Ласицкене: «Украинка Ярослава Магучих — это всерьез и надолго»

02 Окт, 2019  |  Главные новости, Новости

Мария Ласицкене стала трехкратной чемпионкой мира в прыжках в высоту на турнире в Катаре. В интервью корреспонденту Р-Спорт Ильдару Сатдинову Ласицкене рассказала о том, как ей далась эта историческая победа и как проходил допинг-контроль в Дохе, заставила ли ее украинка Ярослава Магучих поволноваться, и о том, как надо бороться с самоуверенностью.

 

«Если будешь равнодушным на чемпионате мира, тогда просто разворачивайся и уходи»

 

— Вы вошли в историю, став трехкратной чемпионкой мира. Что сейчас чувствуете?

— Я осознаю, что мы с моим тренером Геннадием Гариковичем Габриляном сделали это, была проделана большая работа. Сезон был очень сложным и долгим. Я просто горжусь, счастлива и рада. Я понимаю, что вот сейчас надо наслаждаться этим моментом. Очень скоро придет время тренировок. Это не должно меня «замыливать». Чем больше титулов, тем сложнее голове. Поэтому я стараюсь скромно радоваться.

— А если как-то от души отметить? Все-таки не рядовое достижение.

— Я вообще по характеру такая, что у меня сейчас опустошение. Нет больше сил радоваться особо. Вот то, что было на стадионе после моей победы — это те секунды радости, то празднование, что у меня есть. У меня же старт 23 октября. В голове сидит мысль, что впереди тренировки, ответственное выступление за ЦСКА. Самым большим подарком к этой победе будет хороший отдых в хорошем месте с мужем. И забыть в это время обо всем, просто наслаждаясь бездельем.

— Когда в финале украинка Ярослава Магучих взяла 2.02 метра, а затем и 2.04, какие мысли были в те моменты?

— Это очень здорово, круто, что она взяла эту высоту и была такая борьба. Как это повлияло на меня? Я просто встала и пошла прыгать 2.06. Я полностью была готова бороться дальше. Я понимала, что в этом финале всё может еще перевернуться, и я должна бороться дальше и выполнять свои установки. Но мне сказали, что я могу выбирать высоту, потому что Ярослава уже бегает с флагом (улыбается).

— То есть Ярослава не заставила вас волноваться?

— Это заставило волноваться в хорошем смысле: Маша, не расслабляйся, борись дальше! Не волноваться на чемпионате мира нельзя. Волнение обязательно должно быть, спокойствие губительно. Спокойствие равно равнодушию. Если будешь равнодушным, тогда просто разворачивайся и уходи, не мучай никого.

«Украинка Ярослава Магучих — это всерьез и надолго»

 

— Магучих всего 18 лет, а она уже взяла 2,04 на чемпионате мира. Магучих — это всерьез и надолго?

— Конечно, я уверена, что это всерьез и надолго. Я еще год назад говорила об этом, когда Ярослава ярко появилась. Я понимала и знала, что растет новое способное поколение, девочки, с которыми я буду биться на самых высоких турнирах.

— А нет мыслей, что поджимают уже, догоняют?
— В какой-то момент говорили, что у Маши мало конкуренции. А теперь получай, Маша, и наслаждайся этим. Нет, у меня нет мыслей о том, что поджимают. Это же здорово, в конкуренции появляются хорошие результаты, это то, что нужно любому спортсмену.

 

— В финале вы уже готовились прыгать 2.06, но Магучих отказалась прыгать эту высоту, и только после этого стало понятно, что вы победили. Странная развязка получилась, согласны?
— Странно, да. Как-то непривычно так побеждать. Я понимала, что Ярослава часто так действует со своим тренером. Когда добивается личного рекорда, она останавливается. Но в тот момент я не думала об этом, я хотела продолжать. Этот момент тоже войдет в историю.

 

— Не расстроило, что момент вашей победы так «замылился»? И вроде не сразу после своего прыжка на 2.04 стали чемпионкой, и потом была неразбериха, пока не поняли, что Ярослава закончила прыгать.
— Я не расстроилась. Все круто, что расстраиваться-то (смеется). Просто нельзя было определить момент, когда я стала чемпионкой. В тот момент я жила в соревновательном режиме, вот и всё.

 

«Не майкой российские спортсмены сильны, а своим результатом и любовью к делу»

 

— С чем можно сравнить выступление в нейтральном статусе, когда вы ходите в форме без национальной символики, без надписи «Россия», в отличие от всех остальных спортсменов вокруг?
— Всё это вводит меня в грусть. Но эти мысли нужно сразу же отгонять от себя. На самом деле мы все дружим, все поддерживаем друг друга. В какой бы маечке мы ни были, мы сплочены. Надо просто потерпеть, перетерпеть этот момент. Это моя любимая фраза сейчас. Ни в коем случае нельзя позволить этой ситуации надломить тебя, усомниться в своих силах. Не майкой мы сильны. Мы сильны своим результатом, любовью к своему делу.

 

— Рекорд России — 2.07, рекорд мира — 2.09. Почему уже в ранге победительницы вы стали пробовать побить рекорд России, а не мира?
— Я хотела обновить именно рекорд России, идти постепенно, а не сразу бахать 2,10. В финале у меня был настрой побить национальный рекорд, но ни одна моя попытка мне не понравилась. Это было ожидаемо, потому что всё было очень напряженно.

 

— А титул рекордсменки мира не привлекает вас?
— Цели непременно стать рекордсменкой мира нет. Не хочу ставить себе барьеры. Я хочу просто наслаждаться, прыгать, получать удовольствие от тренировок, соревнований, поддержки болельщиков, которая была вчера после победы и которую я продолжаю получать. Это придает мне силы продолжать.

 

— После недавнего поражения в Минске вы сказали: «Теперь я уже точно знаю, что я — никто, и надо работать дальше». Что вы имели в виду?
— Как-то написали, мне кажется, я не так говорила (смеется). Я имела в виду, что надо сохранять уверенность в своих силах и не позволять этому перерастать в самоуверенность, не возвышать себя. Надо понимать, что нужно работать, бороться и знать, что не всегда всё будет так, как ты хочешь.

 

— То есть у вас были моменты самоуверенности во время долгой серии побед?
— Наверное, бывали. Когда ты знаешь, что состав на каком-то турнире не уровня Бриллиантовой лиги, например, где тебе нужно просто проверить себя, свою форму. Бывало, да. Что уж, все мы люди, у всех что-то проскакивает в голове. Это бывает даже неосознанно. Конечно, я чувствую давление, когда все говорят, все пишут (обо мне), все ждут от меня каких-то результатов.

 

«Надеюсь, что люди, от которых зависит допуск, сделают все, чтобы россияне выступили на олимпиаде в Токио»

 

— Как проходил допинг-контроль в Катаре?
— Спокойно, но долго. Вчера мы попали в тот момент, когда все финалисты пошли на допинг-контроль. Но у нас с Ярославой не было проблем со сдачей пробы (смеется). Мы молили организаторов, чтобы у нас первыми взяли пробу. Мы были готовы, просто была очередь, ждали других.
До финала здесь я еще один раз сдавала пробу. На следующий день после прилета в Доху у меня взяли четыре пробирки крови — на паспорт крови и еще на какой-то анализ.

 

— Сколько раз за 2019 год вы сдавали допинг-пробы?
— Если не ошибаюсь, было 11 визитов (допинг-офицеров). Больше десяти раз точно. Во время этих визитов могли брать и кровь, и мочу.

 

— Самый неожиданный случай, когда пришли допинг-офицеры?
— Бывает, что приходят в шесть утра. Вот недавно в середине августа ко мне приходили домой. Но всё это уже в штатном режиме для меня, я абсолютно спокойно отношусь к этому. Я считаю это своей обязанностью, пунктом в работе.

 

— А бывало, что допинг-офицеры приезжали к вам во время отпуска, на море, например?
— Пока такого не бывало. Приезжали в Прохладный, когда я была там во время отпуска в межсезонье.

 

— Ваш тренер Геннадий Габрилян сказал, что если вас не допустят на Олимпиаду в Токио, это будет преступлением. Согласны с ним?
— К сожалению, ситуация с недопуском маячит, но я надеюсь, что этого не произойдет. Надеюсь, что люди, от которых это зависит, сделают все возможное, чтобы российские спортсмены выступили на Олимпиаде.

 

«Надо иметь второе сердце, чтобы заниматься спортом в Катаре»

 

— Бегунья Полина Миллер назвала Катар страной, не пригодной для жизни людей, так как здесь сумасшедшая жара и влажность. Согласны с Полиной?
— Но люди-то живут в Катаре как-то, выживают. Поклон им низкий. Они как-то привыкли, адаптировались к непростому климату. Но жить здесь, думаю, очень сложно, да еще и заниматься спортом. Наверное, нужно иметь второе сердце для этого.

 

— Вы вернулись бы в Катар?
— Смотря в какой месяц и для чего (смеется). Да, наверное. Когда здесь 23-25 градусов тепла, можно приехать сюда на недельку в отпуске. Здесь красивая архитектура, есть что посмотреть.

 

— Что в первую очередь сделаете, когда вернетесь в Россию после чемпионата мира?
— Хочу увидеть родителей и потом пойти на тренировку, потому что надо готовиться к Военным играм. А когда всё закончится в этом сезоне, тогда уже в отпуск, на море. Пока не решила, куда поедем, но обязательно выберем хорошее место для безделья.

02 Окт, 2019, press