплата нашего труда – это очень слабое место. К примеру, за полный рабочий день на соревнованиях, а надо понимать, что судьи, приходят на стадион (в манеж) минимум за 1,5 — 2 часа до начала, а некоторые и намного раньше, затем целый день на арене и уходят почти последними (позже нас только пресс-служба и СМИ). Так вот оплата в день — от 600 до 800 рублей. Конечно, этот вопрос требует пересмотра, необходима система дополнительных поощрений судей. Это вопрос первостепенного значения, который влечет за собой, при его решении, возможность пополнения наших кадров. Мы бы хотели, конечно, сохраняя костяк из опытных судей, видеть в наших рядах и молодежь. При этом надо понимать, что если для опытных судей судейство — это часть жизни, то «заманить» в нашу судейскую семью новых молодых и талантливых специалистов при действующей системе оплаты работы очень сложно.

— Что самое трудное в работе судей? Часто ли бывают конфликты?

— Сложностей много. Это долгий рассказ. Я бы сказал, что работа судей по л/а недооценена. Но эффективность нашей работы важна, цена ошибки — не только результат, секунды, метры, но, и это главное — безопасность и здоровье спортсменов.

— Кто оценивает работу судей в ходе турнира?

— Прежде всего, сама коллегия. Мы всегда проводим «разбор полетов». Очень строго подходим ко всем проблемам. Конечно, отслеживаем и социальные сети, обратная связь для нас очень важна. После каждого турнира проводим своеобразную работу над ошибками, часто многие вопросы оперативно решаем в процессе самих соревнований.

Да, конечно, все ошибаются, и судьи здесь не исключение. А для того, чтобы минимизировать цену ошибки существует система протестов и апелляционного жюри.

— Какие самые частые нарушения правил допускаются спортсменами?

— Сколько лет занимаюсь судейством, но такой статистики не видел. Могу предположить, что в беговой дисциплине это заступ на белую линию с левой стороны на вираже (сокращение дистанции), а в горизонтальных прыжках – заступ на индикаторной планке.

— А какая ситуация стала самой экзотичной в вашей судейской практике?

— Много всего происходит, практически на каждом старте случаются какие-то забавные моменты. У меня даже есть мысль записывать такие ситуации для семинаров или будущей книги. Одну историю все-таки расскажу. Я был главным судьей марафона. И когда забег уже закончился и мне отрапортовали, что трассу открыли для движения, ко мне подошли финские спортсмены и сообщили, что один их бегун все еще находится на дистанции. По определению, главный судья отвечает за жизнь и здоровье спортсменов. Мы начали его искать, проверили трассу, подключили полицию, обзванивали больницы, на все это ушло около 5 часов. В итоге оказалось, что, пробегая по дистанции, он увидел свой отель, забежал в номер (для определенных нужд) и уснул. Бывает и такое. Мы тогда выдохнули, слава Богу, все живы — здоровы.

— Как отнеслись к утверждению президиумом своей кандидатуры на пост председателя ВКС?

— Я буду рад работать для блага как федерации, так и легкой атлетики в целом. В любом назначении, главное – приносить пользу. На мой взгляд, коллегия судей — важная часть системы федерации, а сейчас сложно и федерации, и нашему виду спорта. Поэтому сейчас как никогда востребовано, чтобы каждый делал свое дело максимально профессионально и ответственно. Наша коллегия к этому готова.

— Что бы вы пожелали нашим читателям?

— Удачи всем нам и крепкого здоровья. И хотел бы напомнить о девизе #оставайтесьдома и #тренируйтесьдома. Знаю, как это сложно, непривычно, но я считаю, что во всем можно найти смысл и плюсы, которые в купе с оптимизмом дадут всем нам силы пережить этот непростой период.

02 Апр, 2020, press